Ребенок как заложник взрослых

«Я не мог смириться с тем, что мой сын воспитывается под влиянием религиозной секты и в одной семье с преступником». Пока гражданин Чехии и его бывшая жена-украинка через дипломатические учреждения, правоохранительные органы и суды двух государств воюют за общего сына, 8-летний мальчик объявлен в розыск.

 Ситуации, когда заложниками напряженных отношений между взрослыми становятся дети, к сожалению, не редкость. Но в случае с Ириной, ее бывшим мужем Мирославом и сыном Давидом все намного сложнее. Конфликт получился международным. Отец хочет вернуть мальчика в Чехию, где тот родился, под свою исключительную опеку, мать привезла его в Украину с таким же намерением и пытается отстоять свое право через суды. Противостояние длится годами, а ребенок от этого счастливее не становится.

«Однажды Ира, ничего мне не сказав, увезла ребенка в Украину. Фактически похитила его!»

Жительница Прикарпатья Ирина Билянская уехала вместе с матерью в Чехию на заработки еще в начале 2000-х годов. Женщины продавали в Праге цветы, работая через «клиента» (посредник из числа украинских граждан, который устраивает своих соотечественников на работу, за что забирает часть их зарплаты), жили в арендованной квартире. Тогда Ира и познакомилась с владельцем жилья, гражданином Чехии Мирославом Рожняком. Вскоре они начали встречаться. Мирослав занимается предпринимательством (сдает внаем недвижимость), имеет двух уже взрослых детей от предыдущего брака. Он на 20 лет старше украинки.

продажа цветов

Продажа цветов — выгодный бизнес

— Мы сблизились с Ирой, когда она тоже решила заняться бизнесом, — рассказывает Мирослав Рожняк. — Кроме того, девушка хотела избавиться от «клиента» и получить в Чехии вид на жительство. Некоторое время мы встречались и действительно любили друг друга. Хотя мама Иры пыталась препятствовать нашим отношениям. Дело в том, что обе они свидетели Иеговы, а я к этой организации не принадлежу. Секта даже на некоторое время отлучила Иру от церкви за то, что она имела со мной близкие отношения до брака. Но мы прошли через все трудности и нашли понимание с мамой Иры. Я оформил и подарил теще фирму для цветочного бизнеса.

Поженились мы с Ирой в октябре 2003-го, когда она была уже беременной. В мае 2004-го родился сын Давид. Мальчику дали чешское гражданство, а спустя пять лет Ира зарегистрировала его и как гражданина Украины. Пока сын несовершеннолетний, это не противоречит законодательству, а в восемнадцать он сам выберет гражданство.

После женитьбы мы жили очень хорошо. У меня достаточно денег, чтобы не работать, поэтому я много времени проводил с Давидом, воспитывал его. Но потом начались конфликты. Ира продолжала ходить в свою секту, и я не возражал. Но когда она начала втягивать туда сына, выступил против. А вскоре жена стала претендовать на мои деньги и имущество. В конце концов в ноябре 2008-го мы развелись.

Решением суда опекунами Давида назначили обоих родителей. Одну неделю мальчик находился у матери, другую — у меня. Но в июне 2009-го, когда я в очередной раз передал Давида Ире, она, ничего не сказав, без какого-либо согласования и разрешения увезла ребенка в Украину. Фактически похитила его! И сообщила об этом по телефону уже из Украины. Я сразу написал заявление в чешскую полицию о похищении сына и отправил всю информацию в наш Минюст. Неоднократно просил Иру привезти мальчика, ведь то, что она сделала, — нарушение судебного решения, за которое предусмотрена уголовная ответственность. Бывшая жена предложила мне приехать в Украину и решить вопрос там.

Ее тон был вполне дружелюбным, и я согласился. Однако, встретив меня, Ира в ультимативной форме заявила: во-первых, решения чешского суда в Украине недействительны, поэтому мне не на что надеяться, во-вторых, я обязан подписать у нотариуса заявление, что не имею к бывшей супруге никаких претензий и не собираюсь добиваться возвращения сына, и в-третьих, буду выплачивать ей алименты и за это получу право видеть Давида во время каникул.

К тому времени Ира уже была беременна вторым ребенком, она жила с неким Юрием (а потом и вышла за него замуж) — человеком, которого в 2001 году в Чехии осудили за тяжкое преступление. Юрию дали 12 лет, но через восемь лет депортировали в Украину, где остаток срока заменили условным наказанием. Я просто не мог смириться с тем, что мой сын воспитывается под влиянием религиозной секты, да еще и в семье с преступником, поэтому обратился в украинский суд с требованием вернуть Давида мне.

Дело к рассмотрению принял городской суд Ивано-Франковска. До его решения по существу служба по делам детей разрешила отцу видеть сына дважды в неделю по семь часов в присутствии социальных работников. Поскольку добираться на свидание с сыном из Праги в Галич (где в то время жила Ирина с ребенком), находящийся за 1200 километров, было нереально, отец решил забрать Давида к себе самовольно.

Фактически он попытался сделать то же, что и Ирина в июне2009-го. Во время очередного свидания с сыном Мирослав под видом того, что ребенок хочет в туалет, вывел его из помещения, посадил в поджидавшую во дворе машину и поехал к границе с Польшей. Формальные основания для вывоза Давида в Чехию были, ведь у отца есть заграничный паспорт ребенка как гражданина Чехии, согласно которому мальчик возвращался в Прагу на свое постоянное место жительства, а в таких случаях нотариально заверенное разрешение второго родителя на вывоз ребенка за границу не требуется. Но довести задуманное до конца Мирославу не удалось — предупрежденные милицией украинские пограничники задержали его вместе с сыном в пункте пропуска «Шегини». А после того как туда приехала Ирина с украинским заграничным паспортом Давида, мальчика вернули ей.

«Люди в масках спустились на веревках и ворвались через окно в квартиру моей мамы, чтобы забрать Давида»

Первое судебное решение по делу Давида Рожняка было принято в июле 2010 года. Ивано-Франковский городской суд, рассмотрев переданные из Чехии материалы и заслушав все стороны, признал незаконным вывоз Ириной своего сына из Чехии в Украину и обязал ее вернуть мальчика в сопровождении отца по месту его регистрации в Праге. Суд руководствовался Конвенцией о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, к которой Украина присоединилась в 2006 году. Конвенция обязывает обеспечить немедленное возвращение детей, незаконно перемещенных в любую из стран, заключивших договор.

В сентябре 2010-го решение суда было оставлено без изменений Апелляционным судом Ивано-Франковской области, а в марте2011-го — и постановлением Верховного суда Украины. Однако мать отдавать ребенка отказалась. В апреле 2011-го судебные исполнители попытались забрать мальчика прямо из школы в городе Калуш. Ирина, узнав об этом, прибежала туда. Разгорелся скандал. Две стороны за руки тащили мальчика к себе. Мать не отдала ребенка, и Давида в школе больше не видели.

— Ребенок болеет, поэтому переведен на индивидуальное обучение, — рассказал «ФАКТАМ»директор общеобразовательной школы Калуша № 7 Владимир Киндрат. — Есть все необходимые справки и решения комиссий. Родители воюют за своего сына через суды, консульства, и он стал едва ли не инструментом в их противостоянии. Я как педагог должен защищать интересы ребенка и делаю это не только по долгу службы, но и просто по-человечески.

— Занимаюсь с Давидом индивидуально уже второй год, — говорит учитель Надежда Грещук. — Прекрасный умный мальчик. Любит рисовать, лепить, читает дополнительную литературу. Мама его очень любит, ребенок всегда готов к урокам. А об отце не хочет даже слышать. Когда писал сочинение о семье, сразу начал нервничать, поэтому мы это задание больше не выполняли.

*Давид, по словам учителей, которые занимаются с ним индивидуально, умный, талантливый и жизнерадостный ребенок

Давид, по словам учителей, которые занимаются с ним индивидуально, умный, талантливый и жизнерадостный ребенок

«ФАКТЫ» отправили электронное письмо в Генеральное консульство Чешской Республики во Львове (сотрудники которого неоднократно пытались решить вопрос о возвращении Давида в Чехию) с просьбой прокомментировать ситуацию. И получили лаконичный ответ: «Дело несовершеннолетнего гражданина Чехии Давида Рожняка является стандартным консульским случаем, и как такой он решается.

Поскольку речь идет о ребенке, и в данный момент происходит рассмотрение дела, с учетом конфиденциальности и защиты личных данных консульство не может давать комментарии. С уважением Давид Павлита, генеральный консул». Впрочем, как удалось узнать «ФАКТАМ», Чехия неоднократно напоминала и продолжает напоминать Украине о деле Давида Рожняка. Министерство юстиции Чехии официально обращало внимание своих украинских коллег на необходимость соблюдения Украиной Гаагской конвенции о международной защите детей.

Посольство Чехии регулярно призывает наши власти не затягивать дело, отправляет ноты в Министерство иностранных дел, МВД, Генпрокуратуру и даже Президенту Украины. Реакция на эти обращения была — на Ирину налагались штрафы, составлялись акты о том, что решение суда в добровольном порядке не выполняется, отправлялись представления в прокуратуру о возбуждении в отношении женщины уголовного дела за невыполнение судебного решения, предпринимались попытки принудительного выполнения решения суда. Последний раз — в сентябре этого года, когда судебные исполнители зашли в квартиру матери Иры, чтобы забрать мальчика. Но его там не оказалось.

Начальник отдела Государственной исполнительной службы Галицкого районного управления юстиции Ивано-Франковской области Богдан Слободян на вопрос «ФАКТОВ» о выполнении судебного решения по Давиду Рожняку, ответил коротко: «Дело находится на стадии исполнения», отказавшись рассказать подробности.

Тем не менее мать отдавать ребенка не собирается.

— Я буду судиться дальше, дойду до Европейского суда по правам человека, — говорит Ирина Билянская. — Потому что не могу защитить ни себя, ни ребенка. Не знаю, как это сделать. С бывшим мужем судилась еще в Чехии, и мне все время помогало наше консульство, обещали, что Украина нас защитит. Но когда мы с сыном вернулись, начались «наезды» мафии. Сначала нас нашла милиция, а на следующий день приехали какие-то мужчины из Львова, вызвали меня на пустырь для разговора. Потом в дом заходили неизвестные люди с видеокамерой и все снимали. Оказалось, Мирослав нанял чеченцев, чтобы нашли сына и сняли его на видео. Он сам об этом рассказал. Я уже обратилась к уполномоченному по правам человека за помощью.

— Бывший муж утверждает, что вы входите в религиозную секту и втягиваете в нее сына.

— Свидетели Иеговы не секта, а зарегистрированная в Украине организация. Этот вопрос рассматривался и в чешском суде. По ходатайству бывшего мужа был привлечен эксперт, который очень плохо относится к моим единоверцам, а на вопрос судьи, может ли ребенок воспитываться у свидетелей Иеговы, даже ответил: «Ни в коем случае!» Я тогда очень удивилась, ведь Чехия — европейская страна, а в Евросоюзе есть дела, которые свидетели Иеговы выигрывали. Наша организация не является общественно опасной, это мое вероисповедание, на которое я имею право. Хотя из-за него бывший муж настраивал сына против меня. В 2,5-3 года Давид называл меня «иеговисткой».

— Давид тоже ходит с вами к свидетелям Иеговы?

— Да, но это не является чем-то принудительным. Я звонила Мирославу, несколько раз пыталась с ним договориться. Такая напряженная ситуация очень плохо влияет на мальчика. Давида ведь пытаются отобрать силой. Например, однажды люди в масках спустились на веревках и ворвались через окно в квартиру моей мамы. Но Мирослав хочет одного — увезти ребенка.

— Какой же выход вы видите?

— Считаю, что если ребенок находится в Украине больше полугода, то здесь должны решить, с кем ему жить — с отцом или матерью. Буду судиться дальше.

Решение о возвращении Давида Рожняка в Чехию уже вошло в законную силу. Кроме того, чешский суд постановил, что после возвращения мальчика в Прагу его будет опекать только отец, и сейчас в Галиче рассматривается дело о признании этого решения на территории Украины. Поскольку Ирина фактически скрывает ребенка, исполнительная служба Галицкого районного управления юстиции подала иск об объявлении мальчика в розыск. Четвертого октября нынешнего года судебная коллегия Апелляционного суда Ивано-Франковской области постановила: объявить Давида Рожняка в розыск, а после нахождения устроить в детское медицинское учреждение до приезда отца.

— Я не утверждаю, что в Украине плохо жить, но ребенок имеет право на лучшие условия для развития, — говорит Мирослав Рожняк. — Религиозная секта изолирует его от коллектива, мешает социализироваться, быть полноправным членом общества.

— Если у меня заберут ребенка, я, возможно, его больше не увижу, — говорит Ирина Билянская. — Поэтому не могу позволить это сделать.

Бескомпромиссное противостояние отца и матери с привлечением дипломатических ведомств, правоохранительных органов и судов двух государств продолжается. О том, как оно влияет на самого ребенка, родители, похоже, особо не задумываются.

Автор: Ярослав ГАЛАС, «ФАКТЫ» (Ужгород)

Читайте также: