Российская “инквизиция”: как преследуют “свидетелей Иеговы” в оккупированном Крыму

Российская “инквизиция”: как преследуют “свидетелей Иеговы” в оккупированном Крыму

На прошлой неделе Гагаринский районный суд Севастополя приговорил местного жителя Виктора Сташевского к шести с половиной годам лишения свободы. Вина этого человека, по мнению следствия, заключалась в том, что он продолжал деятельность местной организации “Свидетелей Иеговы”, хотя российским судом их деятельность запрещена.

Сколько иеговистов на полуострове уже пострадали за свои религиозные убеждения, как в ФСБ расследуют такие дела и с какими нарушениями прошел суд над Сташевским, читайте в материале Центра ZMINA.

Конвейер запущен

Среди арестованных в первой волне крымских “свидетелей Иеговы” Виктор Сташевский стал замыкающим. Счет открыла джанкойская община, в которой обыски прошли по восьми адресам в ноябре 2018 года. Несмотря на масштабность силовой операции, дело было возбуждено только в отношении одного человека – главы бывшей общины “Сиваш” Сергея Филатова. Он подозревался по статье 282.2 УК РФ (“Организация деятельности экстремистской организации”). Предварительное и судебное следствие длилось почти полтора года, а в результате Джанкойский городской суд приговорил Филатова к шести годам лишения свободы.

Сергей Филатов (по центру). Фото: Крымский процесс

В середине марта 2019 года обыски прошли по нескольким адресам в Ялте, и тогда же было возбуждено уголовное дело по аналогичной статье в отношении представителя ялтинской религиозной организации Артема Герасимова. Первоначально суд первой инстанции приговорил его к оплате штрафа в размере 400 тысяч рублей, но Герасимов, не желая признавать себя виновным, подал апелляционную жалобу. Верховный суд Крыма пересмотрел приговор – ялтинца арестовали в зале суда и так же, как Филатова, отправили в колонию на шесть лет.

Спустя почти год после этого суд вынес приговор и в отношении Виктора Сташевского, который стал подозреваемым еще в середине 2019 года. Но деятельность по борьбе со “Свидетелями Иеговы” за это время вышла на новый уровень: к практике возбуждения уголовных дел в отношении одного лица, выполняющего руководящую роль на местном уровне, добавилась практика более массовых арестов и возбуждения дел не за организацию, а за членство в “экстремистской организации”.

Виктор Сташевский. Фото с сайта https://jw-russia.org

Сегодня на полуострове расследуются уголовные дела по меньшей мере в отношении шести крымских последователей учения “Свидетелей Иеговы”. Двое севастопольцев – Евгений Жуков и Владимир Маладыка – лишены свободы и ждут суда в следственном изоляторе. Еще двое севастопольцев – Игорь Шмидт и Владимир Сакада, а также житель Ялты Тарас Кузьо находятся сейчас под домашним арестом. А некий житель Керчи, по всей вероятности Артем Шаблий, пребывает под подпиской о невыезде.

Как посадить за веру?

Несмотря на то что представители организации весьма неохотно общаются с посторонними о деталях и особенностях их преследования, уже сейчас можно составить примерный шаблон того, как крымские силовики штампуют уголовные дела против верующих. Все начинается с “интереса к Библии”, который проявляет оперативный сотрудник или его агент в том или ином городе Крыма.

Через непродолжительное время изучения писания “новый адепт” попадает на собрание единоверцев и осуществляет скрытую аудио- или видеозапись происходящего. Несмотря на то, что с 2017 года деятельность “Свидетелей Иеговы” по решению Верховного суда России запрещена, сторонники вероучения продолжают собираться для молитв и утверждают, что никакой суд не вправе регулировать, в каком составе, где и кому они должны совершать религиозные обряды.

В то же время российские правоохранители рассматривают совместные молитвы как деятельность запрещенной судом организации. Поэтому засланный агент продолжает ходить на собрания, пишет выступления, выявляет активных участников, фиксирует системность их “преступной” деятельности. Затем устанавливаются личности тех, кто принимал участие в мероприятиях, а главное – тех, кто вел собрания.

Многие из последователей этого религиозного течения неоднократно сталкивались со слежкой, а также с тем, что их лица или действия скрыто (а иногда и открыто) снимают на видео. А часть “актива” организации давно и хорошо известна силовикам, поскольку до 2017 года “Свидетели Иеговы” регистрировали юридические лица, подавая сведения об учредителях этих общин.

Далее, как правило, следуют возбуждение уголовного дела, обыск, а иногда и необоснованный штурм домов и квартир, где проживают адепты организации, изъятие религиозной литературы и обязательное заявление в подконтрольных СМИ о раскрытии очередной “ячейки сектантов из экстремистской организации”. В дело помимо тайно записанных собраний добавляются показания “засекреченного свидетеля” – того самого, который проявлял интерес к Библии, а также заключение специалиста о том, что в разговорах речь идет именно о вероучении “Свидетелей Иеговы”, а не каком-то другом течении, которое пока еще не запрещено в России. На этом существенные доказательства и заканчиваются – вскоре дело передается в суд.

За закрытыми дверями

Судебные процессы по таким делам в оккупированном Крыму имеют ряд общих моментов. Так, общей особенностью рассмотрения уголовных дел в отношении крымских “свидетелей Иеговы” в местных судах является тотальное нарушение принципа гласности правосудия. Во всех трех делах, по которым суды уже вынесли приговоры, судебные заседания проходили в закрытом режиме. Кроме того, ни по одному из дел крымских “свидетелей Иеговы” нет обнародованных на сайте суда копий приговоров.

Более того, во время рассмотрения дела Виктора Сташевского его фамилия, а также фамилии прокурора и защитника на официальном сайте Гагаринского районного суда Севастополя оказались скрыты. А на оглашение вводной и резолютивной части приговора небольшое число слушателей пускали только при условии, если они оставят мобильные телефоны и другие устройства за пределами здания суда. Данное требование не регламентировано абсолютно никакими нормативными актами и является незаконной инициативой местных работников суда.

Еще одной примечательной особенностью в деле севастопольского иеговиста стал тесный рабочий контакт между следствием и судом. Как только судья Павел Крылло закончил читать приговор и вышел из зала суда, в коридоре его ждал следователь ФСБ, который, со слов севастопольских единоверцев подсудимого, вел дело Виктора Сташевского. Судя по реакции судьи, следователь ему был хорошо знаком, и судья точно знал, с какой целью тот его ждал в коридоре. Он прошел вместе с Крылло в кабинет судьи и пробыл там около пяти минут. Такие “наработанные” контакты между судьей и следователем не способствуют вере в независимость и объективность судьи, вынесшего приговор.

В заключение

Сторонники религиозной организации “Свидетели Иеговы” стали удобной мишенью для преследования со стороны крымских силовиков. Наличие статуса запрещенной организации, несложная процедура “внедрения”, минимальный набор уличающих доказательств и полное отсутствие рисков со стороны “разрабатываемого контингента” – вот набор благоприятных факторов, позволяющих местным правоохранителям успешно раскрывать новые и новые ячейки экстремистских организаций, без труда набирая из числа “Свидетелей Иеговы” столько подследственных, сколько требуется на нынешний квартал.

Тотальная зависимость крымских судей от сотрудников спецслужб упрощает и без того не слишком сложную процедуру рассмотрения таких дел. Местные служители Фемиды послушно закрывают от лишних глаз религиозные судебные процессы и скрывают от общества принятые по ним решения. При этом выносятся реальные и достаточно суровые приговоры, связанные с длительным лишением свободы. И какие-либо предпосылки к снижению уровня преследования “свидетелей Иеговы” пока отсутствуют.

Автор: Артем Гиреев; Центр прав людини ZMINA

Читайте также: