Дневник участкового милиционера: «На операцию «борсетка» отправили наркомана по кличке «Хипарь»

…Поражает та спокойная интонация совершенной беспечности, с которой автор рассказывает о «трудовых буднях» — своих лично и своих сослуживцев. Ни нотки сожаления, угрызения… Может ли такое быть, и только ли причиной тому гарантированная автору анонимность? Может… Обстановка жизни отдельно взятого отдела внутренних дел в России…

…День первый. В ОВД собрали участковых. Как обычно: конец квартала, нужны «палки» (успешные задержания. — «Известия»). Из-за этого собрания даже не успел пообедать — надо было еще ехать в больницу к гражданке Васильевой, которую муж отделал как бог черепаху. На этот раз я его точно посажу — к тому же и «палка» будет. После обеда два гастарбайтера принесли «взносы». Просил по 2 тысячи рублей с квартиры, сторговались на 1500.

День второй. Вчера все «гастеры» принесли деньги, кроме таджика Бахтияра. Вечером вчетвером отправились к нему. Дверь никто не открыл. Из квартиры ни звука. Ждем. Через полчаса у лифта «нарисовался» какой-то «гастер». Увидел нас и замер. Спрашиваем, из какой квартиры, — молчит как партизан. Дали по репе — тут же открыл нужную дверь. И что мы видим? Наш Бахтияр сидит на кухне и пьет чай. А в 2-комнатной квартире тихо как мыши сидят еще 15 человек. Взяли с хаты 2 тысячи.

День третий. В районе кто-то ворует из подвалов интернет-кабели — там медный провод, его в приемку металлов сдают. Ловить злодеев отправились вчетвером: я, Федя, Андрюха и самый наш матерый участковый Ильич. Обошли все дома, выбрали наименее защищенные подвалы, рассредоточились и устроили засаду. В три часа ночи Федя звонит мне на мобильный и шепотом докладывает: «Мужик вылезает из подвала с пакетом». «Бери!» — скомандовал я и побежал к нему. А там — картина маслом. Розовощекий Федя, центнер веса, всей массой навалился на пожилого доходягу с пакетом, а в пакете — только что срезанный кабель. Воришка оказался бомжом, из своих 57 лет за решеткой провел 25. Вот и «палка».

День четвертый. После работы Федя с Андреем шли через дворы уже без оружия и переодетые в «гражданку». Тут видят, как мужик ходит вокруг машин и дергает двери. Андрей его окликнул — тот бежать. Ребята за ним, но Федя споткнулся и растянулся. Мужик видит, что за ним гонится только один Андрюха, — выхватил нож и пошел на Андрюху. Как он там уворачивался, не представляю, но подмял он мужика и связал ему руки ремнем. В запале даже не заметил, что тот зацепил-таки его ножом по шее. Отвезли срочно в травмпункт — проникающее ранение. Тут же в госпиталь. А мужик этот, оказывается, был в розыске за грабеж.

День пятый. С утра опять «палки» требуют. Грозят лишить премии. Решили провести операцию «борсетка». Вызвали к себе местного наркомана по кличке Хипарь. Мы его отмазываем по наркоделам, а он на нас работает. Сунули его паспорт в борсетку, самому дали выпить, чтобы запах был, и посадили на остановке. Хипарь, как положено, прикинулся спящим. Борсетка рядом лежит. С народом что-то странное: три часа прошло, пока на борсетку наконец клюнул какой-то мужик, пьяный в стельку. Схватил и бежать. Но споткнулся и грохнулся на асфальт.

День шестой. Сегодня во вторую смену. Прихожу на опорный — там уже стоят эти Васильевы. Что-то быстро она из больницы выписалась — тяжкие телесные повреждения, похоже, не получаются. Ладно, хотя бы побои оформим. Но она, как я и предполагал, захотела забрать заявление на мужа. А фиг ей! Сказал, подумаю.

День седьмой. Сегодня со следственно-оперативной группой выезжал на все преступления на участке. В 11 утра — квартирная кража. Семья уехала в Египет на две недели, квартира осталась без присмотра. Кто-то отмычкой вскрыл дверь, унес золото и деньги. Очередной «висяк». Повел группу обедать в «подшефное» кафе «Лилия». Кто со мной, там никогда не платит. Зураб, хозяин, любит меня как родного — я ему родственников помогаю в Москве регистрировать. Обед ребятам понравился, сказали, что почаще будут в мой район наведываться.

День восьмой. Отсыпался.

День девятый. Герой Андрюха вышел с больничного. Быстро его поправили. Ильич написал руководству ходатайство от коллектива, чтобы ему медаль «За отвагу» дали. Но в ОВД сначала сказали, что хватит и какого-нибудь нагрудного знака. А потом и этого не дали, потому что у Андрюхи было замечание: просрочил рассмотрение какого-то материала. Пообещали наградить деньгами. Сколько, интересно, дадут?

День десятый. В обед прибежал Хипарь и рассказал, что на районе появился новый наркодилер. Дали Хипарю денег и повезли к торговцу на хату делать «закупку». Через час барыга сидел у нас на опорном. Кличка Серега-Леший, недавно освободился, сразу все понял и к вечеру он наскреб только 350 тысяч рублей. Мы согласились. За деньгами послали Хипаря. А сами ждали его в машине на соседней улице. Все тип-топ. Хипарю отстегнули 10 тыс. А нам получилось по 85 тыс. на брата. Устроили грандиозную пьянку.

День одиннадцатый. Пришел на работу с больной головой.А около 16 часов раздался звонок — Федю вызывают в Отдел собственной безопасности. Он аж лицом переменился. Но делать нечего: отправился к особистам. Первая мысль, что вызвали по вчерашнему делу. Позвонили Хипарю — недоступен. Звоним Лешему, не он ли сдал нас? Нет, божится. Хитер, зараза… Ясно, что оставаться на опорном опасно. Пошли в кафе к Зурабу. У всех мысль: Федя по молодости расколется. Тогда нам крышка. Взяли водки. Через час звоним Федору — абонент недоступен. Напряжение нарастало. Вдруг у Андрюхи зазвонил телефон. Он слушает и бледнеет на глазах. Оказывается, его знакомый, который живет рядом с нашим опорным, видел, как приехали какие-то чужие милиционеры с собаками и проводят там обыск.

Федор включился только через час. Голос напуганный. Умоляет встретиться. Похоже, говорит под диктовку особистов. На встречу отправили Ильича — он опытный, разберется. А мы взяли еще по одной. Тут звонит Федя. Ильича, говорит, не видел и снова просит о встрече. Звонит Ильич. На вопросы о Феде отвечает невразумительно. И напряжение в голосе. Их обоих, что ли, особисты прессуют? Тут мы запаниковали — вдруг у нас дома уже засада? Позвонили женам, вроде, тихо. Но домой все равно решили пока не возвращаться.

День двенадцатый. С утра звоним Феде. Оказывается, в ОСБ обратился один наркоман, которого два месяца назад мы пугали, что подбросим ему наркоту. Но фамилий-то наших он не знает. Описал только внешность человека, проводившего досмотр. Этот мужик уже уволился, а по описанию — вылитый Федя. Вот нашего стажера и взяли в оборот. А для верности еще и обыск с собаками провели в опорном. Ничего не нашли, конечно…

Спрашиваем Федю: почему сразу не мог все объяснить, что случилось с голосом, зачем на встречу вытаскивал. Говорит, испугался, хотел, чтобы кто-то из своих был рядом. Звоним Ильичу. Тот еле языком ворочает. Выясняется, что вчера он до Федьки не добрался, потому что встретил друга.

Вечером опять пришли Васильевы с коньяком. На радостях отдал ей заявление, пусть он ее и дальше лупит, если ей так нравится.

День тринадцатый. Сегодня прием населения. Первым пришел мужчина лет 75. В подвале его дома, оказывается, по ночам добывают уран. Отчего дом постоянно по ночам вибрирует. Таких заявлений у нас чуть ли не треть. Я поблагодарил мужика за бдительность и сказал, что мы давно следим за этим подвалом. Он был в восторге. Потом пришла дама, у которой соседка постоянно ворует коврик у входной двери. Потом — женщина: ее 14-летний сын не ночует дома. Ну а я что сделаю?! Потом какая-то бабулька пожаловалась, что под ее окнами продают наркотики. Она даже на мобильник их сфотографировала. Показала — я так и сел! На снимке Хипарь какому-то пацану сверток передает. Что же он светится под окнами? Совсем обнаглел. А пацан не бедно прикинут, можно взять в оборот. Ну и кульминацией приема стал приход мужа Васильевой. Принес «телегу» на жену, что она его избила. Достали оба!

День четырнадцатый. Сегодня зарплата. Оказывается, весь ОВД лишили премии: как ни гонялись за «палками», а план все равно не выполнили. Лучше мы бы «продавали» перспективные дела, это стоит от 12 тысяч. Гаишники с удовольствием покупают, им-то в засадах сидеть некогда, а план есть план.

В итоге вместо привычных 22 тыс. рублей я получил 15 тыс. Зато у Андрюхи аж на 3700 больше — это та самая обещанная премия за задержание, когда его ножом по шее полоснули.

На что живет участковый

Вот как выглядят незаконные источники доходов московских участковых:

  1. Гастарбайтеры: 1,5-3 тыс. руб. в месяц с квартиры.
  2. Оформление регистрации на 3 месяца: с внесением в компьютерную базу — 5-6 тыс. руб., только выдача свидетельства — 1-3 тыс. руб.
  3. Оформление разрешения на работу: 13-20 тыс. руб.
  4. «Добро» на несанкционированную торговлю с машины: 1-3 тыс. руб. в неделю. С рук — 500 руб.
  5. Отпустить иностранца, пойманного без регистрации: 1,5-5 тыс. руб.
  6. Предоставление информации об умершем человеке ритуальному агенту: 3-5 тыс. руб.
  7. Отпустить задержанного призывника: 3-6 тыс. руб…»

Дмитрий Владимиров, Известия

http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3127991/index.html

Читайте также: