«Цапки» не умирают?

Сергей Цапок умер в тюремной камере. По утверждению врачей – от тромбоэмболии легочной артерии. Общественность и потерпевшие в официальных сообщениях сомневаются, но эксперты считают, что причины смерти в случае кущевских бандитов подделать было бы слишком трудно.

Смерть главаря кущевской банды вызвала два опасения. Первое заключалось в подозрении, что Цапок умер не своей смертью. Поводы к таким мыслям дали смерти в ходе предварительного следствия двоих подельников Виталия Иванова и Сергея Карпенко. Оба, по официальным версиям, летом 2011 года один за другим повесились в своих камерах. А совсем недавно их путь повторил приговоренный к пожизненному заключению сообщник Цапка Игорь Черных.

Второе опасение высказывали жители Кущевской и родственники погибших от рук банды. Кущевцы не исключают, что главарь жив, а его смерть была инсценирована. Чтобы исключить слухи, следователям пришлось допустить к опознанию тела Сергея Цапка родственников погибших станичников Джалиля Аметова и Андрея Касьяна. Оба своими глазами увидели тело осужденного убийцы и удостоверились, что это он. Дополнительное подтверждение дала дактилоскопическая экспертиза. По требованию родственников погибших планируется провести еще и генетическую экспертизу.

 

Подозрение, что «цапки» умерли не сами, а с чьей-то помощью, похоже, развеять будет сложнее. Во-первых, в прессе публиковались предположения, что «беспредельщиков» за убийства детей могут «линчевать» представители уголовного мира – за нарушение старых неписаных правил преступного сообщества. Во-вторых, многие земляки погибших станичников уверены, что смерть «цапков» выгодна тем представителям власти, которые хотели, чтобы кущевские убийцы замолчали навсегда и не рассказали никому о криминальных схемах на Кубани, в которых они жили и действовали. Некоторые конспирологи в Сети высказывают предположения, что «на цапков повесили» чужие преступления, а потом «убрали», чтобы это никогда не обнаружилось.

Однако криминолог Сергей Слепцов предположения о подмене тела Цапка назвал «ненаучной фантастикой». «Смерть в местах лишения свободы – это не тот случай, когда можно что-то инсценировать. Это досужие домыслы. Как правило, такие домыслы часто сопровождают громкие уголовные дела. Такие сказки рассказывали и после расстрела Чикатило, вплоть до того изобретали, что его куда-то спрятали для каких-то опытов», – напомнил Сергей Слепцов.

Отверг криминолог и вероятность бессудной казни «цапков». По его мнению, в самоубийствах членов банды и смерти ее главаря нет ничего неожиданного. Более того, их скорой смерти следовало ожидать, поскольку Цапка, Черных, а также, вероятно, Иванова и Карпенко ждало пожизненное заключение.

«При пожизненном заключении помилование, какой-то пересмотр, возможен только через 25 лет. Но 25 лет, как правило, «пожизненные» не проживают. Условия их содержания – это ограниченное передвижение под жестким надзором. Поэтому я вполне допускаю, что это был суицид, потому что у них иного выхода просто нет. Как определял академик Павлов, суицид – это отсутствие рефлекса цели. А здесь какая цель осталась – до конца дней своих прожить в крошечной клетке? А потом давайте еще помножим это на их психологическую и интеллектуальную составляющую. У людей такого рода существует некая криминальная импульсивность, то, что в простонародье называется «пальцы веером». А потом все это быстро заканчивается, потому что натыкается на реалии жизни. Так что я не склонен думать, что это бессудные казни. Если бы они получили небольшие сроки, если бы кто-то остался недоволен приговором, тогда еще можно было заподозрить месть. А так в этом нет необходимости. Медленное умирание всегда страшнее, чем быстрая смерть», – размышляет Сергей Слепцов.

Эксперт выразил сожаление лишь тем, что не понесли заслуженного наказания те, кто «крышевал» бандитов в Кущевской. «Я когда первый раз приехал в Кущевку, еще задолго до этих событий, и посмотрел на «избушку», в которой жил тогдашний начальник РУБОП… Я зарабатывал в три раза больше, чем он официально, но я такой дом построить не смогу никогда», – констатировал криминолог.

Эксперт рабочей группы комитета по содействию ОНК и пенитенциарной системы СПЧ при президенте РФ Оксана Труфанова гипотезы о подмене тела Цапка тоже считает «сказками в стиле писателя Дюма».

«Заключенные порой на этапах теряются так, что их ищешь чуть ли с собаками весь год. Переведя зэка в другой регион, теоретически можно его заменить кем-то другим. Но подлог можно будет заметить, когда в следующий раз будут ему «откатывать пальчики». В случае Цапка это, я думаю, исключено. Согласно новому федеральному закону, у осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления – убийства, разбои и насилие – в прошлом году уже собирали ДНК. То есть легко можно сравнить – его ли труп», – рассказала Оксана Труфанова.

В то же время самоубийство в тюрьме — не редкость, заметила правозащитница. «Причин масса – кто-то имеет проблемы с криминальным миром и так называемыми «понятиями» из-за того, что убивал или насиловал детей, кто-то просто проигрывает в карты, а кто-то не выдерживает давления следственных органов, если их обещают, к примеру, перевести в камеру к «опущенным».

Что же касается Цапка – может, именно суициды подельников спровоцировали его проблемы со здоровьем. Что касается кровной мести, то в условиях тюрьмы это сделать тоже очень просто, но не в данном случае. Я думаю – если бы имела место бессудная казнь, то достаточно было простой «поножовщины». Так хитро никто не стал бы имитировать сердечный приступ или инсульт», – объяснила Труфанова.

Автор: Дмитрий Ремизов, РОСБАЛТ 

Читайте также: