Девальвация гривни: падение или обвал?

Гривне вновь грозит девальвация. Станет ли падение обвалом — зависит не только от действий Нацбанка и состояния его резервов, но и от ситуации в мировой экономике. (Но никак не от того, что об этом напишут украинские СМИ).

Сложившаяся в начале осени ситуация подтвердила, что украинское правительство, вопреки напускному оптимизму, уже не может сдерживать курс гривни в привычных рамках. В первую неделю сентября нацвалюта стала резко дешеветь, и в среду, 5 сентября, далеко не каждый банк был готов продать доллар по 8,25.

Любопытно, что такое положение спровоцировал Национальный банк, который 31 августа провел тендер по поддержанию ликвидности банков на сумму 3,8 млрд гривен. «Это был пробный шаг по предоставлению кредитов рефинансирования сроком до года», — объяснила директор генерального департамента денежно-кредитной политики НБУ Елена Щербакова. В итоге деньги от рефинансирования пришли на межбанковский рынок, образовался острый дефицит доллара, который привел к быстрому падению курса национальной валюты.

Впрочем, к концу недели паника улеглась так же быстро, как и началась. Разве что банки держат теперь бóльшую маржу между курсами купли-продажи американской валюты. В некоторых финучреждениях сдать доллар можно по 8,10, а вот купить не дешевле 8,20 гривни.

Не внезапно

Хотя регулятор продолжает ратовать за стабильный курс, в НБУ всё чаще говорят о том, что пришло время отпускать нацвалюту в свободное плавание

Что бы ни говорили высокие чины из НБУ и Кабмина, причин для девальвации национальной валюты немало.

Страна имеет двойной дефицит, прежде всего, «прореху» во внешней торговле, которая увеличивается из-за того, что объем импорта растет бóльшими темпами, нежели экспорт. Так, по данным Госстата, дефицит торгового сальдо Украины постоянно увеличивается, и по итогам первого полугодия достиг 7,2 млрд долларов, что почти на треть больше, чем за январь-июнь 2011 года и в 2,9 раза хуже, чем было в первом полугодии 2010-го. «Существует небольшая вероятность, что Украине удастся найти альтернативные источники для финансирования внешнего дефицита, например, прямые кредиты от России, Китая и других стран, что позволит на некоторое время удержать курс на нынешнем уровне. Но это лишь оттянет время, и не решит проблему с «дыркой» в торговом балансе в размере пяти-шести процентов ВВП», — считает управляющий инвестиционными и пенсионными фондами КИНТО Николай Мягкий.

На этом фоне продолжает расти дефицит сводного платежного баланса, отрицательное сальдо которого за первое полугодие составило 1,12 млрд долларов, а дефицит счета текущих операций — 3,7 млрд долларов, что на 48% больше по сравнению с первым полугодием 2011-го.

«Ухудшение сальдо текущего счета говорит о сокращении притока валюты по статьям «доходы» и «трансферты». Это связано с падением объемов частных переводов из-за границы, а также с оттоком доходов по вложенным иностранным инвестициям на фоне замедления мировой экономики», — объясняет руководитель информационно-аналитического центра FOREX CLUB в Украине Николай Ивченко.

Например, согласно данным Национального банка, текущие трансферты за первое полугодие нынешнего года составили 1,46 млрд долларов, что на 24% меньше аналогичного периода 2011-го. Прямые инвестиции тоже упали почти на 17% — с 3,3 млрд долларов за январь-июль прошлого года до 2,76 млрд долларов за шесть месяцев года нынешнего.

О том, что девальвационный потенциал накапливается, говорит такой показатель, как реальный эффективный обменный курс (РЭОК). Судя по расчетам НБУ (по корзине из 19 валют 25 торговых партнеров), он вырос на 13,5% по сравнению с декабрем 2008-го. Это означает, что за период с масштабной девальвации, случившейся во время кризиса осенью 2008 года, курсовая конкурентоспособность украинского экспорта упала на 13,5%. Одна из ключевых причин фактической ревальвации — падение евро и российского рубля по отношению к доллару, а значит, и к гривне, фактически привязанной к американской валюте.

Впрочем, за этот год показатель прибавил пока лишь 0,8%, что вызвано неожиданно низкими темпами нынешней инфляции в Украине. В случае если цены этой осенью взмоют вверх, потребность в девальвации усилится.

Население всё больше сомневается в надежности гривни: согласно исследованиям GfK Ukraine, девальвационные настроения украинцев ухудшаются еще с мая. Сегодня две трети сограждан ожидают девальвации. И эти настроения приводят к увеличению чистого спроса на наличную инвалюту. Так, за семь месяцев нынешнего года население скупило у банков валюты в эквиваленте 12,4 млрд долларов, в то время как продало на 3,7 млрд долларов меньше.

Причем финучреждения со своей стороны, готовы получать гривню любой ценой, устанавливая ставки по депозитам на уровне 25% и даже 29–30% годовых. «В последние полтора года доминируют краткосрочные депозиты (57,4 процента на конец июля), хотя в докризисный период доля длинных ресурсов граждан в банках составляла 54 процента», — отмечает аналитик Укрсоцбанка Оксана Брусенская.

О том, что население готово к возможным колебаниям курса гривни, говорит и стремительный рост розничной торговли (+17,4%), который значительно выше растущей на два процента в год экономике в целом. «Происходит конвертация национальной валюты в товары, в том числе длительного пользования», — подчеркнула Брусенская. Неудивительно, что как только начали меняться курсы в обменных пунктах, тут же поменяли свои ценники и многие магазины. А интернет-ритейлеры стали пересчитывать стоимость покупок по 8,80–9 гривен за доллар.

Во всеоружии

Несмотря на пессимистические оценки экспертов, у Национального банка и украинского правительства есть возможности для поддержки стабильного курса. Поэтому многие обозреватели полагают, что обменный курс в пределах 8,10–8,20 гривни за доллар будет удерживаться до окончания избирательной кампании. «Считается, что если резервы падают ниже объема трехмесячного импорта, это прямая дорога к валютному кризису. Однако если учитывать, что наш импорт составляет примерно сто миллиардов долларов в год, критический уровень резервов для Украины, ниже которого опасно опускаться, — 25 миллиардов долларов», — говорит Николай Мягкий. Сегодня международные резервы НБУ превышают 30 млрд долларов.

Впрочем, еще полтора года назад их размер достигал почти 40 млрд долларов. И вполне возможно, что под влиянием предвыборных страстей и пошатнувшегося курса гривни украинцы станут скупать валюту, как это было в сентябре прошлого года, когда за один месяц Нацбанк «выжал» 3,3 млрд долларов из своих запасов.

У НБУ есть множество инструментов законодательно ограничить операции с валютой. Достаточно вспомнить скандальную «паспортизацию» валютообменных операций, введенную год назад (см. «Реставрация менял»). Кроме того, недавно НБУ принял постановление №308 (вступило в силу с 23 августа), которое требует, чтобы юридические лица и физлица-предприниматели покупали или продавали валюту, необходимую для операций по внешнеторговым контрактам, только в одном банке. Проще говоря, один договор — один обслуживающий его банк. По идее, это создаст препятствия для вывода валюты из страны или ее покупки для спекуляций. Впрочем, банкиры говорят, что даже если заключаются два внешнеторговых контракта с одним контрагентом, то они могут обслуживаться в разных банках.

Кроме того, отныне НБУ будет вправе взыскивать с банков штраф в виде лишения права приобретать инвалюту в течение месяца в том случае, если финучреждение нарушит требования по формированию обязательных резервов.

К тому же Нацбанк вновь заговорил о том, чтобы ему дали право вводить обязательную продажу выручки экспортерами, и зарегистрировал в конце июля в парламенте законопроект №11033. Этим документом предполагается ввести не только обязательную продажу валютной выручки, но и наделить правом в любой момент менять сроки валютных расчетов по торговым операциям.

Еще НБУ намерен вновь сократить лимит валютной позиции (разница между активами и пассивами в иностранной валюте), которая еще в июне 2011 года была уменьшена с 20 до пяти процентов. Такой шаг вынудит банки выпустить на рынок немалые суммы валютных резервов, что ослабит давление на курс. По неофициальным данным, НБУ собирается возобновить регистрацию импортных контрактов, а это позволит блокировать фиктивные сделки, предназначенные для вывода валюты за рубеж.

«Не стоит забывать, что в арсенале НБУ остаются такие меры, как ограничение лимитов выдачи наличных денег через банкоматы и лимитов на покупку наличной иностранной валюты в одни руки в сутки», — напоминает Николай Ивченко.

Определенную роль в удержании валютного курса стабильным может сыграть подписанное в июне соглашение о двустороннем свопе между Национальным банком Украины и Народным банком Китая в эквиваленте 2,36 млрд долларов. Этот договор позволит проводить операции между партнерами обеих стран в их нацвалютах, минуя конвертацию в доллар.

Подобное соглашение НБУ хочет заключить и с Центробанком России. Параллельно укреплению платежного баланса, а, значит, и стабильности гривни помогут привлеченные у Экспортно-импортного банка Китая три миллиарда долларов, которые будут направлены на поддержку и модернизацию агропромышленного комплекса, а также 3,6 млрд долларов от Государственного банка развития Китая, предназначенные на реализацию проектов по замещению природного газа углем отечественной добычи.

Удачного плавания!

Хотя регулятор продолжает ратовать за стабильный курс, в НБУ всё чаще говорят о том, что пришло время отпускать нацвалюту в свободное плавание. По словам Елены Щербаковой, Украина уже в обозримом будущем начнет переходить к гибкому курсу. Изменения валютной политики в сторону ее бóльшей гибкости требует и Международный валютный фонд.

По мнению экспертов, если отпускать курс гривни плавно, резкой девальвации не произойдет. «Если в Украине будет введено свободное курсообразование, которое имеет место в еврозоне, Великобритании, Австралии, Новой Зеландии и еще некоторых странах, то курс доллара у нас колебался бы в 2012 году в пределах 7,70–8,60 гривни», — считает Николай Ивченко.

Нынешние темпы инфляции позволяют постепенно либерализовать курс без пагубного влияния на цены, ведь сейчас рост потребительских цен в нашей стране чуть ли не самый низкий в Европе. Например, таким путем пошла Польша, которая использовала систему плавающих валютных курсов и реализовала политику таргетирования инфляции с предельным значением в два процента. И хотя аналитики считали, что подобная политика тормозит рост экономики, в 2009 году Польша оказалась одним из немногих государств с позитивной динамикой реального ВВП (он вырос на 1,6%, а в Украине упал более чем на 15%).

«Ключевыми предпосылками каких-либо движений валютного курса будет экономическая и социальная целесообразность. Пока страна неплохо обслуживает валютные обязательства, да и доступ к заемному финансированию имеет высокую зависимость от стабильности национальной валюты, фиксированный курс необходим», — полагает начальник сектора рыночных исследований Украинского кредитно-рейтингового агентстваВиктор Шулик.

С другой стороны, бесконечно удерживать курс валюты невозможно, особенно в условиях ухудшения конкурентоспособности украинской экономики и ее зависимости от импорта, а также отсутствия стабильных источников пополнения валютных резервов НБУ. Это ярко продемонстрировал горький опыт Беларуси, когда правительство, до последнего сдерживавшее курс, было вынуждено отпустить его, что привело к обвалу национальной валюты только за один день на 60% (см. «Девальвация Бацьки»).

На вопрос о том, как глубоко может упасть гривня этой осенью, свой ответ дал июльский консенсус-прогноз «Эксперта» (см. «Кризис отступит»). Медиана прогноза 14 организаций на нынешний год составила восемь с половиной гривни, на 2013-й — девять гривен за доллар. Речь идет о рыночном курсе обмена по состоянию на конец года.

Из этого следует, что рано или поздно девальвация гривни состоится. И, скорее всего, курс еще неоднократно будет меняться, не дожидаясь парламентских выборов 28 октября.

Гибкий валютный

Юрий Полунеев, член Совета НБУ, народный депутат Украины:

— Девальвационное давление на гривню действительно присутствует. Оно связано как с внешним, так и внутренним не очень благоприятным экономическим фоном. Поэтому общие рекомендации Международного валютного фонда о переходе к режиму более свободного и гибкого валютного курса, на мой взгляд, резонны. Именно гибкий валютный курс поможет снизить влияние внешних шоков на украинскую экономику.

Однако какой именно должна быть эта «свобода» колебаний — полной или ограниченной пределами некого коридора, — зависит от объема «боеприпасов» НБУ. Если их объем будет достаточным, можно устанавливать коридор и контролировать колебания курса в его пределах. Но если ресурсы и инструменты влияния будут ограничены, перейти к плавающему курсу удастся лишь при условии притока иностранных инвестиций и за счет золотовалютных резервов, объемы которых также далеко не безграничны.

Нет концепции

Сергей Яременко, бывший заместитель председателя НБУ:

— Плавающий курс для переходных экономик с замкнутой национальной валютой — выдумка, миф, который нам насаждался и пропагандировался в течение последних 20 лет. Идея с гибким курсом связана с тем, что у НБУ отсутствует собственная концепция развития валютного рынка, а есть лишь надежда на то, что рынок всё отрегулирует сам. К тому же при плавающей модели Нацбанк фактически лишен инструментария, который позволяет ему каким-либо образом влиять на курс, что противоречит возложенным на него функциям. Курсовую политику НБУ нельзя рассматривать обособленно от монетарной, которая в последние три года направлена на борьбу с инфляцией. Это держит украинскую экономику «голодной», на ресурсном пайке, и провоцирует огромное давление на курс.

Поэтому в такой ситуации иного сценария, кроме ослабления национальной валюты, я не вижу. Особенно если учесть, что экспортеры при нынешнем курсе не могут предложить конкурентоспособную продукцию, в то время как импорт увеличивается, и в результате растет дефицит торгового баланса.

Псевдооптимизм

Дмитрий Сологуб, начальник отдела анализа и исследований банка Райффайзен Банк Аваль:

— После выборов Национальный банк Украины перейдет к более гибкому курсообразованию, что приведет к девальвации гривни. Согласно нашему базовому сценарию, к концу 2012 года курс будет находиться на уровне 8,80 гривни за доллар. Хотя нельзя исключать и того, что НБУ будет проводить девальвацию плавно, и тогда в конце этого года глубина девальвации достигнет уровня 8,40, а курс 8,80 гривни за доллар установится к середине следующего года.

Основным фактором, способствующим девальвации гривни, является растущий дефицит платежного баланса в условиях снижения спроса на товары украинского экспорта (принимая во внимание тяжелую ситуацию в мировой экономике), рост импорта, в том числе и за счет высокой цены импортируемого газа, а также снижения притока капитала.

В то же время мы не ожидаем слишком существенной коррекции курса. По нашим оценкам, в ближайшие год-два гривня подешевеет по отношению к доллару на 10–15 процентов.

Сюрприза не будет

Иван Чакаров, экономист по странам СНГ инвестиционной компании «Ренессанс Капитал»:

— К концу 2012 – началу 2013 года мы ожидаем девальвации гривни в пределах 10–15 процентов, то есть до уровня 9–9,50, а также допускаем, что НБУ, следуя примеру России, начнет привязку гривни к валютной корзине доллар–евро.

Мы не поменяли наш прежний прогноз, датированный октябрем 2011-го, о том, что НБУ до конца нынешнего октября будет держать курс на уровне восемь гривен за доллар. Ведь никаких сюрпризов первое полугодие не принесло. Во-первых, рост ВВП начал замедляться на фоне неблагоприятной ситуации на внешних рынках (прежде всего — падение цен на металл), а также кризиса в еврозоне. Во-вторых, дефицит текущего счета, хоть и сократится к концу года до четырех с половиной процентов, это всё равно много. Особенно на фоне того, что рост ВВП замедлится до трех процентов с пяти процентов годом ранее. Кроме того, Украине придется возобновить переговоры с Международным валютным фондом вскоре после выборов, поскольку способность резервов НБУ покрывать импорт достигнет критической отметки (менее трех месяцев). Но МВФ, вероятно, будет настаивать на введении гибкого валютного курса. Поэтому оптимальным путем станет привязка гривни к валютной корзине, что сделает валютный рынок подвижным и окажет поддержку текущему счету платежного баланса.

Точно в «десятку»

Елена Белан, главный экономист компании Dragon Capital:

— Учитывая фактор выборов, НБУ в ближайшие месяцы резкой девальвации не допустит. После выборов состояние валютного рынка во многом будет зависеть от внешней конъюнктуры. При улучшении ситуации в мировой экономике резких скачков курса гривня–доллар можно будет избежать, хотя риски для украинской валюты будут высокими. Но если ситуация в мировой экономике усугубится, то гривне придется девальвировать.

При этом ослабление национальной валюты должно быть достаточно сильное (чтобы улучшить внешнеторговый баланс и сбить девальвационные ожидания), но в то же время не разрушительное для банковской системы. Согласно нашим оценкам, уровень 9–10 гривен за доллар, или 11–20 процентов девальвации, соответствует этим критериям.

Гривнемор

Всё лето на рынке межбанковских кредитов была напряженная ситуация. Казначеи многих банков начинали и заканчивали тем, что пытались закредитоваться на межбанке. Нормативными ограничениями рынок «придушили» Национальный банк и Госказначейство, сократившее финансирование полномочий, делегированных регионам.

В результате в середине июля ставки перешагнули планку в 20% годовых, что указывало на острый дефицит ресурсов в традиционно спокойный для финансистов летний период. Во второй половине августа гривневый голод стал и вовсе нетерпимым, ставки по «ночным» кредитам достигли 30%. Среднедневные остатки на корреспондентских счетах банков не превышали 15–17 млрд гривен, провоцируя большой спрос на ресурсы.

Сбил ажиотаж сам Национальный банк, который в пятницу, 31 августа, провел масштабный тендер по рефинансированию банков, выделив им одним махом 3,8 млрд гривен под 7,5% годовых. Эта ставка оказалась втрое ниже среднерыночного уровня. В тендере участвовало три банка, которые, похоже, и направили весь объем полученных средств на валютный рынок, что и вызвало там небольшую панику 4–6 сентября.

Дешевые деньги НБУ позволили почти вдвое обвалить средние ставки на кредиты overnight, а также довели остатки на корсчетах банков до 26 млрд гривен.

Автор: Павел Харламов, журнал ЭКСПЕРТ №34(359) 

Читайте также: