Беня Крик был жалкий фраер: План генерального разграбления Одессы от нынешнего горсовета

Что осталось от Одессы? Остались только земля, люди и миф о нашем городе. Больше дерибанить нечего. Поэтому великий миф об Одессе уже заменяется дешевыми поделками московского разлива. А план окончательного разграбления одесской земли и одесситов собираются вынести на ближайшую сессию горсовета.

 Вот уже больше двух десятков лет Одессу разворовывают и распродают. Исчезло практически все, что представляло какую-то ценность и олицетворяло собой наш город.

Разворованы и распроданы ЧМП, промышленные предприятия, санатории, пионерские лагеря и детские сады, бесчисленные парки и скверы. Центр изуродован, красивейшие здания стоят в руинах. Киностудия раздерибанена, распродано побережье, прямо сейчас разворовываются пляжи. Научных центров нет. Промышленности нет. Те оздоровительные учреждения, которые чудом сохранились, уже имеют «хозяев» с проектами застройки в руках.

Что осталось от Одессы? Остались только земля, люди и миф о нашем городе. Больше дерибанить нечего. Поэтому великий миф об Одессе уже заменяется дешевыми поделками московского разлива, а план окончательного разграбления одесской земли и одесситов собираются вынести на ближайшую сессию горсовета.

Изучив то, что называется генеральным планом «развития», нетрудно увидеть, что город и его жители задыхаются, причем во всех смыслах. Не хватает территории для развития. Не хватает финансов для реализации важнейших проектов. В конце концов, Одесса задыхается в самом прямом смысле.

Если верить разработчикам Генплана (т. II, стр. 78), индекс загрязненности одесского воздуха составляет 17.6, что более чем вдвое превышает средний для городов Украины показатель 8.3. Воздух в курортной Одессе грязнее, чем в центрах металлургии и энергетики. Поэтому стоит ли удивляться, что детская смертность у нас выше, чем в других городах: 9.5 против 8.2 в Киеве (т. V, стр. 105) и 8.38 по Украине, а продолжительность жизни — ниже, одесситы живут на три года меньше, чем в среднем по стране.

Основным источником загрязнения является автотранспорт. Если верить разработчикам, на его долю приходится почти 70% выбросов (т. II, стр. 77). Парки и скверы — тот фильтр, который может хоть как-то нас защитить: либо сажа и кислотные осадки будут оседать на листве, либо — в наших легких. На каждого одессита должно приходиться больше 20 кв.м. зеленых насаждений, по факту имеем 7.4 (т. II, стр. 102). Просто для сравнения: Киев – 20.2, Харьков – 20.4, Донецк – 20.1, Днепропетровск – 19.9, в странах ЕС — 35-45 кв.м. на каждого жителя (т. I, стр. 32).

В далеком-далеком 2007 году горсовет принял решение №1391-V о том, что в новом генплане все существующие парки и скверы должны быть полностью сохранены. Решение это никто не отменял, на него просто наплевали. Разработчики Генплана предусмотрели застройку практически всех оставшихся скверов и на поселке Котовского, и на Молдаванке, и на Фонтане. Сейчас говорят: на Молдаванке — ошибка. Учитывая, что по закону генплан можно изменять раз в пять лет, такие «ошибки» обойдутся городу очень дорого. Что касается остальных зеленых зон, то тут даже сомнений нет — они однозначно будут уничтожены.

Разработчики предлагают выйти из ситуации и разбить большой парк на территории нынешних полей фильтрации — огромной заболоченной территории в низине, которая с 1887 года и до недавних времен использовалась для слива нечистот из фекальной канализации. Почему-то считается, что с парк такой подмоченной репутацией, расположенный на отшибе, заменит одесситам зеленые зоны в жилых районах.

Давайте посмотрим на эту идею трезво.

Если верить разработчикам Генплана, стоимость работ по подготовке полей фильтрации — более 1150 миллионов гривен в ценах 2003 года (т. 5, стр. 101). С учетом индекса инфляции, территория под парк обойдется сейчас в более чем 7 миллиардов гривень. В результате получится 830 гектаров территории различного назначения. Нетрудно посчитать, чтостоимость «сотки» земли на полях фильтрации обойдется государству или инвестору примерно в 10 тысяч долларов.

Кому нужна такая земля по такой цене? Я даже не спрашиваю, где взять деньги. Весь бюджет развития Одессы на 2013 год — 270 миллионов. Если на двадцать лет закрыть все остальные проекты, остановить развитие города и тратить деньги только на засыпку, то денег в городском бюджете на этот прожект не хватит все равно.

Мифический парк на полях фильтрации — это зеленый свет истреблению реальных скверов, парков и побережья, которые в случае утверждения генплана несомненно будут молниеносно вырублены и уничтожены.

Чем мы будем после этого дышать? Я не знаю. Спросите об этом у господина Костусева, у госпожи Несвит. Спросите у Глазырина, у Колокольникова, у Касимова, у Грекова. Авторы генплана живут в Киеве, им плевать. У городских чиновников, говорят, тоже есть где жить в Киеве. Говорят, есть у них и «запасные аэродромы» в других местах, западнее, где условия жизни, как мы уже знаем, несравнимо лучше. У меня дома в Киеве нет, мне некуда бежать и терять нечего, кроме здоровья.

Я неоднократно слышал от разработчиков и заказчиков генплана: «вопрос границ парка — это не вопрос генплана, он будет решаться позже». Может быть. Но почему-то вопрос границ отдельных стройплощадок на раздерибаненных зеленых зонах этих самых парков — это, оказывается, очень даже вопрос генплана.

Разработчики «внезапно» узнали, что треть прибрежных склонов уже официально распродана, на них есть госакты под застройку («Общие положения», стр. 23). Распродажа 30% площади склонов означает, что мы потеряли их полностью, потому что под застройку раздерибанены практически все ровные участки берега. В зоне общего пользования остаются только наклонные холмы, абсолютно непригодные для отдыха или прогулок с маленькими детьми.

В тоже время, разработчики Генплана в курсе, что склоны — это берегоукрепительные сооружения, предназначенные для защиты от оползней и снижения уровня грунтовых вод (т. I, стр. 42-43). Они знают, что не прекращаются проблемы с оползнями, с дренажом, с просадками грунта. Реконструкцию берегоукрепительной и дренажной системы от Ланжерона до Аркадии и другие подобные меры они считают первоочередной задачей.

Поэтому, помимо парка на полях фильтрации, проектом предусмотрена еще одна утопия. До 2016 года на инженерную инфраструктуру города потребуется (всего-навсего) два с половиной миллиарда гривень (т. VI, стр. 197). Как вы понимаете, этих денег не будет. Зато будет тотальная застройка берега очередными «Свиссотелями» и «Морскими симфониями», которые дай Бог чтобы не упали до окончания строительства. А там и до оползней на Французском бульваре недалеко.

Отличные перспективы, да?

Генплан Одессы, в том виде, в котором его хотят протолкнуть на сессии горсовета 18 июня — это генеральный план окончательного и бесповоротного разграбления города и медленного убийства его жителей. Знайте это, одесситы, и не говорите, что вас не предупреждали.

Том I, II, III — здесь
Том IV, V, VI — здесь
«Основные положения» — здесь
Чертежи — здесь

Автор: Serge Dibrov.  Думская.net

Читайте также: