Даже на революцию деньги в России… крадут

В современной России нельзя давать денег, особенно казенных, на дорожное строительство, ибо дороги-то очень нужны, но деньги эти неизбежно будут разворованы.

Скандал вокруг Центральной кольцевой автодороги (ЦКАД) начинает вызывать первую реакцию экспертного сообщества. Реакция довольно спокойная: воровством нас не удивишь, а на дорожном строительстве — особенно.

Подробности этого дела сложны и еще будут не спеша раскрываться, суть же очень проста. В Московской области уже давно планируется строительство кольцевой автострады, которая, судя по распространенной карте, должна пройти большею частью по трассе имеющегося «малого бетонного кольца», а на западе сделать «выпад в виде замочной скважины» и пройти по трассе «большого бетонного кольца». При этом, как большая часть «малой бетонки», так и солидный сектор «бетонки большой» должны, естественно, подвергнуться радикальному обновлению, на радость водителям.

И вот, оказывается, что выделенные на проектирование ЦКАД деньги в сумме, приближающейся к 9 млрд рублей — разворованы. А в качестве плодов труда своего проектировщики подсунули старые изыскательские данные по «бетонкам», наведя на них современный глянец. Поразительно? В нашей стране — нет. Дело ведет ФСБ, поскольку оно имеет политическую составляющую, о которой чуть ниже.

«Этот трюк, к сожалению, в строительной практике известен, — рассказал корреспонденту «Росбалта» научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаил Блинкин. — Не только у строителей, у геологов — у кого угодно. Берутся изыскательские материалы прошлых лет. Сканируются, оцифровываются. У меня есть гугл-мэп и цветной принтер, нужно еще „Автокад“ купить, чтобы линии чертились на карте красиво. Разница между проведением полнокомплектных изысканий на трассе протяженностью 300-400 км и чисто камеральной работой: проектная работа стоит 1 млрд рублей, — а мне компьютерные мальчики все сделают за 1 млн рублей, за 0,1%».

В то же время, по мнению эксперта, «отличить фальшивку, сделанную с помощью сканнера, гугл-мэпа и цветного принтера, от нормального проекта квалифицированный человек с профильным образованием, конечно, сможет. Если захочет».

«Такое жульничество может иметь место только при сговоре заказчика с исполнителем, — подчеркнул Блинкин. — Или — еще более печальная вещь — что от имени заказчика выступали какие-то „блондинки“. Что хуже, я не знаю. Очень печальный факт, который никакого отношения к проекту ЦКАД не имеет, а имеет отношение к нравам, которые сложились в современном инженерном и проектном сообществе. Это общее падение нравов, которое мне представляется катастрофическим. Вопрос даже не в том, что они украли — а вот эта простота, которая хуже любого воровства».

«Элементарно, сэр! — заметил по данному поводу ведущий научный сотрудник ЦНИИП градостроительства Александр Стрельников. — У нас нет денег на проведение исследований, и мы пользуемся исследованиями предыдущего тысячелетия. У нас сейчас исследования не делаются, и наша профессия градостроителя преобразуется в профессию чертежника на компьютере. На исследования никогда не находится средств. Моя профессия — градостроитель-транспортник — больше не преподается. Это ужасно».

«А чего здесь думать-то — ничего удивительного не произошло, — отметил директор исследовательского агентства Infranews Алексей Безбородов. — Это не первый и не последний случай, просто яркий. Самое обыденное дело — украли деньги, ничего нового».

Таким образом, получает наглядное и красноречивое подтверждение концепция тех либеральных экономистов «кудринского типа», которые считают, что в современной России нельзя давать денег, особенно казенных, на дорожное строительство, ибо дороги-то очень нужны, но деньги эти неизбежно будут разворованы. И когда это растленное состояние общества перейдет во что-то иное — предсказать невозможно, пока что оснований для оптимизма нет.

Каковы же теперь перспективы данного проекта: многие водители, которые ездят по Подмосковье, этим интересуются. Вот здесь мнения различны.

«Скорее всего, этой дороги так и не будет, — считает Алексей Безбородов. — Пока она особо-то и не просматривается, и не нужна в ближайшие годы. Никто не собирался ее собственно строить. В ближайшие годы — нет, а там посмотрим». На вопрос о том, «как надо», эксперт ответил: «На мой взгляд, надо было бы положить запланированные деньги в швейцарский банк под проценты».

Блинкин и Стрельников полагают, что ЦКАД-таки будет построен, но большого энтузиазма по этому поводу не испытывают. «К судьбе ЦКАД все это безобразие не имеет никакого отношения, — подчеркнул Блинкин. — Расследуют, накажут, кого-то посадят. Может быть, что-то из денег найдут, хотя маловероятно. Проект будет выполнен заново. Мало, что ли, государственных денег терялось?»

«Я почти уверен, что те, кто взялся за проект, оплатят его продолжение, — заметил Стрельников. — Они уже получили очень много бюджетных средств — проведут дальше проект. Хотя проект дурацкий, пользы не приносит».

В том-то и дело: помимо скандала с казнокрадством и совершенно независимо от него, есть еще и пороки самого проекта ЦКАД, о которых эксперты не устают напоминать. Авторы проекта желают не просто обустроить хорошую кольцевую трассу для подмосковных автовладельцев, а строят «автонаполеоновские планы» привлечь на ЦКАД колоссальные потоки дальнобойных грузовых фур со всех концов света и понастроить на кольце грузовых складов и таможенных терминалов.

Технически это вполне осуществимо — вот только последствия такой нагрузки на окружающую среду видятся экспертам катастрофическими. Стрельников и Блинкин высказывали это не раз в решительной форме. По мнению же Безбородова, ЦКАД вовсе не нужна.

Единственное, что способно удивить российского читателя в данной истории — это политическая часть дела. Оказывается, не все разворованные миллиарды просто и грубо пошли на личное обогащение жуликов. В проектных работах в качестве специалистов высокого ранга участвовали, по крайней мере, двое русских националистов, достаточно редкого направления. Один из них, Петр Хомяков — профессор, окончивший два факультета МГУ, мехмат и географический, много лет занимается системным анализом. Другой националист, Олег Трошкин, занимал важную административную должность в одной из проектировочных компаний, ООО «Спецметропроект». В среднем, юрагентства Москвы осуществляют регистрацию обществ с ограниченной отвественностью за срок от 3 недель до  месяца, хотя некоторые, такие как  МГК «Вектор Права» и другие, предоставляют услуги по срочной регистрации ООО в Москве

Вот этими-то людьми и занимается ФСБ, подозревая их в заговоре с целью захвата власти (для чего им и понадобились большие деньги). Если Трошкин сидит в тюрьме, то профессор Хомяков был выпущен по подписке о невыезде, но тут же сбежал на Украину. А оттуда — по некоторым данным, уже перебрался в Грузию, вероятно, в надежде, что плохие российско-грузинские отношения помешают его выдать. Человеку 60 лет, между прочим.

Вот это для современных россиян что-то новое. То есть, хорошо забытое старое. Инженеры-революционеры — это из царских времен, что-то вроде Леонида Красина. Да и то сказать, Красин-то был большевиком, то есть, по тем временам, супер-прогрессистом. А об инженерах-националистах и черносотенцах мы и не слыхали — разве что доктор Дубровин был врачом, но врач — более консервативная профессия.

Знаток «русской правой» политолог Виктор Милитарев к хомяковскому направлению относится с иронией. «Петр Хомяков — доктор каких-то технических наук, профессор. Первый раз слышу, чтобы он занимался проектированием каких-либо конкретных проектов, как дороги, — рассказал Милитарев корреспонденту «Росбалта».

— Он специалист по системному анализу: вообще-то, мало кто знает, что это такое. Но работал он (а может, и до сих пор числится работающим) в Институте системных исследований. Где написал, на мой взгляд, довольно скверный учебник системного анализа. Известен он как радикальный националист языческого толка, создатель какого-то „Северного братства“. Автор каких-то в духе Фоменко фантастических романов и исторических трактатов, где он объяснял, что все беды России от христианства, и что монголо-татар византийцы навели на Россию по просьбе церкви», — отмечает политолог.

Леонид Смирнов, Росбалт

Читайте также: