Кровные узы

Если, не дай Бог, вам или вашим близким придется переливать кровь, не читайте эту статью. Бюро журналистских расследований «Свідомо» нашло подтверждение многочисленным жалобам людей, которые считают, что их инфицировали во время переливания. Кроме того, мы выяснили, отчего это происходит.

На что жалуются?

Жалоб на то, что человек после переливания крови заболел сифилисом, ВИЧ, а чаще всего гепатитом, множество. Вот цитаты из писем, которые пришли на наш адрес, когда мы объявили, что занялись этой темой:

«Мне делали операцию кесарева сечения в 1991 году. Переливали много донорской крови. В 1998 году была операция, и опять переливали кровь. Не знаю, когда меня заразили. Узнала о том, что у меня гепатит С, в июле 2007 года. Уже год, как мне тяжело дышать. Елена, Крым».

«Моему сыну Саше в девять лет врачи поставили страшный диагноз – лейкемия. Живем мы в селе, доход маленький. Отец в отпуске по уходу за двухлетним ребенком, я в больнице с сыном. А тут неожиданно еще одна беда – при переливании крови занесли гепатит В. Наталья, Днепропетровская область».

«Я – пожарный, ликвидатор аварии на ЧАЭС. Мне оперировали рак щитовидной железы в 2000 году. В 2001-м был острый аппендицит – и еще одна операция. В 2003 году в институте инфекционных болезней в Киеве мне поставили диагноз «гепатит С». Дмитрий, Чернигов».

О том, что кровь, которую переливают пациентам украинских больниц, опасна, годами пишет в «Зеркало недели» врач Лариса Вахненко – хотя для нее это означает наживать врагов среди коллег. («Антинаучно. Мы готовили публикацию в ответ, но решили не метать бисер перед свиньями», – заявил один из тех людей, чью работу ставят под сомнение статьи Вахненко.) Она руководит отделением трансфузиологии (переливания крови) ведущего хирургического учреждения страны – Национального института хирургии и трансплантологии имени Шалимова.

– Санитарные станции необъективно отслеживают случаи заражения гепатитами, а главное – их причины. Люди же после этого приходят к нам на пересадку печени, – сказала Лариса Вахненко нашему корреспонденту.

Как на это реагирует власть?

Сколько жалоб официально подтверждено? Мы запросили в Министерстве здравоохранения информацию о зарегистрированных случаях инфицирования во время переливания крови. Минздрав дал цифры только по ВИЧ. Официально – 21 случай за 20 лет, последний зарегистрирован в прошлом году в Мелитополе Запорожской области.

По другим болезням Минздрав информации не предо-ставил. Не получили мы и ответа от министра Василия Князевича, когда захотели узнать, как он относится к жалобам людей, которые считают себя инфицированными во время переливания крови. И если согласен, что такая опасность существует, то как он, глава Минздрава, планирует ее предотвращать? Сотрудница пресс-службы объяснила нам, что вопрос этот не к министру – к профильному специалисту, главному инфекционисту Украины. А такого человека сейчас нет. Должность вакантна.

В другом месте мы узнали, что с июня в составе Минздрава работает комиссия. Ей поставлена задача – оценить, как в Украине проверяется донорская кровь. Создали комиссию по требованию парламентского комитета по здравоохранению. Там тоже получили жалобы на то, что кровь бывает инфицированной. Жалобы составила общественная организация «Доноры за безопасную кровь». Ее лидер – Галина Раевская, биохимик, которая ранее сама разрабатывала системы выявления в крови ВИЧ.

– Комиссия работает. Выводов еще нет, – сказал член комиссии, директор Института патологии крови и трансфузионной медицины Василий Новак, которому мы позвонили с просьбой рассказать о том, что уже удалось выяснить.

После этого мы решили сами разобраться, кто именно и каким образом в Украине проверяет кровь.

Как проверяется кровь?

Это делается на станциях переливания крови или в больницах, которые имеют собственные банки крови. Для проверки используют тест-системы, работающие по методу иммунно-ферментного анализа. Попросту говоря, жидкость желтеет при встрече с антителами вируса. По стандартам Всемирной организации здравоохранения этот метод должен выявлять 99 из 100 зараженных образцов.

И вот тут мы первый раз удивились. К нам попала статистика, которая обеспокоила парламентский комитет, – данные 13-ти станций переливания крови. Эти цифы свидетельствуют, что тест-системы, использующиеся на станциях, часто показывают в крови ВИЧ, когда его там нет. То есть тест-система сигнализирует о наличии вируса, кровь отбраковывается, человека, ее сдавшего, отправляют на специализированное обследование, а он… оказывается здоровым.

На одной из станций доля таких ошибочных диагнозов составила 82 %. Не передать словами состояние тех людей, которые пришли сдавать кровь и услышали: «В вашей крови найден ВИЧ» – а после специализированной проверки: «Не подтвердилось». Но ведь это означает также, что много донорской крови отбраковывается зря. И поднимается главный вопрос. Если тест-системы часто фиксируют вирус там, где его нет, как часто они ошибаются в обратную сторону – не замечают вирусов?

Это заставило нас выяснить, а как проверяются тест-системы, которые проверяют кровь.

Как контролируются тест-системы?

Этим должна заниматься Государственная служба лекарственных средств и изделий медицинского назначения. Заведующий сектором биопрепаратов этой службы Тарас Лясковский сообщил, что до 2006 года тест-системы по крови оценивал Центр иммунобиологических препаратов. После 2006-го – Институт эпидемиологии и инфекционных болезней имени Громашевского. Позже мы выяснили, что и центр, и институт работают в одном помещении по адресу: Киев, улица Амосова, 5, – и фактически используют одну лабораторию.

Мы пришли туда и спросили: «Как вы проверяете тест-системы?» И удивились во второй раз. Директор института Виктор Мариевский сказал, что Госслужба не заказывала ему никаких проверок:

– С 2006 года через лабораторию института прошло всего две тест-системы из тех, которые есть на рынке. Это были быстрые тесты на ВИЧ, по заказу компаний-производителей.

Корр.: – А кто тогда проверяет?

– Мы в списке не одни.

Повторный звонок в Госслужбу, Тарасу Лясковскому, разъяснил ситуацию: с 2006 года качество тест-систем по крови не оценивали. Поэтому Институт Громашевского и не получал такого заказа. Но когда проверка состоится, институт имеет право в ней участвовать.

Диагноз подобному состоянию дел ставьте сами. Мы же добавим оценку проверок, сделанных до 2006 года. Вот оценка, которую Институт патологии крови и трансфузионной медицины приводит в отчете за 2006 год:

«Охарактеризовать качественные показатели тест-систем, которые используются для скрининга донорской крови на наличие гепатитов В, С и сифилиса, не представляется возможным из-за отсутствия верификационных (подтверждающих. – Прим. авт.) и экспертных исследований».

Напомним, выводами этих проверок медицинские власти пользуются до сих пор. И исходя из этих данных тратят деньги налогоплательщиков на закупку тест-систем.

У кого покупают тест-системы?

Мы попросили Минздрав сообщить результаты тендеров на закупку тест-систем по выявлению в крови ВИЧ и гепатитов С и В в последние два года. И вот что узнали: победители – «Диапроф-Мед» (Украина), «Диагностические системы» (Россия), Bio-rad и Ani Labsystems (Франция). Больше всего закуплено у «Диапроф-Меда». По данным Минздрава, в 2007-2008 годах «Диапроф-Мед» заработал на таких тест-системах 8 467 100 гривень.

Оставалось выяснить, кому принадлежит эта компания. Нельзя сказать, что когда мы получили эту информацию, она нас удивила. Скорее, это типичная история. Вот данные Государственной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку о составе акционеров «Диапроф-Меда» по состоянию на апрель 2008 года. 11 физических лиц:

1. Мартыненко Дмитрий Леонидович;

2. Троянский Василий Васильевич;

3. Гураль Анатолий Леонтьевич;

4. Мариевский Виктор Федо-рович;

5. Несмиян Зоя Петровна;

6. Устиненко Олег Игоревич;

7. Ткаченко Виталий Владимирович;

8. Шевчук Александр Анатольевич;

9. Харченко Станислав Викторович;

10. Спивак Николай Яковлевич;

11. Радченко Виктор Владимирович.

И два юридических лица: ЗАО «БиоТоп» и НВП ООО «Диапроф ltd».

Разоблачать отдельную компанию не является целью нашего расследования. Но нельзя не заметить, что имя, фамилия и отчество Радченко Виктора Владимировича полностью совпадают с именем, фамилией и отчеством сына экс-председателя Службы безопасности Украины. А Мариевский уже знаком нам как руководитель учреждения, которое имеет полномочия проверять тест-системы по крови, – Института эпидемиологии и инфекционных болезней имени Громашевского.

На встрече с Виктором Федоровичем мы увидели еще одного акционера «Диапроф-Меда» – Анатолия Леонтьевича Гураля. В институте Громашевского он возглавляет лабораторию вирусных гепатитов и ВИЧ-инфекции – именно такими болезнями чаще всего заражаются во время переливания крови.

Корр.: – Большинство тест-систем производит компания «Диапроф-Мед». Мы нашли ваши фамилии в списке акционеров этой компании.

Анатолий Гураль: – Ну и что? За то, что мы акционеры и основали это предприятие, я считаю, нам нужно орден дать.

Виктор Мариевский: – Основал это предприятие профессор Гураль. Он был его первым директором. Это предприятие создавалось при очень благоприятном отношении Кабинета Министров, лично министра Спиженко и меня как его первого заместителя. Мы делали все, чтобы создать это предприятие. Было начало 90-х годов – то время, когда мы остались один на один с проблемами. Доступность тест-систем была сложной. Вокруг нас завертелись десятки тест-систем, которые предлагали свои продукты. Тест-система нам обходилась в 30 центов.

Корр.: – А что вы скажете о жалобах людей, которые считают, что заболели в результате переливания крови?

Анатолий Гураль: – Это единичные случаи. Посттрансфузионный гепатит, как говорится, утаить невозможно.

Виктор Мариевский: – Люди, которым переливают кровь, как правило, тяжело больны. Раз их состояние требует переливания крови, значит, этим людям делают также массу инъекций, проводят диагностические исследования, связанные с нарушениями деятельности слизистых и кожных покровов. Все это, в свою очередь, может привести к инфицированию. И эпидемиологически разграничить, что один человек заразился при переливании крови, а другой – во время инъекции или эндоскопии, практически невозможно.

Мы направили письмо с просьбой об интервью в главный офис «Диапроф-Меда». На момент выхода статьи в печать бюро ответа не получило.

Можно ли назвать нормальной такую ситуацию: многие люди жалуются на тяжелые болезни, а регулярной проверки тест-систем нет, причем государство закупает их у компании, где акционеры – руководители профильного медицинского учреждения? На этот вопрос лучше ответить не журналистам. Мы же хотим обратиться к людям: будьте осторожны. Мы нашли очень серьезное свидетельство того, что кровь в Украине действительно опасна. И жалобы людей – не единичные случаи.

Какое доказательство?

Мы нашли его, когда расспросили людей, страдающих гемофилией. Они постоянно пользуются препаратом, изготавливаемым из крови. Абсолютное большинство этих людей инфицировано гепатитами: «В Украине не менее чем у 85 % людей, больных гемофилией, гепатит С, у 99 % – гепатиты А или В», – считает Александр Шмило, председатель Всеукраинского общества больных гемофилией.

По нашей просьбе были сделаны звонки мамам десяти детей, больных гемофилией. По случайной выборке. Это – не репрезентативное исследование, но его результаты поражают. Из десяти детей пятеро оказались больны гепатитом В, трое – гепатитом С, один ребенок – гепатитом В и С одновременно. Еще одного ребенка на гепатит никогда не обследовали.

Как уберечься от заражения во время переливания крови? Надежного способа нет. Мы узнали о случаях, когда образцы крови, которую собираются переливать, отдают родственникам пациентов и просят за собственные деньги сделать альтернативный анализ в частной лаборатории, где используют технологию полимеразно-цепной реакции. При таком анализе кровь тестируют на уровне ДНК. Эффективность этого метода признали все, включая профессора Мариевского. Возможно, такая проверка и есть выход. Он дорог, он противоречит правилам обращения с кровью, но некоторые врачи идут на это.

А что еще можно сделать, господин министр здравоохранения?

Вот что предлагает Лариса Вахненко, руководитель отделения трансфузиологии Национального института хирургии и трансплантологии имени Шалимова:

– Гарантия безопасности донорской крови – бескорыстное донорство. Во всех европейских странах люди считают честью пойти сдать кровь, там правительства ведут пропаганду донорства, всячески его рекламируют. А у нас идут в доноры ради 80 гривень. Люди, если они больны, скрывают это, поскольку им будут платить.

Второе – ввести четкую статистику по гепатитам, отслеживать, регистрировать и расследовать все случаи инфицирования через кровь.

А кроме того – переходить к тестированию крови с помощью полимеразно-цепной реакции. Она позволяет более точно выявить вирус. Это дорого, но более безопасно.

Александр Акименко ,  Бюро журналистских расследований «Свідомо», Новый день

Читайте также: