Как донецкие мошенники «наказали» турецкоподданного президента на миллион долларов

Главным достоянием этой фирмы было имя. Оно намеренно совпадало с названием очень известной в Донбассе и далеко за его пределами компании. Разнилась лишь форма собственности: фирму-«пустышку» создали в виде ООО, а одноименный флагман бизнеса — закрытое акционерное общество. Чтобы не трепать понапрасну известный бренд, назовем подставное предприятие «Дублером»… Способность вводить в заблуждение

Юрий Петров, как остроумно замечено в приговоре суда, «имел способности при общении с людьми вводить их в заблуждение». Занимаясь предпринимательством, Петров уклонялся от уплаты налогов, злоупотреблял служебным положением, не гнушался должностными подлогами. А потому за два года дважды попал под суд.

Но оба раза отделался легким испугом. Спасали то амнистия, то отсрочка исполнения приговора. И не успевал Юрий Николаевич покинуть зал суда, как у него тут же возникал новый замысел. Свой взор он направил в самую прибыльную сферу — торговлю металлопродукцией.

У Петрова был знакомый с легко запоминающейся и отчасти символической фамилией — Деньга. Одногодка и тоже житель Енакиево — города металлургов, а потому тоже знающий, насколько востребована и ликвидна продукция главного предприятия их малой родины — металлургического завода.

Через общие каналы приятели вышли на ООО «Дублер», до их прихода как бы прозябавшее, где и устроились менеджерами. Было это в апреле 2003 года. Учредителей «Дублера» якобы привлекли заверения енакиевцев, что у них солидный опыт по линии заключения договоров на рынке металла, есть нужные связи и наработки.



Директором был кровельщик и алиментщик

Значившийся директором этого предприятия Сергей Горелов работал в основном бригадиром кровельщиков — крыши на зданиях крыл и ремонтировал. А в «Дублере», судя по всему, тоже был своего рода «крышей». В том смысле, что ставил свою подпись под договорами, банковскими и прочими важными документами, практически не вникая в их суть.

Чтобы вникнуть, нужны соответствующие знания и опыт. А у Горелова — лишь средняя школа за плечами да шесть судимостей, первая из которых — за кражу — была в 16 лет. Характерны и последующие статьи обвинения: хулиганство, мошенничество, злостное уклонение от уплаты алиментов (последнее — дважды).

Домашние Горелова дали показания, что время от времени за Сергеем приезжала черная представительная иномарка, куда-то его увозила, а затем привозила домой. Это менеджер Деньга на «Мазде» забирал «руководителя», когда требовалось что-то подписать или заверить. В общем, такой себе зиц-директор «Дублера» (типа зиц-председателя Фунта в конторе «Рога и копыта» из романа Ильфа и Петрова)…

Новоиспеченные менеджеры сняли двухкомнатную квартиру в Донецке под офис, наняли секретаршу и в мае 2003 года принялись за главное — поиск денежных клиентов.

Путь в Донецк через Стамбул, Баку и Запорожье

О возможных выгодах от сделок с украинским металлом наслышаны во всем мире. В Стамбуле, к примеру, живет Хасан Ч. — собственник приватной компании. И вот он встретился с неким гражданином Азербайджана Рушеном М., который предложил предприимчивому турку подзаработать на поставках металла с украинских предприятий (как будто в нашем «незалежном» отечестве мало своих желающих «наварить» на этом!).

Предложение заинтересовало, поэтому турок и азербайджанец прибыли в город металлургов — Запорожье. Здесь металл не купили, зато Рушен свел Хасана со своим знакомым Игорем — директором ЧП. А тот повез их в Донецк и вывел на Юрия Петрова, представившегося директором авторитетного на рынке металла предприятия.

Какие могли быть сомнения в состоятельности предложения «Дублера», если все происходило в офисе ООО — неподалеку от здания одноименного флагмана донецкого бизнеса (а это предприятие отождествляли с «Дублером»). Психология — дело тонкое…

Правда, с реализацией подготовленного Петровым контракта вышла осечка. У Хасана и его предприятия не оказалось нужных средств на оплату. И неудивительно: 18 тыс. тонн своей металлопродукции «Дублер» оценивал в 3,5 мил-лиона долларов. Это немало, но все-таки ниже средних цен, сложившихся на рынке.

Впрочем, в Стамбуле, как и в Греции, всего хватает. В том числе и желающих подзаработать на перепродаже доступного по цене украинского металла. И Хасан нашел такого. Салих Ч. — президент компании, в названии которой присутствует слово «металл», изучил контракт и посчитал его выгодным.

«Изюм» льготной предоплаты

«Изюм», как говаривал известный «кинобригадир» Саша Белый, состоял в том, что поставка гарантировалась при условии предоплаты всего 30 проц. от стоимости сделки. То есть, отдав 1 млн. долларов с небольшим за то, что можно перепродать за 5—5,5 млн. (таковы в то время были цены на рынках некоторых стран), очень даже выгодно…

Нельзя сказать, чтобы Салих Ч. и его люди действовали безоглядно. Они изучили все документы, навели все доступные им справки, обратились даже в адрес крупнейшего в Украине предприятия-металлотрейдера. Там подтверди-ли, что в Мариупольском порту находится груз, о котором договорились с «Дублером» (а Петров заверял, что их фирма — дочернее предприятие металлотрейдера и даже демонстрировал какие-то якобы подтверждающие это бумаги).

Словом, 29 июля 2003 года контракт, представлявшийся турецкой стороне выгодным, был заключен. В этот же день на валютный счет «Дублера» в Донецком филиале «Райффайзенбанка-Украина» от турецкого покупателя поступила оговоренная сумма — 1 млн. 58,4 тыс. долларов.

Купили иномарки, домик, золотишко…

Полученные деньги сразу пустили в оборот. Правда, пошли они не на выполнение оплаченной сделки, а на счета предприятий, никакого отношения к обязательствам «Дублера» по поставке металла не имевшим. Полмиллиона долларов ушли в банк Риги (Латвия), где благополучно растворились. 250 тысяч гривен Деньга и Горелов сразу сняли со счета своего ООО наличными, а остальные 2,5 миллиона, пройдя транзитом через несколько фирм, вскоре собрались на счете одного луганского ЧП.

Его директор уверяет, что передал всю эту гривневую массу за вычетом своих небольших комиссионных менеджеру «Дублера» Александру Деньге. Он, Петров и Горелов всю эту наличность разделили.

Три мошенника принялись лихорадочно тратить благополучно свалившиеся на них сотни тысяч. Приобретали дорогостоящее и престижное: автомобили-иномарки, а Петров — еще и дом в Донецке. А чтобы самим по понятным причинам не светиться в сделках, зарегистрировали недвижимость и автомобили на родственников. Еще купили цифровые фотоаппарат и видеокамеру, мобильные телефоны, украшения из золота с драгоценными камнями и многое другое. В приговоре суда эти покупки квалифицированы как «легализация (отмывание) доходов, приобретенных путем общественно-опасного противоправного деяния…»

С начала августа до начала сентября Петров пытался водить за нос покупателя из Стамбула и его представителей в Украине. Находчивый донецкий менеджер слал по факсу составленные собственноручно графики отгрузки 18 тысяч тонн стальной квадратной заготовки, письма с объяснениями причин задержки поставки: мол, идет переоформление квот, смена поставщика и т. п.

Салих Ч. быстро все понял и настаивал только на одном: возврате ему суммы предоплаты. Чувствуя, что деньги у «продавца» назад не получишь, турецкий миллионер лично прибыл в Донецк и обратился в милицию.

Аресты и суды

Юрия Петрова сотрудники ОБОП задержали 10 сентября. К тому времени он уже с полмесяца прятался от обманутого турка, его представителей и посредников по сделке. Вскоре задержали и Деньгу. А Горелова — лишь через четыре месяца. Он скрывался где-то в Крыму. Объяснил, что и там… крыши крыл.

В ходе досудебного следствия выяснилось, что вся эта затея с торговлей металлом у менеджеров «Дублера» была изначально чистой аферой. Ни с кем это ООО контракты на поставки не заключало, как субъект внешнеэкономической деятельности не зарегистрировано.

Суд признал Ю. Петрова, А. Деньгу и С. Горелова виновными в мошенничестве в особо крупных размерах, совершенном в составе ОПГ, а также в подделке документов и их использовании и т. п. Петров приговорен к 11 годам заключения, Деньга — к семи, Горелов — к шести. У них конфискованы деньги и иное имущество, добытые преступным путем, — в пользу обманутой турецкой компании. Кроме того, у осужденных конфисковано все личное имущество.

Приговор обжаловал только Петров, но апелляционный суд области оставил его без изменений — три сходных преступления за три года, тяжесть и масштаб которых все возрастали. И у проявления гуманности есть предел.

Правда, все имущество, подпадающее под определение «приобретенного путем противоправного деяния», что удалось описать и изъять у осужденных, не тянет и на 100 тысяч долларов. Следы почти миллиона теряются…

Что у нас хорошо организовано, так это преступность

Вина трех осужденных безусловна и доказана. Но остается впечатление, что действовали они не самостоятельно, а при сильной и квалифицированной поддержке. Уж очень точно и ловко все совпало по времени и месту: создание «предприятия-дублера»; обретение им менеджеров с нужным криминальным опытом; поиск лохов-миллионеров; умелое сопровождение из Стамбула через посредника-азербайджанца, запорожских и донецких бизнесменов богатого турецкоподданного прямиком в сети матерых мошенников. И потом: грамотно составленные, внушающие доверие контракты, умелые трансакции по уводу крупной суммы в латвийский банк и обналичивание, с предварительной переброской денег через ряд транзитных счетов…

За всей этой многоходовой, достаточно сложной комбинацией мог стоять кто-то весьма квалифицированный и знающий. А трое попавших под суд, вполне вероятно, — лишь рядовые исполнители, подставные лица. В задачу которых входило все провернуть, а затем безропотно принять ответственность на себя.

Если это так, то мы имеем здесь дело не просто с организованной преступностью. А с преступностью очень хорошо организованной. Последняя, как известно, особенно коварна и цинична. И, как правило, почти всегда ненаказуема…

Сергей Кузин, главный редактор региональной газеты «Дело и право», Донецк, СН

Читайте также: