Последняя капля. Луценко, ты ждешь самосуд?

Новое ЧП, по типу недавно произошедшего в Марганце, грозит милицейскому ведомству Днепропетровской области. В отличие от Марганца, в этот раз взрыв народного гнева нельзя будет списать на межнациональный конфликт, на нетолерантность украинцев. Убивать будут бандитов и милиционеров-«оборотней», «крышующих» убийц и насильников. И граждане правы. 

C 2004 года в районном центре Софиевка орудовала банда малолеток. «Банда Новиченко и компании», как называли ее местные жители, состояла из 7-ми молодых людей. Лидером был Дмитрий Новиченко. Они терроризировали весь поселок: избиения, изнасилования, торговля наркотиками.

* * *

Десятиклассницу Н. (данные в редакции имеются — авт.) на дискотеке угостил пивом знакомый, Женя Шеремет. В пиво было подмешано что-то наркотическое, и Н. очнулась уже дома у Шереметов. Шеремет-младший и Новиченко изнасиловали ее.

Через несколько дней Н. снова повели домой к Шереметам. Вел еще один участник банды — Юра Кучерявенко (он сейчас работает следователем в Софиевском РОВД — авт.), и там, угрожая пистолетом ТТ, Новиченко заставил Н. снова пережить изнасилование.

Н. призналась матери и написала заявление в милицию. Но дело «повисло в воздухе». А к маме Н. пришла мама Новиченко: «Я тебе хребет переломаю!»

Это было в 2004-ом году. Насильникам было по 17-18 лет.

«По прошествии следующих пяти лет я откровенничала со многими девочками, — говорит Н. — и многие из них рассказывали, что их тоже изнасиловали, причем некоторых после этого выгоняли на снег голыми».

* * *

«Мы, две семейные пары, друзья, сидели в кафе: сотрудник прокуратуры с женой и судья с мужем. А та банда отмечала день рождения одного из них — Подгорного, — рассказывает софиевец Т. (данные в редакции имеются — авт.). — Прокурор вышел на крыльцо покурить. Гляжу — уже его бьют, я тоже выбежал. В общем, побили и нас, и наших жен.

Было возбуждено уголовное дело. Уже было два суда — его возвращали на доследование. А участник избиения из банды — Юрий Кучерявенко, за эти годы закончил Донецкий университет, работает теперь следователем в Софиевском РОВД и имеет доступ к материалам этого уголовного дела, возбужденного в т.ч. и против него! Абсурд! Он всегда может бумажку-другую из этого дела потерять или заменить».

Это было в 2005 году. Малолетним бандитам было по 18-19 лет.

* * *

«Я выходил, а они заходили, и меня один толкнул плечом. Я сказал: «Осторожнее надо!» Когда возвращался домой, на меня напали, били деревянными и резиновыми битами, особенно в живот. Это было зимой, в феврале 2006-го, и если б люди на меня потом не наткнулись — замерз бы… Медики меня буквально складывали по частям», — рассказывает Виталий Шевцов.

В акте его освидетельствования СМЭ записано, что его «избили 11.02.2006г., около 1:00 ночи, возле дискотеки «Сектор», в пгт Софиевка Новиченко Д., Шеремет Е., Шеремет А., Подгорный С., Губа О., Дятлов А.», причинив тяжкие телесные повреждения.

«Я столько кабинетов исходил! — рассказывает Шевцов. — Но досудебное следствие по уголовному делу №17061043, едва начавшись, снова прекращалось. В итоге, банда все порешала — с милиционерами, со следователями, с судьями».

Это было в 2006 году, малолетним бандитам было по 19-20 лет.

* * *

«…И моего брата эта банда битами побила — он смог сорвать маску с лица Новиченко».

«…Моего сына, Володю Скляра, тоже избили 4 мая 2009 года деревянными битами. Если б не сумел убежать — убили б. У него была закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, ушибы головы. И 13 мая работники Софиевской службы участковых инспекторов милиции, младший сержант В.Костенко и капитан С.Голубь, подписали постановление об отказе в возбуждении уголовного дела против Дмитрия Новиченко и братьев Шереметов».

«…И меня они однажды избили. Возле бара. «Ты — колхозник тупорылый, — сказали, — а мы — бандиты, блатные». Я никуда не заявлял, боялся».

Мы, члены Общественного Совета (ОС) при УМВД в Днепропетровской области: сопредседатель ОС Галина Кучеренко, а также Василий Сухов и Алена Гарагуц — только и успевали выслушивать жуткие истории беспредела в районном центре.

«Доводиться з прикрістю констатувати, що ці хлопці не з простих сімей і вже притягувалися до відповідальності за аналогічні жорстокі дії по відношенню до людей. Та наукою для них це не стало, вони продовжують відчувати себе крутими, героями, королями Софіївки», — писал в 2006-ом году в газете «Вісті Софіївщини» прокурор района П. Орешин.

Авжеж! По словам жителей Софиевки, мать лидера молодежной банды Дмитрия Новиченко — Ольга Ефимовна Новиченко — как раз и сожительствовала с прокурором района паном Орешиным. И это на машине прокурора Орешина разъезжал несовершеннолетний Дима Новиченко, выкуривая наркотические самокрутки. И это под прикрытием Орешина складывалась наркоторговля в Софиевке, которую курировали члены молодежной банды.

Когда г-н Орешин ушел на повышение в облпрокуратуру, доходный бизнес подхватил его преемник, прокурор Игорь Гиберт. Оставив в Никополе жену, он подружился с Ольгой Ефимовной Новиченко и ее сыном. И наркоторговля в Софиевке продолжилась. И уже на автомобиле райпрокурора Гиберта ездил Дмитрий Новиченко — из него тыкал факи местным гаишникам, из него следил за побитым впоследствии Скляром. Серебристый ДЭУ с номером АЕ 7940 АІ.

Местные жители возмущаются: прокурор не брезгует водить компанию с отсидевшими в тюрьмах сроки за воровство и наркоторговлю: Степанюком по кличке «Череп», Ковтуном, другими.

«В Софиевке последние годы происходило что-то запредельное: сжигали машины, стреляли по окнам, подожгли редакцию местной газеты, избивали, запугивали… Молодежь наша жила в чувстве страха», — рассказывает местный бизнесмен Константин Везнюк.

«Я писал об этом жалобы на самые высокие уровни — всё возвращалось в Софиевку», — разводит руками депутат райсовета Александр Таран.

* * *

Дмитрия Новиченко убили 17 июля 2009 г. Предположительно, его били деревянными битами в гараже, он сумел подняться в дом, но там и умер.

Позже в его машине обнаружили три куска трубы, перемотанных скотчем, и три газовых баллончика.

«У меня такое впечатление, что Оля (мать Новиченко — авт.) с прокурором сели, написали список — кого били и кому подпаливали машины, и тех начали тягать по милициям. Из банды Новиченко никого, вроде, не трогают. Надо же за наркоторговлей следить», — сказал один из наших собеседников.

«Да тут 80% Софиевки — прости Господи! — желали ему смерти», — сказал второй.

«А я встал на его могилу. Потоптался по ней, плюнул и сказал: «Вот, с…, ты здесь лежишь, а я — дышу!» — сказал третий.

«Если поднять уголовные дела за последние годы, то пожизненное бы светило», — резюмировал четвертый.

 

Милиция не приняла во внимание вышеизложенное. Не учла и того, что за неделю до убийства Новиченко в Софиевку приезжало несколько автомобилей с криворожскими бандитами. Ольга Новиченко даже подавала заявление в милицию по факту угроз сыну.

Следователи пару месяцев «просеивали» жителей Софиевки, но ни мотива, ни свидетелей убийства, ни доказательств не нашли.

Дело было передано в область. А следователи Иван Сокол и Владимир Заика решили не искать доказательства, а создать их. С последних чисел августа «правоохранители» задерживали по человеку в день, били их, пытали (так, что даже дети находящегося рядом с Софиевским РОВД детского садика слышали стенания убиваемых). Били также в Днепропетровске — в здании уголовного розыска на ул. Ленина. Каждый из пяти задержанных по этому делу написал заяв ление о том, что он видел/слышал/участвовал в убийстве Новиченко: Скляр Владимир, Назаренко Роман, Овдиенко Сергей, Юхимчук Павел и Кулиш Дмитрий.

Первого схватили Владимира Скляра, которого банда избила в мае и которому отказали в возбуждении уголовного дела. Его избивали и пытали непосредственно в Софиевском РОВД, причем в присутствии прокурора района Игоря Гиберта.

«Я прибігла до начальника РОВД: «Покажіть мені Володю!» Прорвалась до тієї кімнати — там були оба слідчих — і Сокол, і Заїка. Руки сина були у наручниках. Він стояв якійсь неадекватний, — чи наркоту вкололи? — уся одежа у пилюці, синці, — рассказывает сквозь слезы мать Скляра. — «Що ви робите з дитиною?!» — кричу. А начальник райвідділу міліції, Барса Олег Миколайович, каже: «Вы, женщина, не кричите! У кожного доктора есть свой метод лечения, а у каждого следователя — свой метод дознавания».

По словам матери, когда его отпустили из РОВД, Владимир рассказал, что милиционеры пошли в магазин, купили самые крепкие сигареты, надели на него противогаз и задували в него табачный дым. У того, астматика, началась рвота. Следователи начали ржать, а прокурор района сказал: «Ты лучше сейчас, сам признайся».

«А мою дитину у Дніпропетровську так побили!.. — плачет мать Романа Назаренко. — Він приїхав зломлений. Це загадка, що йому там зробили. Може, вони зробили йому щось непристойне?.. У сина отут рани (показывает на основание пальцев — авт.)» «То крутили шнурки на пальцах. Кино «Снайпер» видели? — вмешивается депутат райсовета. — Надевали шнурки на пальцы и карандашом закручивали…» «Я його питаю: «Синок, тебе били?» Він каже: «Ой, мама, тобі краще не знати, що зі мною робили. В мене навіть провали — я не помню, що вони робили».

Среди этих подозреваемых в убийстве группой (наказание за что, кстати — вплоть до пожизненного заключения) находится и сын бывшего начальника Софиевского РОВД Сергей Овдиенко. Его — студента института в Сумах — с 13:10 4 сентября из Сум в Днепропетровск доставлял экс-начальник Апостоловского РОВД Василий Кобец. Да-да, тот самый, подчиненные которого пытали жителей Апостоловского района, уволенный с должности в начале лета, в т.ч. благодаря Общественному Совету (ОС) по правам человека при УМВД, газетам «Лица» (см. http://www.the-persons.com.ua/news/zakonnik/3555/, http://www.the-persons.com.ua/news/zakonnik/3716, http://www.the-persons.com.ua/news/zakonnik/3811) и «2000» (см. http://www.2000.net.ua/print?a=%2Fb%2F62690).

На сегодня Василий Кобец работает в областном следственном управлении милиции…

Так вот, Кобец с задержанным Овдиенко по пути из Сум в Днепропетровск где-то потерялись на 20 часов. Ехали на частной машине — серебристой 99-ке, принадлежащей старшему участковому Апостоловского райотдела — АЕ 2234 ВМ. А по приезду задержанный накропал чистосердечное признание…

К задержанному 5 сентября Павлу Юхимчуку двое суток не подпускали адвоката, он встретился с ним только в прокуратуре, перед судом. Павел уже дал к тому времени «чистосердечное». Областные сыщики применяли к нему не силу своего ума, а силу тока, и не куда-нибудь, а с особым садизмом — к половым органам подозреваемого (интересно, а в чем бы сами эти следователи признались, если бы с ними так же поэкспериментировать?).

Обращение к следователям представителя Уполномоченного Верховной Рады по правам человека в области не изменило их отношения к делу. Даже на конец дня 10 сентября не было вынесено постановление о допуске адвокатов.

А помощник Министра МВД, портрет которого в каждом райотделе милиции и УВД висит на самом видном месте (но почему-то «обезличен», и нигде после записи «Помощник Министра МВД» не указано, что он является именно «помощником по вопросам соблюдения прав человека»!), Владимир Миняйло отказался помочь не только гражданам, но и членам ОС в их стремлении защитить права человека.

На состоявшемся 08.09. суде задержанные Юхимчук и Овдиенко отказались от прежнего «чистосердечного признания», заявив, что оговорили себя под страшными пытками: подведение тока к рукам, ногам и гениталиям, надевание на голову целлофанового пакета, в который напшикан был какой-то газ, манипуляции с противогазом и сигаретой, избиения и т.д. и т.п. То есть после пыток следов на теле задержанного не было, но сам он пребывал в угнетенном и морально и физически состоянии.

Кстати, никаких подтверждений «чистосердечным признаниям» нет: ни окровавленной одежды, ни орудия убийства, ни мотива, ни чего-то другого…

«Никаких адвокатов рекомендую не нанимать — сами разберемся», — такое сказал мне следователь Сокол. Ежедневно водил нас за нос, адвоката не допускал. А в это время сына катували: есть не давали, спать не давали, воды не давали и в туалет не пускали. Били, приковывали наручниками, противогаз… Под мышки и до половых органов вольты накручивали… — ужасаясь сам своим словам говорит экс-начальник Софиевского РОВД (до 2005 г.), отец Сергея Овдиенко. — На очных ставках мальчишки не узнали его, говорят:

«Ему было 19 лет — теперь ему 29!»

«Я при всей громаде говорю, — повышает голос экс-милиционер, — я таких методов не применял никогда!»

«Эх, уважаемый, — вздыхает Н. (изнасилованная в 2004-ом — авт.). — Если бы тогда не отказали мне в возбуждении уголовного дела, может, этого бы и не происходило».

Плачет. Плачут мамы. Тупо глядят в землю мужчины.

«Передайте там, наверх, пусть прекращают. Они толкают нас на самосуд», — говорит один из наших собеседников.

«У наших детей еще нет детей. А им — вольты наматывают к половым органам», — говорит второй.

«Вы передайте следователям, что мы их выловим!» — говорит третий.

«Они хотят маленькой софиевской войны — по типу марганецкой?» — резюмирует четвертый.

P.S. 10 сентября по Софиевке поползли слухи, что задержан еще один молодой человек — Адамчук Евгений из семьи учителей.

Олена Гарагуц,  газета «ЛИЦА»

Читайте также: