Слепая Фемида — друг ментов-уголовников. Дело Зинченко: избивавших освободили, а избитых… посадили

Свое лжесвидетельство запуганная малоимущая женщина объясняла тем, что, по ее словам, сотрудники милиции угрожали, что напишут в социальную службу письмо и заберут ее ребенка по причине плохого ухода. Спустя два месяца (!) уголовное дело в отношении Алексея Зинченко было прекращено.

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская

В начале лета этого года в редакцию крымской газеты  «1К» за помощью обратился житель Керчи Евгений Зинченко. Он рассказал, что тамошние милиционеры пытаются отобрать квартиру у его 24-летнего племянника Алексея Зинченко, отец которого был милиционером и несколько лет назад скоропостижно скончался.

Чтобы осуществить задуманное, керченские правоохранители даже попытались посадить парня в тюрьму за то, что тот якобы избил двух местных жителей. Как выяснилось, милиционеры запугали избитых и вынудили их оговорить Алексея. Когда Евгений Зинченко вступился за племянника и стал добиваться правды, забрасывая негодующими письмами прокуратуру АРК и Генпрокуратуру, керченские милиционеры «исправили» ситуацию и… посадили избитых за лжесвидетельство.

Без вины виноватый

Напомним, 8 сентября 2012 года в керченском парке произошла драка: неизвестные хулиганы напали на двух мужчин, избили их, в результате чего потерпевшие попали в больницу с тяжелыми повреждениями. Нужно сказать, что избитые вели не совсем правильный образ жизни и были личностями неблагополучными, о чем хорошо знали местные милиционеры. Как правило, когда дерутся подобные граждане, милиции до этого нет никакого дела. Да, видно, случай был не тот… По подозрению в преступлении сразу арестовали 24-летнего керчанина Алексея Зинченко, который проживал в многоэтажке возле парка. Якобы именно на него указали избитые пьяницы.

Как рассказывал   сам Алексей, 18 сентября 2012 года в 8 утра его доставили для беседы в ОУР Керченского ГУ. Правоохранители утверждали, что 8 сентября он был в парке и участвовал в драке. Алексей Зинченко возмущался и заверял, что в тот день он был совсем в другом месте, есть и свидетели, которые могут подтвердить это. Однако все доводы Зинченко милиционеры даже не выслушали и отправили на опознание, где потерпевшие… узнали Алексея. Тогда парня задержали и поместили в ИВС. Однако через неделю милиционерам пришлось его освободить, так как причастность Зинченко к инкриминируемому ему преступлению доказать не удалось.

Одна из свидетельниц драки обратилась в прокуратуру Керчи и заявила, что сотрудники милиции, зная, что Алексей Зинченко непричастен к нанесению тяжких телесных повреждений гражданам М. и У., вынудили ее и двух потерпевших «опознать» его. Вот что писала женщина в заявлении в прокуратуру Керчи: «Прошу привлечь к уголовной ответственности следователя Керченского ГУ… и заместителя начальника РОВД Керчи… которые, зная, что подозреваемый непричастен к нанесению телесных повреждений гражданину… вынудили меня, показывая видеозапись, 18.09.2012 г. опознать его».

Свое лжесвидетельство запуганная малоимущая женщина объясняла тем, что, по ее словам, сотрудники милиции угрожали, что напишут в социальную службу письмо и заберут ее ребенка по причине плохого ухода. Спустя два месяца (!) уголовное дело в отношении Алексея Зинченко было прекращено.

Квартирный вопрос

Напрашивается вопрос: зачем было вешать на простого 24-летнего парня из Керчи чужие грехи? Чтобы улучшить показатели? Да нет, все оказалось гораздо сложнее.

Дело в том, что в 2009 году умер отец Алексея — Олег Витальевич Зинченко. Он был милиционером и последние годы работал оперативным дежурным в местном райотделе. Сразу после смерти отца его сослуживцы вместо соболезнований прислали Алексею письмо с требованием добровольно освободить ведомственное жилье (3-комнатную квартиру рядом с морем), полученное Олегом Зинченко около 20 лет назад.

Благо в дело вмешался родной дядя Алексея — Евгений Зинченко и не дал отобрать у племянника квартиру. И тогда прокуратура Керчи в интересах керченского горуправления МВД подала в суд иск с целью выселения из ведомственного жилья осиротевшего сына милиционера.

Но сделать это оказалось не так-то просто. Суд первой инстанции, а потом и апелляционный встали на сторону наследника, оставив за ним право проживать в квартире. Если бы при жизни Олег Зинченко приватизировал ведомственную квартиру, то уже никто бы не выгнал оттуда его сына, но покойный не успел это сделать.

Теперь, после решений судов в пользу Алексея, ему следовало бы немедленно заняться приватизацией, но решение об изменении статуса квартиры должно принять керченское управление МВД. Получается, Зинченко без их согласия не может приватизировать квартиру (только в судебном порядке), а милиционеры без согласия Алексея не могут отобрать у него жилье. Казалось бы, ситуация безвыходная, однако милиционеры быстро сообразили, что нужно делать, — они решили повесить на парня чужое преступление, посадить его в тюрьму на лет 7 по двум статьям — «хулиганство» и «нанесение тяжких телесных повреждений» и таким образом освободить квартиру.

Фемида, она же слепая

Евгений Зинченко не стал дожидаться очередной правоохранительной атаки и пошел в наступление сам. В декабре прошлого года он и его племянник обратились в прокуратуру Керчи, чтобы привлечь сотрудников милиции и лжесвидетелей к ответственности за незаконные действия. По заявлению Алексея Зинченко прокуратура открыла два уголовных производства. Следствие затягивалось как только можно было, и в итоге случилось непредсказуемое.

Настоящих хулиганов, которые избили неблагополучных, задержали. Избитые поменяли изначальные показания против Алексея Зинченко и опознали настоящих виновников. Суд над последними состоялся 1 августа 2013 года. Хулиганов приговорили всего к двум с половиной годам тюремного заключения, потому что в приговоре керченского городского суда речь о нанесении тяжких телесных повреждений уже не шла, эта статья каким-то образом пропала из обвинительного заключения.

Дальше интереснее. 8 октября 2013 года потерпевшие вдруг подали апелляции и попросили… смягчить наказание своим обидчикам. Апелляционный суд Феодосии смягчил наказание хулиганам и приговорил их к условному наказанию. Казалось бы, бред, да и только. Хотя есть этому и другое объяснение: потерпевших, возможно, опять запугали, чтобы «скостить» срок настоящим виновникам.

Дальше еще интереснее! Нападавшие остались на свободе, а вот сами избитые оказались… за решеткой. Дело в том, что потерпевших осудили за лжесвидетельство. Суд состоялся не так давно в Керчи. Все трое, оговорившие Алексея на судебном заседании, признали свою вину и неоднократно просили у парня прощения.

Кроме того, они утверждали, что оговорить Зинченко их заставили милиционеры. Однако суд был глух и слеп: он посчитал, что «обвиняемые не осознали противоправности и социальной опасности своих действий», и признал троих керчан виновными в уголовном преступлении по ч. 2 ст. 384 УК Украины — заведомо неправдивые показания, связанные с обвинением в тяжком преступлении.

Двое осужденных получили по 2 года лишения свободы и были взяты под стражу в зале суда. Женщине, которая писала заявление в прокуратуру о том, что ее заставили оговорить Алексея Зинченко, дали 2 года, но освободили от наказания с испытательным сроком в 3 года только потому, что она воспитывает малолетнего ребенка. Вот такое у нас в Крыму «правосудие». Интересно, что будет дальше в деле Зинченко?

Неужели еще «интереснее»?

Читайте также: