Охота на крокодила в Африке. Партийная жизнь и охота на летучих мышей…

…На мадемуазель корреспондент африканская деревня произвела впечатление… Она думала, что всё гораздо лучше… н,у в смысле комфорта и удобств… Ну а когда Адама налил своему двухлетнему ребёнку водки, мотивируя тем, что у дитя насморк (у дитя всё лицо от уха до уха было в соплях), это действо отняло у журналистки дар речи… 

Мы едем в Кая, что находится на севере от Уагадуги. Кая — это столица «священных крокодилов». Там президент страны назначил торжественное собрание по поводу подписания каких-то договоров с белыми французами, американцами, ну и ещё с кем-то Присутствует вся Национальная Ассамблея, ну и мы, конечно! Посередине стадиона построили трибуну, всё поле окружило огромное количество внедорожников (самых дорогих) плюс охрана.

Все — и белые в том числе! — ожидали приезда президента. На дороге, ведущей к стадиону, появился кортеж из 40, как минимум, машин (все 4х4) и один грузовик с оркестром (военным) — это приехала мадам президента. Мадами её свита расположились на трибуне, оркестр занял ударную позицию, и в этот момент прилетел президент на вертолёте МИ-8 (круче только горы, выше только звёзды!).

Пока они трепались о светлом будущем Буркина и о том, как они активно возьмутся за дело (ля-ля, фа-фа), наш депутат по-тихому отвалил — давал о себе знать похмельный синдром и два часа ожидания. Засели в каком-то местном кошмаре — так, что б было видно дорогу: нельзя пропустить конец собрания, надо отметиться! Я не могу сказать, что президент — диктатор, хотя все его так называют, но здесь по-другому, похоже, нельзя: если негры бояться не будут, то они разворуют страну за три дня, а это и так самая бедная страна в мире.

Профессор критикует президента за то, что недостаточно строится школ, программа образования — говно и т.д. Это странная критика: профессор имеет высшее образование, преподаёт в высшем учебном заведении страны, а президент закончил только местное военное училище, ну и по своему профилю — отличный специалист, ведь армия Буркина Фасо считается самой лучшей в Африке. Вообще, это профессору надо заняться школами и образованием, а не гавкать из кустов, находясь в оппозиции. Ему предлагали неоднократно, но он почему-то отказывается…

Мы прогуливаем общее собрание Национальной Ассамблеи небезуспешно, на закуску подают брошетки (мини-шашлык) аля Кая; на тонкой палочке длиной сантиметров 15 нанизаны маленькие кусочки мяса, баранина, говядина, только не свинина (хотя она подошла бы лучше). 20 граммов мяса запанированы в измельчённом арахисе, смешанном с арахисовым маслом. На такой же манер есть и печень аля Кая! Торчим!..

Окончилось собрание, все двинулись на выставку сельскохозяйственных машин и оборудования местного производства. На выставке были представлены плуги для волов в широком ассортименте (!), пресс для соломы — ручной, множество насосов с педальным приводом (один даже с рамой велосипеда и седлом), мангалы для жарки мяса, жаровни, переделанные из железных бочек, алюминиевые кастрюли, отлитые вручную из гвинейских бокситов, лопаты, кирки, мотыги (китайские) по 10 долларов за штуку, ручной пресс для производства арахисового масла…

Ну и коммерсанты с китайскими кастрюлями, арахис, каритэ (масло), пима (перец), сироп в пластиковых бутылках производства местной артели имени Патриса Лумумбы, апельсиновый, мятный, тамарин по 12 гривен за литр, опять пентад, куры, гуси, бараны в живом виде и жареном, гусеницы шитуму, батат, иням, кукуруза… В начале 21 века всё это выглядит удручающе. Россия собирается на Марс, Америка — опять на Луну, а тут начало Железного века плюс феодализм, рабство и нео-колониализм…

Депутаты с важным видом обходили торговые ряды (но покупать ничего не спешили), важно надували щёки, одобрительно махали головами. А зачем им всё это? Они приехали на очень дорогих машинах, у каждого — дом стоимостью не менее 250 000 долларов, зарплата в 3000 долларов, да и тот же сироп они покупают в ливанском магазине… Правда, мадам президента купила пару плугов — в подарок для деревни президента. На этом, в общем-то, и всё. Президент улетел, «шишки» разъехались, а мы немного задержались, чтоб не ехать в толпе.

Посетили сувенирную лавку: те же портфели, эбена нет, но есть кожа крокодила — та, которая снимается, когда крокодил якобы умирает своей смертью (это их основная версия). Продавец зарядил 100 долларов за шкурку — у него при виде депутата и белого совсем рамсы в башке попутались. Я задал вопрос: почём? Он думал три минуты, боялся продешевить; я рассмеялся, но покупать не стал, чем обрадовал депутата. Идём к машине, этот тип бежит за нами, портфели под мышками, на шее — шкура, хочет поторговаться, но я делаю недовольную рожу: мол, ты оскорбил нас своей ценой, и поезд ушёл… Вернулись домой, будем смотреть китайский фильм. Опять без перевода.

Дори

…Нашему профессору пришла в башку одна чудесная мысль — проверить как работает партийная ячейка в городе Дори. И послал он нашего депута с инспекторской проверкой, выдал бабло на командировку и пожелал счастливого пути. И мы поехали…

так происходит заседание полит.ячейки
так происходит заседание полит.ячейки

междугородный автобус
междугородный автобус

Дори — это конец Сахары (вернее, её южная граница). 570 километров дороги с животными в одной машине — психологически тяжело! Едем на партсобрание… На подъезде к Дори справа и слева появляются барханы песка, он светлее красной земли Саванны. Барханы, чередуются с красной каменистой почвой Саванны, поросшей кустарником и кое где — акацией. Дори — это добыча золота; золото в земле, но воды нет, нечем промывать… Бурят скважину, нагребут огромную кучу грунта и промывают вручную.

А если скважины нет, то весь засушливый сезон народ гребёт породу руками и промывают только в сезон дождей — всё как 300 лет назад… Особо богатые залежи в Горум-Горум, но это уже Сахара, туда мы не едем, что меня чрезвычайно радует. Население Дори, в большенстве своем — это Пёль, Туареги, Томашеки, ну и Моси… Основной промысел — разведение скота, как крупного рогатого, так и горбатого — верблюдов (верблюды — одногорбые дромадеры), коров зебу с горбом на шее и крутыми рогами, баранов и коз.

Архитектура сильно отличается от домиков в Саванне, чувствуется арабское влияние, но всё построено из той же глины; стены в один метр толщиной, стены высокие и сходятся в одну точку вверху, а пол опущен на 50 сантиметров в землю — даже в 50 по Цельсию. в таком доме не жарко и без кондишена и вентилятора. Большенство населения — мусульмане. Одеваются как жители Сахары: в синий балахон (бубу) и тюрбан на голове.

Машину со всех сторон облепили местные попрошайки, они стучали своими железными банками, требуя подаяния, но не тут-то было… их отогнал палкой встречавший нас член партии «Ренессанс», и только после этого мы вылезли из машины. После машины с кондиционером резкий удар жары, воздух горячий плюс лёгкий ветер, и у аас полное ощущение бани… И зачем тому Мише здесь баня? Ни хрена не пойму!..

В доме нас ждали однопартийцы и сочувствующие — все замотаны в синие балахоны. Опять местная каша «то», бараны, куры… только нет браги, а варят чифир. Депутат купил пива для партийцев и кока-колу для народу… бабы ходят по двору как космонавты в чёрных балахонах с паранджой, маски-шоу в натуре… Выпили, поели, зачитали прокламацию, члены партии поставили на ней свои отпечатки пальцев (по причине неграмотности), сели пить чифир…

А в это время белое Солнце Пустыни клонилось к западу; в пустыне Солнце действительно белое… По окончании собрания и посиделок, мы переместились в очередную африканскую рыгаловку, на краю города и с видом на барханы. Расположились под навесом, ответственный за встречу (туарег) тоже с нами, все лакают пиво со льдом, обсуждают политическую ситуацию в стране…

Сын ответственного привёл его транспорт — одногорбого верблюда под седлом (ну и высокий он, я вам скажу); седло крепится между горбом и шеей, у седла привязано замотанное в тряпку ружьё. Разговорились об охоте; он говорит: да какая тут охота, разве что гиен отогнать от стада, да змею пристрелить… Много ли тут змей? «Да полно…»

Депутат видимо напрягся — он их отчаянно боится, Мухамед (ответственный) продолжил: «Да я хоть сейчас найду!»

Он подходит к верблюду, опускает его на передние колени, разматывает ружьё — ружьём оказалась капсюльная фузея невероятного калибра, отъехал в пределах нашей видимости… выстрел… слез с верблюда… вернулся к нам, из мешка высыпал гремучую змею, перестреленную пополам. Я подошёл, чтобы рассмотреть получше.

— Осторожно, это опасно.

— Так она убита!

— Не совсем…

Он подносит палку к её голове, и она тут же вцепилась н неё зубами, хоть и перестреленная на две части…

У меня вопрос:

— Как ты нашел её так быстро?

— Это не я, а верблюд.

Всё понятно, вопросов больше не имею. В течении двух часов я подносил палку к её голове, и она тут же её кусала… И тут только до меня дошло, какую проблему я мог найти с «зелёной мамбой» — но мне повезло: я разбил камнем её башку! От этой мысли мне стало нехорошо… прошиб озноб, несмотря на жару…

Мухамед рассказал, что в последнее время появилось много чёрных кобр. В моей памяти всплыл прайс-лист на змеиный яд… вот бы яду нацедить, можно было б заработать. Мне захотелось влезть на верблюда; пацан опустил его, я залез в седло… удобное седло… поднялся вместе с верблюдом, оказалось — высоко, непривычно высоко.

Пацан поводил верблюда вместе со мной и… отказался опускать меня на землю: бабки вымогает… иди-ка ты на…, лохарь туристов!.. Я нашёл у верблюда педаль, — я видал раньше, как они их опускают на колени. Ногой надавил ему на шею, верблюд опустился на колени; пацан был разочарован, но я дал ему 100 франков за работу.

Утром вернулись в Уагадугу… Скоро поедем в Бобо; может, и на охоту попадём!

Охота на летучих мышей (или на летающую нутрию?), которая сорвалась

Рано утром я и кузен махнули в деревню, тем более кузен неделю назад настрелял в деревне из рогатки 12 мышей… И я с радужными мыслями уже готовился предложить вам настоящий африканский рецепт приготовления… их!

По дороге заехали в охотничий магазин — купить патронов, но цена не устроила кузена; он предложил купить их в деревне.

охотничий магазин

15 километров на мопеде мы пролетели как пуля… Встретили Адама — он собирался свалить из дому: так как он взял себе вторую жену, и это его слегка кумарило — теперь их две, и они в один голос требовали денег…

ружьё Матиаса

Адама был растроен, сказал, что его ружьё сломалось — не стреляет, боёк сточился… Мы посочувствовали. И поставили его перед фактом: у нас нет патронов. Продай 4 штуки!.. Без базара продал нам по 300 франков. Мы взяли ружьё Матиаса….

и попёрли лазить по деревне, под каждым манговым деревом!

и попёрли лазить по деревне, под каждым манговым деревом!

… и попёрли лазить по деревне, под каждым манговым деревом!…

В самой деревне летучих мышей не оказалось: скорее всего, их сожрали… Пошли на реку. Адама ходил вместе с нами, но вдруг прибежал пацан и забрал его куда- то. Мы же продолжили наши поиски кровососов. и вот ОНИ висят вниз головой… Кузен подкрался… прицелился… но выстрела не последовало: осечка! Мыши разлетелись…

голубь

Патрон малийской фабрики дал осечку. Пошли догонять мышек в сторону реки. Моя очередь стрелять… я ищу мышек, но их нет… увидал дикого голубя на дереве… прицелился… нажимаю на крючок… опять осечка… переломил ружьё, взвёл ударный механизм… выстрел… есть один голубь!

…А мышки разлетелись дальше, оставив нам только своё дерьмо на банановых листьях…

…Идем по берегу реки. Мыши перелетают на другой берег; стрелять можно, но невозможно переправиться через реку — ближний мост за 10 километров: мышки не дурные, вернее — пуганые… Они тут катят не хуже перепёлок…

три патрона дали осечки

Остальные три патрона дали осечки, и последующие перезарядки не принесли успеха. Результат на 4 патрона — 5 осечек и один голубь.

Так и брели мы по берегу в поисках чего-нибудь… Ну и нашли Адама: он лежал на грядке, присыпанный соломой — маскировался! Пацан сказал ему, что по берегу у самого огорода лазит крокодил, и этот паразит скрыл от нас радостную новость, решил сам его пришить. Но не тут-то было…

Я выдрал у него из кармана один патрон (у него их было всего два, и делиться с нами он не собирался — зажал, короче… пришлось рэкетировать… и всё это происходило в положении лёжа, в 15 метрах от крокодила), залёг с ним рядом. Крокодил, вернее — крокодилица присматривала место для выкладки яиц… ну и грелась немного, так как вода была сравнительно холодная. Я чётко видел хвост и туловище, голова была в траве… Стреляю из положения лёжа в передние лапы!

Адама стреляет второй раз в то место, где по его предположению должна быть голова у жертвы… Выхватывает мачете и рвет в атаку, я — за ним; он с размаху треснул трижды крокодила по башке, тот и затих… Прикидали его травой, чтоб остыл немного… Надо разведать обстановку в деревне до того, как его перенести.

А в это время… Да, а в это времяпо лесу (заповеднику) в 10 километрах от нас лазил российский консул Михаил Слепцов и корреспондент краснодарского журнала… Ну я им и позвонил:, мол вы можете сфотографировать крокодила и весь процесс снимания шкуры и приготовления… И Мишка хотел купить крокодилинки… ну, чтоб покормить корреспондента!.. Они приехали через тридцать минут…

 

…На мадемуазель корреспондент африканская деревня произвела впечатление… Она думала, что всё гораздо лучше… н,у в смысле комфорта и удобств… Ну а когда Адама налил своему двухлетнему ребёнку водки, мотивируя тем, что у дитя насморк (у дитя всё лицо от уха до уха было в соплях), это действо отняло у журналистки дар речи…

И вот мы всей компашкой (я, кузен, Адама, консул, журналистка и пару младших братьев Адама) пошли на берег, сделать несколько снимков… Шли через огороды; крокодил лежал там, где мы его оставили… Мишка закричал:

— Пусть Марина возьмёт его за хвост…, — мол, он будет делать фото.

Она и взяла крокошу за хвост… а он как им дернет! Эту картину надо было видеть!.. Если честно, то я и сам не ожидал, что остаточные рефлексы могут сохраняться так долго… Ведь я лично видел, как Адама разбил ему всю головы мачете! Ну и мы стреляли два раза… крокоша дёргнул хвостом, журналистка отскочила… защёлкали фотоаппараты…

Она: «Он живой, он живой!!!»

Да нет, он умер… Мишка настаивал на том, чтоб она взяла его за хвост — она ни в какую! Мне пришлось зажать ему пасть, чтоб не укусил, и только после этого мы сделали снимок…

Младший брат Адама загрузил «тело» в мешок, и мы двинули в деревню под сильным впечатлением…

Адама начал строить новый дом у себя в огороде — для новой жены; мы расположились там… Скажу по другому: Адама кинул на пол кусок жести и тут же приступил к снятию шкуры; мы, выше названые, рассматривали весь процесс, холодный глаз фотоаппарата фиксировал каждое движение мастера…

Короче говоря, порезвились не на шутку… крокодильчик длинной 1,70м. Мишка купил мясо за 10 000 франков (20$) чистым весом около 30 килограммов. Я забрал шкуру для дальнейшей обработки. На этом всё и закончилось…

Затем была проза жизни. Мы заехали к Галине — главному санитарному врачу Бобо Диуласо — и приготовили его согласно африканских кулинарных традиций: жареным во фритюре…

Жаль, мышей не настреляли, репортаж был бы просто бомба!

Продолжение следует

Евгений Биличенко

Читайте также: