Реформа милиции: Война миров, или плохой мир – лучше хорошей войны…..

Уже в который раз за последние двадцать лет говорят и спорят о реформировании правоохранительной системы нашей страны. Однако за годы независимости в ней так и не произошли кардинальные изменения. Провозглашенные реформы лишь декларировали коренные преобразования, но ничего не меняли, по сути.

Только министров сменилось больше десятка, которые в среднем руководили по два года и при этом каждое новое правительство создает комиссию по реформированию правоохранительного блока государственной власти.

В независимой Украине, находящейся в состоянии перманентных выборов, государству, как оказалось, не до милиции. Между тем проблемы в правоохранительной деятельности накопились немалые. Прежде всего, это взаимоотношения милиции и общества. К сожалению, мы, как и все правоохранительные системы стран, бывшего СССР, все еще живем в «системе координат» сложившихся в незапамятные времена НКВД.

Понятие «мент» у нас отождествляется с формированием карательной психологии у наших сотрудников. В чем, пожалуй, главное отличие от западных коллег, где полицейский — это человек, всегда приходящий на помощь!

Лицо «всемирного полицейского» действительно имеет много общих, легко идентифицируемых черт, черточек, признаков: прежде всего оценивающий взгляд, позволяющий в мгновение определить не только социальную принадлежность человека, но и его нравственно-этические основы для определения в системе «свой-чужой». Выражение лица, манера поведения, интонации речи выдают в полицейском уверенность власти, носителя силы власти.

Примерно схожие условия профессиональной жизнедеятельности полицейских по всему миру придают различным по характеру людям, занятым обеспечением правопорядка, весьма схожие способы, манеры поведения. В типичных служебных ситуациях, у них общие приемы воздействия на различные категории граждан, побуждающие  воздерживаться от одних и тех же неосторожных, недопустимых действий, опасаться одних и тех же подвохов и т.п.  Подобный образ жизни и службы  порождает единую, в принципе, профессиональную деформацию  и  некоторое своеобразие мировосприятия с учетом профессионального опыта, которое иллюстрируется лаконичной формулировкой: «Полицейские мира на одно лицо!».

В силу своего опыта дипломатической и общественной работы, мне часто приходиться общаться с полицейскими зарубежных стран. Наши постоянные попытки реорганизации милиции порой вызывают естественную иронию коллег. Их многолетний  опыт организации и функционирования полиции (Politeia, с греческого – управление делами государства) свидетельствует, что бездумные реформы приводят лишь  к разрушению ранее созданного.

Вместе с тем, как и вся страна, МВД нуждается в коренных преобразованиях. Ситуация до такой степени безнадежна, что без радикальных шагов не обойтись. Переименовав милицию в полицию, пересмотрев систему специальных званий, изменив статус «начальников» на «офицеров милиции», можно попытаться вернуть уважение к самому институту охраны порядка. Однако всех проблем это не решит! Задача состоит, прежде всего, в том, чтобы сформировать нового сотрудника органов правопорядка.

Огромную роль в этом может сыграть профессиональный союз правоохранителей, как корпоративный «институт» коллективного воспитания членов своего трудового коллектива!

Мне вспоминается, как двадцать три года назад, в переломном девяностом, десяток левых, ортодоксально настроенных граждан,  в праздничный день на майдане Независимости,  приняв сыщиков уголовного розыска за сотрудников госбезопасности, якобы следящих за ними, напали на майора Григорьева и силой отобрали  у него табельное оружие.

То ли время было лихое, толи мы были другие, но обостренное чувство корпоративной солидарности, долга и офицерской чести, но все кадровые сотрудники МВД, а туда тогда входили и пожарные, и пенитенциарная система, были искренне  возмущены безнаказанностью противоправных действий, совершенных в отношении нашего коллеги. На защиту от экстремистской  шпаны, встали многие. Вопрос обсуждался на сессии Верховной Рады, дискутировался в средствах массовой информации —  кто прав?

И вот тогда за честь опера  Григорьева  встал весь киевский гарнизон. В те, давние  советские времена, никто не мог себе представить милицейскую стачку. Однако это случилось! Это не была забастовка в прямом смысле этого слова. Все выходили на службу, но никто кроме дежурных частей фактически прямым служебным делом не занимался.

Под стены Верховной Рады вышли сотрудники многих подразделений, невзирая на звания и выслугу службы, никто не думал о себе и карьере. Во многом благодаря огромному резонансу, вызванному этой массовой милицейской манифестацией  в стране, наконец,  заговорили о наших бедах и горестях.

Вот тогда и зародилась общая идея создать собственный, независимый милицейский профессиональный союз, который мне довелось первым возглавить! О целесообразности этого мы много говорили с первым заместителем министра, генералом  Дурдинцом, одним из немногих руководителей, увидевших перспективу и необходимость создания профсоюза и поддержавшим нашу инициативу.

Прошло больше двадцати лет, ситуация стала еще более  вызывающей и вопиющей! В стране возник «синдром» вседозволенности и своеволия. На мой взгляд, вызрел он в выставленных на всеобщее обозрение, «показательных стычках» депутатов Верховной Рады.  Люди видят безнаказанность власти и сами начинают также вести себя. Этот синдром уже  распространился по территории Украины. В этом ряду массовые неповиновения законным требованиям работников милиции, погромы помещений  милиции, перекрытие транспортных магистралей – граждане хотят привлечь внимание к своим проблемам любым способом. И это происходит повсеместно, в различных странах Европы и мира….

Все это порождает ответную реакцию сотрудников, которое объединяет, придает неповторимое, своеобразие жизни полицейских, сплачивает их души в одну из самых устойчивых корпораций, где взаимоотношения с «ближними» и «дальними» складываются и живут на основе обширного, неписаного кодекса. Этот неписанный кодекс оберегает и воспроизводит во все новых поколениях служивых никем не виданное, но постоянно присутствующее общее представление должного: к людям, к товарищам по профессии, к работе.

В изрядной мере роднит полицейских непреходящее чувство обиды практически на всех окружающих: кому какую услугу, с каким угодно риском для жизни ни окажи, ­воспринимают как обязанность по должности. И ожидают, что так будут поступать все полицейские и всегда. А так как ничего подобного нигде не происходит — в прессе, электронных СМИ звучит вечное недовольное брюзжание на халатное исполнение служителями порядка своих обязанностей, их якобы извечное нерадение о людях.

У нас есть и принципиальные отличия, порожденные историческим опытом существования органов правопорядка. Милиция — организация бюджетная, других источников денежного содержания, кроме зарплаты, у милиционеров не должно быть (исключение составляет лишь ГСО — хозрасчетная государственная служба охраны при МВД).

На сотрудников милиции распространяется множество запретов: право на занятие предпринимательством, на забастовки, политическую деятельность. В отстаивании своих социально-экономических и правовых гарантий они могут уповать только на государство, правительство, Конституцию и ее гаранта в лице Президента.

В развивающемся обществе социальные блага перманентно находятся в состоянии «маятника». Сегодня, к сожалению, он отклонился в свое самое крайнее состояние, уйдя далеко за пределы стабильности и благополучия различных категорий населения, в частности, людей в милицейских погонах.

Считаю, что сегодня необходимо переходить к полицейско-контрактному принципу комплектования кадров. Поступающий на службу подписывает полис-контракт на определенный срок, от которого зависит сумма выплаты кредита, например, на приобретение жилья. Этим двусторонним договором определяются условия регресса в случае досрочного прекращения службы, а также обязательства государства по социально-бытовому обеспечению сотрудника.

Во многих странах Запада действует своя специальная почасовая система оплаты труда, дифференцированная в зависимости от времени несения службы полицейским: день, вечер, праздник и т.п. Обязательно наличие так называемых полицейских привилегий: льготные, ипотечные или лизинговые квартиры, оплата домашних телефонов, детских садов, учеба в вузах, медицинская и стоматологическая страховки, оплата поездки в отпуск и т.д. Наконец, самое главное — гарантированное достойное пенсионное обеспечение с сохранением всего пакета социальных благ, действующих для служащих полиции.

Но стоит лишь нарушить условия двустороннего трудового договора и уволиться со службы по любым причинам (исключение — ухудшение состояния здоровья, вызванное прохождением полицейской службы), и бывший полицейский теряет все! К тому же, он еще в бесспорном порядке регресса будет выплачивать все материальные и финансовые средства, затраченные на него государством во время службы в полиции.

Кроме того, обязательным условием является периодическая ротация сотрудников из одной службы в другую, что полностью «ломает» коррупционные, клановые связи начальников и подчиненных. Рядовой полицейский, как и его начальник, должен быть универсален и не специализироваться то ли по линии ГАИ, то ли ППС. Несомненно, это исключит саму базу вымогательства, поборов и круговой поруки.

Любой сотрудник сто раз подумает: брать ему взятки, нарушать закон, злоупотреблять служебным положением, или честно служить до выхода на пенсию, обеспечив себе высокое денежное содержание и сохранение всех социальных гарантий, которые он имел на службе.

Руководители органов и подразделений, порой понятия не имеют, чем живет рядовой сотрудник, как на службе, так и в  быту….. Вот тут-то на помощь приходит единственно оставшаяся в МВД общественная организация – профессиональный союз!

Ни для кого не секрет, с распадом советской милиции прекратили свое существование суды офицерской части, Советы наставников, различные партийные и комсомольские организации, на собраниях которых можно было высказаться, потребовать отчета руководства, спросить с нерадивых коллег… А где сегодня, кроме профессиональной корпоративной организации можно «выпустить пар», накопившихся  обид и проблем, услышать слова сочувствия и получить реальную помощь?

Совместно с Коллегией МВД, Совету профсоюза необходимо создать такую обстановку в органах внутренних дел, когда ни в одном милицейском коллективе конфронтация, между сотрудниками, профсоюзом и руководством. была бы невозможна, что называется «по умолчанию» подразделении!

Сегодня каким-то, антидемократическим  силам, чужды либерально-гуманитарные процессы, происходящие по аналогии с общеевропейскими, в милицейских коллективах. Этим людям, далеким от чаяний рядовых милиционеров, очень хочется дискредитировать и развалить профсоюзное движение, как, с их точки зрения, подрывающее принцип единоначалия наших военизированных ведомств. Этим силам не нужны демократические процессы, а лишь бездумные роботы в униформе, беспрекословно выполняющие, порой, противозаконные приказы.

Последние события, происходящие вокруг ведомственного профсоюза  МВД, постоянное муссирование взаимных обвинений и претензий, порой просто необоснованных оскорблений в решении насущных вопросов социально – правовой защиты личного состава и, как результат безнравственный климат в милиции, свидетельство этому.

К чему я все это решил написать. Многие коллеги  и без меня, хорошо знают очень противоречивую обстановку в МВД. Подумалось, а почему бы конфликтующим сторонам не позабыть накопившиеся, взаимные обиды и дрязги, а собраться вместе и под эгидой  Министра внутренних дел, обсудить свое  виденье проблемы выхода из создавшегося негативного положения, наведения порядка и реформированием профсоюзного движения в милиции.

Сегодня, прежде всего, возникает вопрос, а какой  должна стать система воспитания и работы с персоналом  милиции-полиции в условиях подготовки к вступлению Украины в европейский союз. Ни для кого не секрет, что нас ждет, вернее уже наступил спад производства, рост безработицы и, как следствие – очередной всплеск преступности!  Таковы, к сожалению, реалии!

Ныне действующий Закон «О милиции», разработанный и принятый еще в советские времена, ущемляет права и гарантии сотрудников милиции как граждан своей страны. Он декларирует несуществующие льготы, которые государство не в состоянии обеспечить. На мой взгляд, это одна из причин низкого морально-психологического климата среди личного состава и, как следствие, падение эффективности работы всей милиции и каждого ее отдельного сотрудника. 

В условиях тотального разложения большинства старых кадров МВД и  их повсеместная дискредитация, надо четко заявить, милицейский профессиональный союз не за конфронтацию с руководством, а за конструктивное сотрудничество в интересах создания социально-правовых гарантий личного состава, всех здоровых сил милиции! Только общими усилиями можно преодолеть тяжесть накопившихся горестей и бед!

Другой аспект этой проблемы, роль и место комитетов милицейского профессионального союза в системе служебных отношений горрайорганов, и естественно, не как пресловутой «школы коммунизма», а системы взаимосвязанного контроля руководителей разных рангов и коллективов сотрудников за исполнением правового порядка и законодательства, создания обстановки нетерпимости ко всем нарушениям профессиональной этики в служебной деятельности и бытового обеспечения сотрудников и членов их семей .

За время независимости Украины, от МВД «отпачковались»: пенитенциарная система, пожарные и налоговая милиция. Вместе с перешедшим в новые ведомства  личным составом, там  продолжают функционировать профсоюзные организации аттестованных сотрудников, созданные еще тогда, когда службы находились в составе МВД Украины.

МВД-УВД должно делегировать часть своих полномочий в жилищной, кадровой и социально-правовой сфере, обеспечив выдвижения на руководящие должности сотрудников, прошедших заслушивания на собраниях в трудовых коллективах с полным доверием к персоналиям со стороны коллег.

Встречаясь со своими зарубежными коллегами, я всегда стремился выяснить, почему там нет такой массовой коррупции, как у нас, в других постсоветских странах? И пришел к твердому убеждению: в полиции, обществе и государстве создана система, исключающая саму потребность в мелком и унизительном крохоборстве.

И последнее! Эта корреспонденция,  по сути, мое обращение к коллегам — ветеранам и действующим сотрудникам милиции, в том числе налоговой, сотрудникам пенитенциарной службы и по чрезвычайным ситуациям, членам ведомственных профсоюзных организаций аттестованных и вольнонаемных сотрудников — вызвано необходимостью переоценки ситуации сложившейся  в профсоюзном движении органов внутренних дел Украины.

В связи с предстоящим принятием нового Закона о МВД Украины и вхождением в его состав  Службы по чрезвычайным ситуациям, Государственной пограничной службы, различных  гражданских подразделений, объединить на основе  действующего профессионального союза аттестованных сотрудников — Единый объединенный профсоюз сотрудников органов внутренних дел, тем более, что зарегистрированный Минюстом Устав это позволяет.  

Подготовку к объединительной конференции надо начинать уже сейчас, тем более что Анатолий Онищук, сложил с себя полномочия  Головы профсоюза, в связи с переходом на работу руководителем Всеукраинского объединения  «Едність». Это же касается и общественных организаций, тем более такой необычной, каковой является профсоюз в строго военизированном ведомстве, как МВД. Однако, провозглашенный принцип демократизации и демилитаризации ведомства, требует и иного подхода к работе  единственного в системе, реально действующего корпоративного, профессионального союза работников органов внутренних дел Украины.

Несомненно, что эти меры послужат главной задаче Министерства – установление доверительных отношений с населением!

 Владимир КАРАСИК, Заслуженный сотрудник МВД, Советник дипломатической службы Украины, для «УК»

Справка

Владимир Карасик начал службу оперативным уполномоченным уголовного розыска в 1976 г., прослужил в органах внутренних дел более тридцати лет. Выпускник Академии управления МВД СССР. Председатель Центрального совета профсоюза аттестованных сотрудников ОВД Украины с момента его создания, член коллегии МВД Украины.

Читайте также: