Винницкого душегуба освободили досрочно. Он продолжает «кошмарить»

Приговоренного к 15 годам лишения свободы убийцу 11-летнего Володи освободили досрочно за примерное поведение. Он вернулся домой и держит в страхе все село. Тренировался на животных

В Билянах Черневецкого района на Виннитчине о 20-летнем Петре ходила дурная слава. Односельчане замечали, что парень получает удовольствие, наблюдая за муками животных. Однажды его сосед стал свидетелем того, как Петр бросает в сечкарню пойманных на улице кота и собаку. Кровь и предсмертные муки несчастных животных приводили его в восторг. Петр никогда не отказывался помочь колоть свиней и делал это вполне профессионально и с большим удовольствием. Его остерегались, подозревая, что садистские наклонности юноши могут проявляться не только по отношению к животным, а и к людям. Некоторые потребовали от сельсовета и милиции отправить Петра на принудительное лечение в областную психиатрическую больницу им. А. И. Ющенко. Так и сделали. Но родители были категорически против. И после двухнедельного пребывания в лечебнице они забрали Петра под свое попечительство, клятвенно пообещав постоянно контролировать сына. Через три дня после его возвращения домой свершились самые страшные опасения сельчан.

«Предчувствие беды не давало покоя»

11-летний Володя был ребенком от Бога, послушным, трудолюбивым мальчиком, первым помощником для мамы.

— Он меня очень жалел, с утра встанет, растопит котел, не давал мне в руки ведро с водой взять — все сам старался успеть, — не может сдержать слез мама Володи Анна Петровна.

Для нее время словно остановилось, и тот страшный день 13 лет назад, когда не стало сына, помнит поминутно. Анна Петровна ждала второго ребенка. В тот день с утра почувствовала себя плохо. Володя по просьбе матери отправился к бабушке, чтобы отнести ей хлеб, и собирался там заночевать. Перед этим помог маме приготовиться к предстоящему празднику Ивана Богослова. Как только он ушел, с Анной начали происходить странные вещи.

— Меня раздражала включенная мужем музыка, — вспоминает Анна Петровна. — Предчувствие беды не давало покоя. Под вечер я выскочила во двор и стала расспрашивать проходивших мимо детей, не видели ли они сына.

Среди ночи к ним во двор заехал односельчанин и сообщил, что на территории строящейся школы нашли убитого ребенка, разрезанного на куски. Анна с мужем бросились к зданию.

«Чтобы не ожил и никому не рассказал»

Около школы собралось почти все село. Территория была оцеплена, работала следственно-оперативная группа милиции. Сразу пошел слух, что это девочка, судя по светлым волосам. Но когда мать услышала о трех буханках хлеба, найденных рядом с изуродованным телом, ноги у нее подкосились, мир перевернулся. Она была уверена, что это ее сын. Рука убийцы разорвала жизнь семьи на две части — до и после смерти Володи…

Анна настояла, чтоб ей показали тот подвал, где он принял мученическую смерть. Ей позволили туда спуститься, после того как убрали останки. Но стены и пол были красные от крови.

Когда по подозрению в убийстве задержали Петра, он не отпирался и, как говорится, чистосердечно признался в содеянном. Изверг рассказывал о расправе над ребенком в деталях, смакуя подробности.

Он заметил Вову днем на улице и шел следом. Догнал ребенка у недостроенной школы и затащил в подвал, где убил и растерзал тело. Торжествуя, выставил напоказ на окно отрезанную ногу мальчика.

После преступления, словно следуя неписанному правилу, убийца пришел на это место во второй раз. Наблюдал за происходящим вокруг с нескрываемым любопытством и радостью. Он смотрел в глаза убитых горем родителей Володи и нагло улыбался.

Во время следствия на вопрос, зачем он так расправился с ребенком, Петр ответил:

— Чтобы не ожил и никому не рассказал.

Фемида проявила милосердие к признанному виновным в жутком преступлении, сохранив ему жизнь. Родители Петра, напротив, считали, что сына засудили несправедливо, и 15 лет тюрьмы — слишком большая плата за содеянное.

«Ну и пусть боятся»

Убийца вышел на свободу на два года раньше и вернулся в Биляны. Вместе с ним в селе поселился страх. Уже два месяца местные жители остерегаются выходить на улицу по вечерам и боятся за жизнь своих детей.

— Возвращение человека, совершившего такое страшное преступление, взволновало всех жителей Билян, — рассказывает председатель сельсовета Анастасия Гаврилюк. — Несмотря на то, что его когда-то признали нормальным, по мнению людей, он — психически больной. И выход из ситуации — изоляция Петра или лечение в психиатрической больнице.

Но именно в этом вопросе возникают большие трудности. Принудительно отправить на лечение нельзя.

— Петр не состоит на учете как психически больной, хотя его поведение свидетельствует о психических отклонениях, — утверждает заместитель начальника Черневецкого райотдела милиции Александр Марковский. — Вместе с тем мы не можем отправить его на лечение без согласия родителей. Над освободившимся из колонии установлен административный надзор. В таких случаях мы можем только проводить с ним профилактическую работу, контролировать его поведение. И все.

Родители Петра считают, что их сын заплатил за все сполна, и не собираются вывозить его из села. Тем более лечить, считая его нормальным, а волнения людей абсолютно безосновательными.

— Он сам никуда не ходит, — плачет его мать Мария Никифоровна, — в магазин — или со мной или с мужем. Он сделал такое и ответил за это. Такая судьба. Я плачу за ним всю жизнь…

—Может, он найдет себе девушку, создаст семью, — надеется его отец.

Меньше всего посеянный в селе страх и неприязнь со стороны односельчан волнуют самого Петра:

— Боятся? Ну и пусть боятся. Мне все равно. Я планирую тут жить дальше, на огороде работать.

— Вот только теперь и вовсе нет жизни семье убитого Володи. Анна Петровна, услышав о досрочном освобождении палача ее ребенка, переволновалась и попала в больницу. Ее младший сын, которого 13 лет назад она носила под сердцем, как две капли воды похож на Володю. Теперь она боится за его жизнь…

Анна Олейник, «Вечерние Вести»

Читайте также: