Соблазн красивой жизни ведет к пуле киллера

Трудно найти человека, родившегося в эпоху развитого социализма, который не смотрел бы культовый фильм «Место встречи изменить нельзя». Глеб Жеглов — с его коронной фразой: «Вор должен сидеть в тюрьме!» — до сих пор является кумиром для большинства милиционеров России. К Володе Шарапову отношение у наших милиционеров двойственное. Но все они отдают должное его смелости, которая толкнула Шарапова на внедрение в банду… 

 Для подобных операций, называемых на милицейском сленге «внедренка», действительно нужны люди неординарные. И здесь важны не только смелость, но и моральные качества человека. Особенно в нынешнее время, когда бандиты живут гораздо лучше тех, кто их ловит. Слишком уж велик соблазн бросить нищенскую зарплату и с головой погрузиться в атмосферу огромных денег и больших возможностей. Только вот забывают такие «перебежчики», что за все в этой жизни приходится платить. И чаще всего собственной жизнью.

ВЫБОР

Ражко не сразу посвятил Алексеева в свои темные дела. По первости Петр работал в детективно-охранном агентстве, обеспечивающем безопасность легального бизнеса Полкана. Но через месяца три Ражко решился доверить Алексееву одно важное дело. Необходимо было съездить на Кавказ и договориться о поставках спирта. Прежний поставщик погиб в разборках. Требовалось договориться с новыми поставщиками и желательно по прежней цене.

С заданием Алексеев справился просто блестяще. В республике у него была парочка знакомых, еще со времен учебы в школе милиции. Через них Петру удалось найти нового поставщика, который запросил цену даже дешевле, чем прежний. Полкан был так доволен работой Алексеева, что стал выплачивать ему процент от реализации водки, изготавливаемой из дагестанского спирта. Петр стал ежемесячно получать весьма приличную сумму денег.

Он купил себе шикарную машину, переехал в арендованный загородный дом, стал одеваться в дорогие костюмы, приобрел кучу дорогостоящих безделушек, типа платиновой зажигалки «Ронсон» и швейцарских часов «Патек Филипп». И все чаще ему в голову приходила мысль, что все это закончится, когда он сдаст Ражко властям. И что тогда? Вернуться к рутинной работе зачуханного милиционера с нищенской зарплатой? Единственным счастьем которого будет премия к празднику и медаль на грудь. Но сделать выбор между присягой, долгом, уважением коллег с одной стороны и деньгами с другой Петр не мог довольно долго.

В самом начале 2001 года произошло событие, после которого Алексеев сделал свой выбор. В январе от инфаркта умер начальник областного ФСБ. Один из тех, кто знал истинную причину увольнения Алексеева из МВД. Петр немного побаивался «старших братьев», способных испортить ему жизнь, где бы он ни находился. А со смертью ФСБэшника (как он считал) ниточка оборвалась. И Петр принял судьбоносное решение. На очередной встрече с начальником областного УВД он прямо заявил, что отказывается сдавать Полкана.

— Мне без разницы, что Ражко поставляет наркотики и поит народ паленой водкой, — прямо заявил он генералу. — В конце концов, никто не заставляет наркоманов колоться, а алкашей пить сомнительную водку. Чем быстрее они сдохнут, тем легче будет дышать. Мне нравится моя нынешняя жизнь, и я не хочу ее менять. А что можете предложить мне вы?

От таких речей генерал сперва оторопел. Он попытался апеллировать к присяге, чувству долга, патриотизму наконец. Но в ответ услышал лишь саркастический смех. А других рычагов воздействия на Алексеева у генерала не было. Человеком он был умным, а потому быстро понял всю бесперспективность убеждений. Парень почувствовал вкус легких и больших денег и не собирался отказываться от этого аппетитного блюда.

— Я знаю, ты ни во что сейчас не веришь, — сказал он напоследок бывшему подчиненному. — Но высшая справедливость существует. И ты дорого заплатишь за свое предательство. Я в этом уверен на все сто!

Алексеев лишь посмеялся над этим заявлением. Он чувствовал себя полностью свободным. Да и что ему могла сделать милиция? Юридически он и так был уволен из рядов МВД с весьма компрометирующей трактовкой. А чтобы посадить его за решетку, правоохранительным органам требовалось собрать неопровержимые доказательства его преступной деятельности. У Алексеева уже сформировалось стойкое мнение, что без доказательств можно засадить какого-нибудь забитого работягу. Но не человека с деньгами и связями. Он уже ощущал себя неприкасаемым.

ТОТАЛЬНЫЕ НЕПРИЯТНОСТИ

Но очень скоро Алексеев вспомнил слова генерала. Когда под его ногами буквально загорелась земля. К тому времени, началу 2002 года, он уже вовсю включился в цепочку наркотрафика. Петр курировал транзит наркотиков через область в другие регионы, имея с этого собственный процент. Он стал по-настоящему богатым человеком. Не олигархом конечно, но весьма состоятельным. Футбольный клуб купить еще не мог, но вот небольшую океанскую яхту вполне. Ему было невдомек, что над ним уже начали сгущаться тучи.

Кроме двух областных генералов, о внедрении Алексеева в преступное сообщество знали еще несколько человек. В Москве. И эти люди посчитали, что бывший капитан МВД не просто нарушил присягу, а предал все, во что только и нужно верить. Такое прощать было нельзя. Нет, они не послали в область высококлассного снайпера из спецназа. Они решили, что предателя должна сожрать та самая клоака, ради которой он предал друзей, коллег и страну. В регион, где «зажигал» Алексеев, была направлена специальная, напрочь засекреченная группа сотрудников центральных аппаратов МВД и ФСБ.

Методы, которыми пользовались эти парни, нельзя назвать полностью законными, но они оказались весьма действенными. Сперва на дальней автостоянке, куда прибывали автомобильные цистерны со спиртом, случилась неприятная неожиданность. Разом полыхнули несколько грузовиков. В одночасье сгорело пятнадцать тысяч литров спирта. Ущерб был не смертельным, но по карману Алексеева и Полкана ударил.

А еще через пару месяцев в области стали регулярно задерживать крупные партии наркотиков. Не все, что задерживали сотрудники ФСКН (Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков) и ФСБ, предназначалось для внутреннего потребления. В основном это был как раз транзит.

Те, кто занимается оптовой торговлей наркотиками, заранее закладывают в свои бизнес-проекты подобные издержки. Ничего не поделаешь, таков бизнес, что потери в нем неизбежны. Но в данном случае потери оказались слишком серьезными. А ведь безопасность прохождения наркотиков через область гарантировали Полкан и Алексеев. Так что на них и повесили стоимость изъятого товара. Такие долги необходимо отдавать очень быстро. Иначе вместо денег можно отдать концы.

Алексеев, а тем более Ражко сразу поняли, что против них работает система. Умный человек в такой ситуации собрал бы все деньги, до которых мог дотянуться, и забился бы в самый глухой медвежий угол. Моля всех богов, чтобы о нем побыстрее забыли. Но Полкан и его правая рука всерьез считали себя хозяевами жизни, для которых закон не писан. Они попытались бороться. Но сперва необходимо было понять, кто же именно в правоохранительных структурах заимел на них зуб.

ВОЙНА С ГОСУДАРСТВОМ — БЕСПЕРСПЕКТИВНОЕ ДЕЛО

Пока Алексеев и Полкан пытались это выяснить, правоохранительные органы нанесли еще один удар. В течение трех дней были арестованы около десятка человек из областного УВД, прокуратуры и налоговой инспекции. Всех задержанных объединяло одно — они считались людьми Полкана. Аресты проводились сотрудниками Генеральной прокуратуры и управления МВД по федеральному округу. После этой акции всем в области стало понятно, что дни Полкана сочтены.

Чиновники, до тех пор буквально евшие из рук Ражко, стали сторониться авторитета. Замораживались его проекты, резко увеличивалась арендная плата за коммерческую недвижимость. За которую раньше Полкан платил сущие копейки. Предприятия, контролируемые Ражко и Алексеевым, стали подвергаться массированным и дотошным проверкам.

Полкан и Алексеев бесились, но как-то противодействовать государству были не в силах. Видимо, от отчаяния они решились на силовые акции. Сперва были жестоко избиты два сотрудника налоговой инспекции. Потом подожгли автомобиль строптивого следователя прокуратуры. А затем был убит аудитор Счетной палаты, раскопавший махинации с бюджетными деньгами, проходившими через коммерческие структуры Ражко.

Этими акциями Алексеев и Полкан пытались восстановить свое реноме в области. Они решили просто запугать представителей власти. Но не тут-то было. Ответ последовал незамедлительно. Через два дня после убийства аудитора спецназ ФСБ и физзащита налоговой инспекции провели показательные выступления. Были задержаны, а потом и арестованы 18 человек из группировки Полкана. Еще пятеро оказались в морге. Как следовало из официальных протоколов, они оказали вооруженное сопротивление правоохранительным органам.

Тут уж стали разбегаться даже рядовые боевики группировки. Впрочем, с этим еще как-то можно было справиться. На просторах страны всегда найдется достаточное количество безбашенных парней, готовых рискнуть головой в расчете на красивую и богатую жизнь. Но любая война требует денег. А вот с этим «топливом» для войны у Полкана и Алексеева были серьезные проблемы. Требовалось срочно поправить финансовое положение. И авторитеты решили пощипать своих.

Занимаясь наркотиками, они были осведомлены о маршрутах транспортировки медленной смерти не только в своей области, но и в соседних регионах. Оставалось лишь выяснить, когда наркоторговцы будут перевозить крупную партию, и забрать ее.

Бывшие милиционеры сделали все профессионально и чисто. Курьеры и сопровождающие были убиты, наркотики проданы за тысячу километров от той области, где хозяйствовали Алексеев с Полканом. Да и сам продавец после заключения сделки и получения денег за товар скоропостижно скончался. Вроде бы все концы были обрублены. И возможно, никто бы и не догадался, что почти полтора центнера героина украли именно они. Но некто в правоохранительных органах подкинул наркомафии информацию, свидетельствующую о том, что наркотики взяли именно Полкан и его помощник.

РАСПЛАТА

— Кто-то слил информацию боссам наркомафии, — хмуро сообщил Полкан своему ближайшему помощнику. — Нам сделали предъяву. Если не предоставим доказательств своей невиновности в течение недели, нас убьют. А насколько я понял, объясниться будет очень сложно.

— И что делать? — потерянно спросил Алек-сеев.

— Делать нужно ноги, — усмехнулся Ражко. — И как можно быстрее. Против нас работают спецслужбы, а потому за рубеж нас вряд ли выпустят. Даже по поддельным паспортам с другими фамилиями. У меня есть одно местечко, о котором никто не знает. Попытаюсь отсидеться там. А когда все успокоится, вернусь и отдам долги.

У Алексеева такого места не было. В заначке еще оставалась пара сотен тысяч долларов, и вроде можно было попытаться уехать куда-нибудь подальше. Но Петр достаточно проработал в уголовном розыске, чтобы прекрасно понимать, что уйти бесследно у него не получится. Все равно останутся следы и свидетели. В конце концов его все равно вычислят. И уберут.

И тут он вспомнил слова генерала о высшей справедливости. И у него впервые екнуло сердце. А вдруг эта самая высшая справедливость существует на самом деле? И все, что с ним сейчас происходит, и есть расплата за предательство. Но Алексеев отмахнулся от этих мыслей. А вот воспоминание о генерале привело его к решению вопроса о том, где можно на время затаиться.

На следующий день он уже был в приемной начальника УВД области. Ему пришлось прождать почти три часа, пока генерал соизволил его принять.

— Я готов сдать вам весь наркотрафик в регионе, компромат на кучу чиновников и сотрудников правоохранительных органов, — заявил он генералу. — Доказательную базу, включая номера счетов и даты получения ими денег. Я очень много знаю.

— А в ответ ты хочешь, чтобы мы оградили тебя от киллеров наркомафии, — спокойно продолжил генерал. — Если ты дашь признательные показания, мы будем рады. Но отдельную камеру тебе предоставлять никто не собирается. Будешь париться в общей. Причем не в ментовской, а в обычной. Ты сам сделал свой выбор, так что жри свое дерьмо полной ложкой.

После этого разговора Алексеев окончательно понял, что его богатой и красивой жизни пришел конец.

Оставшиеся три дня до своей смерти (после посещения генерала) Алексеев беспробудно пил. Его застрелили из снайперской винтовки в тот момент, когда он отправился за очередной порцией спиртного. Даже послать в магазин ему было некого — в первую очередь с тонущего корабля бегут крысы… Полкан, забившийся в глухой таежный поселок, пережил своего помощника всего на два месяца.

(Все имена и фамилии изменены.)

Алина МАКСИМОВА,  «Криминал» 

Читайте также: