Этические аспекты трансплантологии: cкандал с ожившим покойником

Врачи ратуют за изъятие у пациентов органов для трансплантации не после гибели мозга, а уже после остановки сердца. Случай, произошедший недавно в парижской клинике Pitie Salpetriere, спровоцировал острые дебаты вокруг этических аспектов трансплантологии. У 45-летнего мужчины вследствие обширного инфаркта миокарда остановилось сердце. Попытки реанимировать его оказались безуспешными, и врачи, констатировав смерть пациента, отправили его в операционную в качестве донора для изъятия органов для трансплантации. Прибытия хирургов-трансплантологов пришлось ждать полтора часа; все это время пациенту продолжали делать непрямой массаж сердца. Эта заминка, видимо, спасла мужчине жизнь — уже находясь под скальпелем хирурга, он ожил — начал дышать, чувствовать боль, его зрачки стали реагировать на свет. В настоящее время мужчина снова может ходить и разговаривать.

Ужас ситуации в том, что произошедшее не является оплошностью врачей. Клиника Pitie Salpetriere принимает участие в пилотном проекте, начатом в 2007 году французским Агентством биомедицины. Суть проекта состоит в том, что у пациентов изымают органы для трансплантации не после гибели мозга, а уже после остановки сердца. Подобная практика уже внедрена в Великобритании, Бельгии, Нидерландах, Испании, Австрии, Швейцарии и США.

Прибегнуть к ней вынуждает огромная потребность в донорских органах. Около 13 тыс. французов сейчас числятся в списке ожидания на пересадку печени, сердца, почек. В Германии таких пациентов 12 тыс., в Великобритании — более семи тысяч. Не дождавшись своего донора, ежедневно умирают трое из них.

В последние годы медики стали добиваться легализации расширения пула доноров за счет лиц, у которых наступила остановка сердца. Эта схема называется non-heart-beating organ donation (NHBOD). В США ныне по такой схеме проводят каждую пятую трансплантацию органов. А в Нидерландах таким образом проводят 30% всех пересадок почек. В рамках пилотной программы, действующей во Франции, трансплантологам досталось на 60 органов больше, чем они обычно собирают. Однако французские медики, правозащитники и политики не прекращают споры о том, является ли схема NHBOD этичной.

Профессор Ален Тенальон из Агентства биомедицины утверждает: «Вся имеющаяся медицинская литература свидетельствует о том, что если массаж сердца не эффективен в течение 30 минут после его остановки, наступает смерть мозга». В свою очередь, врачи-реаниматологи, входящие в комиссию по врачебной этике, контролирующую пилотный проект, в связи со случаем в парижской клинике опубликовали специальную статью. В ней они подтвердили, что бывают случаи, когда пациенты, смерть которых констатирована бригадой специалистов, после долгих попыток реанимации все же приходили в себя. Такие случаи реаниматологи назвали абсолютными исключениями, но подчеркнули, что в рутинной практике о них забывать нельзя.

Другой аспект спора — нужна ли NHBOD для Франции вообще. Ведь, как уже было отмечено, потребность в донорских органах в этой стране остается очень высокой. И это несмотря на то, что во Франции действует так называемая система opt-out. Она предполагает, что у каждого гражданина после смерти могут изыматься органы для трансплантации, независимо от того, имеется ли на это согласие родственников.

В Великобритании, напротив, действует система opt-in, когда забор органов проводится только у лиц, внесенных в специальный донорский реестр. Такой реестр существует и в Германии, но пополняется он очень медленно. Согласно результатам опросов 82% немцев не возражают против пересадки органов для спасения их жизни. В то же время пожертвовать своими внутренностями для спасения жизни других готовы 67% населения, но лишь 12% имеют специальное удостоверение донора. В связи с этим в Германии при поддержке канцлера Ангелы Меркель развернута агитационная кампания, суть которой ясна из названия: «За жизнь. За жертвование органов».

Впрочем, пока сознательность немцев пробуждается, Национальный совет по этике Германии предложил поправку к законодательству о трансплантации органов, согласно которой изъятие не может проводиться, если имеется «четкий отказ» умершего или его родственников. Мертвые, как известно, молчат, а молчание и является тем самым знаком согласия, которого ждут трансплантологи.

Григорий Никонов, Комментарии

Читайте также: