Крымский заповедник ДУС плодит оленей из… «подполья»

В Крымском природном заповеднике нарушают Закон Украины «О природно-заповедном фонде» — установило территориальное управление Счетной палаты Украины в ходе аудита. В частности, установлено, что в заповеднике отлавливают животных для их дальнейшей продажи охотничьим хозяйствам либо просто убивают, а мясо реализуют. Но нарушения не только не устранены, но и цинично продолжаются, переходя в браконьерство. 

И ответственность за это никому не грозит, учитывая, что ни одно государственное ведомство автономии не располагает реальной картиной того, что в заповеднике — вотчине ДУС — происходит.

ЗАПОВЕДНИК «МЕНЯЕТ ПРОФЕССИЮ»

Большая советская энциклопедия гласит, что заповедник – это территория, на которой сохраняется в естественном состоянии весь его природный комплекс. Несмотря на то, что Советский Союз вот уже два десятилетия как не существует, этот постулат остается незыблемым и сегодня. Закон Украины «О природно-заповедном фонде», принятый в 1992 году, подтверждает: «Природные заповедники … создаются с целью сохранения в природном состоянии типичных или уникальных … природных комплексов со всей совокупностью их компонентов…». Согласно закону, в пределах заповедников может осуществляться только научно-исследовательская работа, целью которой является изучение природных процессов и явлений, а также разработка научных основ по охране природы.

Поэтому в заповеднике действует жесткий запрет на хозяйственную деятельность, которая противоречит целевому назначению заповедника. Но в реальности к крымским заповедникам такая норма, как выяснилось, неприменима. Поскольку на их территориях ежегодно ведется «освоение» дикой природы.

Яркий пример тому – Крымский природный заповедник. Крупнейший в Крыму и старейший в Украине, призванный сохранять для будущих поколений уникальные природные комплексы горного полуострова. Сегодня на его огромной территории развернулась хозяйственная деятельность, которая явно противоречит Закону Украины «О природно-заповедном фонде». И вот почему.

ОЛЕНЬЯ БУХГАЛТЕРИЯ

В перечне платных услуг заповедника, утвержденных постановлением Кабинета министров Украины еще в 2000 году, «услуги» по отлову и отстрелу животных не значатся. Более того, в соответствии с законом, значиться не могут. Тем не менее, данный род занятий в Крымском природном заповеднике присутствует.

Из отчетов Счетной палаты, проводившей здесь аудит, видно, что отстрел и отлов проводится регулярно. В ведомстве выяснили: несмотря на то, что в лесу водится достаточное количество животных, лесники все равно сооружают дополнительные кормушки и подкармливают зверей, тем самым постепенно увеличивая их численность.

Это также запрещено действующим законодательством, которое определяет, что заповедник создается не для выкармливания животных.

И если подкормка осуществляется для дальнейшего отлова, отстрела, продажи заповедных животных или просто организации охоты на них, то по закону это также не должно входить в сферу хозяйственной деятельности заповедника. Это – сфера деятельности охотничьих хозяйств.

Тем не менее, проводить эти мероприятия в заповеднике разрешается волей чиновников государственной службы заповедного дела, ДУСи (в подчинении которой сегодня находится заповедник) минприроды Украины и рескомприроды как структурного подразделения минприроды.

Последнее ведомство ежегодно устанавливает и лимиты, то есть допустимые пределы отлова и отстрела животных. Выделенные приказом министерства охраны окружающей природной среды Украины № 199 от 29.04.2009 года лимиты на добычу оленей в охотничий сезон 2009-2010 годов в автономии составляют всего 79 голов. Из них почти половину (35 голов) разрешено добыть в Крымском природном заповеднике. Здесь также регламентировано, что 25 оленей должны быть отловлены для переселения и 10 оленей – отстрелены.

В 2008-2009 годах лимит добычи оленей в Крыму составлял 66 голов, из них в заповеднике – 30 голов. 20 оленей было разрешено отловить для переселения и 10 – отстрелять.

Показательно, что в предыдущие годы заповедник довольствовался лимитом на отстрел всего одного оленя в год, а отловом для переселения не занимался вообще.

Как же расселение оленей из Крымского природного заповедника осуществляется на практике?

«Центр» располагает четырьмя документами, подтверждающими, что реальное количество отловленных оленей в Крымском заповеднике не соответствует лимитам минприроды, а вернее превышает их.

Документ первый. Договор купли-продажи, заключенный 15 декабря прошлого года между гендиректором Крымского природного заповедника Анатолием Польщиковым и ООО «Кречет» в лице Сергея Шебитько. Гендиректор заповедника обязуется отловить и продать покупателю 10 оленей на общую сумму 60 тысяч гривен.

Документ второй. Договор между теми же лицами, но датированный уже 26 февраля 2010 года, – на отлов и продажу еще семи голов крымских благородных оленей. Цена договора – 42 тысячи гривен.

Документ третий. Письмо заместителя директора научно-производственного объединения «Экофильтр» Цюрупинского района Херсонской области Шестопала к Анатолию Польщикову от 15 февраля с просьбой приобрести у Крымского природного заповедника 10 оленей.

Напомним, что на эту дату официально возможно было отловить только восемь оленей. Ведь из 25-ти голов, выделенных в лимит на переселение, 10 уже были проданы ООО «Кречет», а семь готовились на продажу этому же покупателю.

Документ четвертый. Ходатайство главы Крымского заповедника Польщикова к минприроды Украины от 18 февраля о разрешении на отлов для переселения восьми голов молодняка в охотхозяйство научно-производственного объединения «Экофильтр».

По данным начальника отдела охраны и экоконтроля за биоресурсами, растительным миром и особо охраняемыми территориями рескомприроды Ирины Макриди, за три месяца 2010 года в Крымском природном заповеднике было отловлено всего семь (!) голов.

Из чего можно сделать вывод, что минприроды Украины не выделяло руководству Крымского заповедника дополнительных лимитов на отлов оленей. Иначе бы эти цифры были отражены в отчетах рескомприроды.

В то же время документы, приведенные нами выше, говорят и о том, что рескомприроды не владеет реальной картиной того, что происходит в заповеднике.

По информации «Центра», 23 февраля и 1 марта этого года (к этой дате истекли сроки отлова животных для переселения) заповедник производил отгрузку оленей покупателям. Согласно договорам, заключенным руководством заповедника с покупателями, в первые три месяца 2010 года в заповеднике было отловлено как минимум 17 оленей! Но статистика рескомприроды гласит только о семи головах. Что говорит о вероятности заключения этих договоров в обход природоохранных ведомств, то есть незаконно.

Источники, конечно неофициально, подтверждают это. Так, утверждают они, в начале марта в районе поселка Розовый машинами из лесничеств Крымского природного заповедника были свезены отловленные олени. Там их перегрузили в грузовик покупателя и вывезли в направлении Симферополя. По дороге грузовик был остановлен сотрудниками ГАИ. При проверке выяснилось, что в накладной на груз значилось семь голов оленей, а фактически в кузове их находилось десять. Три оленя явно являлись незаконным, браконьерским товаром. На вопросы госавтоинспекторов люди, сопровождающие груз набрали чей-то номер телефона. После чего сотрудники ГАИ получили указание отпустить машину… и забыть о ней.

Выяснить у гендиректора Крымского заповедника Анатолия Польщикова, почему реальное количество отловленных животных не соответствует данным рескомприроды, «Центру» не удалось. Мы договорились с ним о встрече. Но когда прибыли к нему в приемную, его на месте не оказалось. Отвечать на наши вопросы он поручил главному экономисту заповедника Виктории Бариновой. При этом, Польщиков оставался на связи, консультируя ее. Однако разговора об оленях не получилось. Когда мы спросили, сколько оленей было отловлено в Крымском заповеднике в этом году, в трубке телефона Виктории Бариновой послышалось: «Зачем ей это знать?». После чего главный экономист ответила только то, что отлов проводится в рамках установленных лимитов. На чем разговор и закончился.

«КОРОЛЕВСКИЕ» ЗАБАВЫ

Вместе с тем, незаконный отлов заповедных животных наносит ущерб государству. Исходя из расчетов, установленных минприроды Украины, штраф за одну голову незаконно отловленного оленя составляет 15 тысяч гривен. Если исходить из этих расценок, то отлов 17-ти оленей, о которых мы говорили выше, должен стоить нарушителям 255 тысяч гривен.

Но отметим, что если бы факт превышения лимитов на отлов животных был установлен контролирующими органами, большого наказания чиновники бы не понесли. Даже если прокуратура предъявит претензии, штраф будет значительно ниже, чем установленный министерством охраны окружающей среды. Согласно постановлению Кабинета министров Украины, за незаконный отлов и отстрел заповедных животных полагается штраф всего-навсего в две тысячи гривен, то есть 17 оленей обошлись бы в 34 тысячи гривен.

В Счетной палате отмечают, что эта существенная разница в суммах ущерба приводит к развитию браконьерства в природных заповедниках, понижает статус заповедника и ставит под угрозу охрану диких животных на их территориях.

Но и это – лишь полбеды. Главная проблема заключается в том, что ситуация с браконьерством на заповедных территориях профильными государственными ведомствами полноценно не контролируется.

В то же время источники сообщают, что в Крымском природном заповеднике один раз в две недели обязательно проводится охота с использованием собак на оленя, кабана, косулю и муфлона.

К селекционным или диагностическим отстрелам эти мероприятия не отнесешь, так как научных сотрудников и специалистов ветеринарной медицины, контролирующих данные отстрелы, там и близко нет. Зато вместо них привлечены посторонние лица. Периодически здесь замечаются и народные депутаты, и представители крымской власти. То есть речь идет об увеселительных мероприятиях для «королевских» особ, а иначе говоря, – браконьерстве.

Доцент кафедры охотоведения Крымского агротехнологического университета Альфред Дулицкий утверждает, что численность животных сотрудники заповедника увеличивают сознательно, поскольку это приносит немалые деньги. «Запасы зимних кормов – естественный регулятор численности животных. Чтобы не увеличилось поголовье, просто не нужно подкармливать. В противном случае искусственным образом растет их популяция. Об этом знают все, в том числе и научные работники заповедника. Однако они находятся в рамках определенных хозяйственных интересов. К сожалению, заповедник сегодня рассматривается как своеобразная кладовая», – говорит он.

Конечно, доход от подобного рода «услуг» – это способ получить финансовое подспорье для поддержания заповедника. Поскольку средств, выделяемых на эти цели государством, не хватает. Но ведь, как мы выяснили, существенная часть таких сделок не отражается в отчетах государственных ведомств. Поэтому утверждать, что эти деньги идут именно на развитие заповедника, трудно.

Возможно, вопрос легализации подобного вида заработка руководству заповедника стоило бы вынести на широкое обсуждение как в ДУСе, так и в Минприроды. Если, конечно, действующая система не на руку самим чиновникам. Ведь доход заповедник получает не только от отлова животных, но и от вырубки деревьев и ряда других мероприятий. Но это тема – для отдельного материала. Читайте в ближайшее время.

Ольга Мельницкая, IJC

Читайте также: