«Волкодавы» Смерша

История военной контрразведки Смерш, несмотря на немалое количество публикаций о ней, до сих пор имеет много закрытых для исследователей страниц. Что предопределяется характером самой организации и политикой власти в советское время, стремившейся многое засекретить. Отсюда и двойственность в ее оценках и множество расплодившихся вокруг нее мифов.

Органы безопасности Вооруженных сил существуют в России стране с 20 декабря 1918 года. Время от времени они меняют свое название, но сохраняют свою суть. Но у Смерша была своя особенность: помимо спецопераций, соответствующих ее контрразведывательному профилю (борьба с иностранными разведками) эта организация занималась и делами чисто идеологического характера: депортациями, интернированием, репатриациями, борьбой с инакомыслием.

Структура о трех головах

Начало Великой Отечественной войны 1941–1945 годов органы военной контрразведки встретили в трех ипостасях. Назывались эти независимые друг от друга подразделения так: 3-е управление Наркомата обороны, 3-е управление Наркомата Военно-морского флота, и 3-й отдел Наркомата внутренних дел СССР. Почти через месяц после начала боевых действий (17 июля 1941 года) военная контрразведка была реформирована в Управление особых отделов НКВД. Шел поиск наиболее эффективной в условиях военного времени формы ее деятельности.

И вот в начале апреля 1943 года, в ходе заседания Государственного комитета обороны было принято решение о реформировании этой структуры в Главное управление военной контрразведки, которой решили дать короткое, но броское название. «Смерть немецким шпионам», на что Сталин возразил: «Почему только немецким?» И предложил свой, более короткий, но и более емкий вариант: Смерш («Смерть шпионам»).

Управления военной контрразведки Смерш создавались при Наркомате обороны, при Наркомате Военно-морского флота СССР. Был создан и Отдел контрразведки Смерш при НКВД. В целом же руководил Смершем Иосиф Сталин (как председатель Государственного комитета обороны и нарком обороны СССР). Согласно Постановлению ГКО № 3222 об утверждении положения о ГУКР «Смерш» НКО СССР, органам Смерш ставилась задача борьбы с агентурой противника, с проникшими в части армии антисоветскими элементами, борьба с изменой Родине и предательством, дезертирством, членовредительством.

Официально начальником ГУ контрразведки Смерш был кадровый энкавэдэшник, 35-летний Виктор Степанович Абакумов, сумевший всего за десять лет (с 1932 года) пройти путь от рядового сотрудника НКВД до руководителя одной из крупнейших и влиятельнейших структур служителей плаща и кинжала. (Кончил, правда, плохо — был расстрелян 19 декабря 1954 года как «враг народа».)

Игры с противником

Вторая половина 1943 года и весь 1944-й были отмечены активностью в деятельности разведывательных органов Германии по заброске на территорию СССР агентов, прошедших специальное обучение. В основном это были бывшие военнопленные Красной армии (реже — эмигранты), согласившиеся работать на немцев, чтобы освободиться из лагерей смерти и выжить. Эта логика мышления для большинства согласившихся на сотрудничество с вражеской разведкой обернулась человеческими трагедиями.

С одной стороны, германская разведка, стараясь закрепить за собой завербованных агентов, поручала им такие задания, выполнение которых отрезало для них дальнейшие пути прихода с повинной и перевербовки. С другой стороны, советская контрразведка не знала жалости к «изменникам Родины» и расстреливала их без суда и следствия.

Со второй половины 1943 года Смерш активно включился в так называемые «радиоигры» с противником. Их целью было парализовать деятельность вражеской разведки и оказать помощь Красной армии в разгроме противника. Достигалось это путем передачи врагу военной дезинформации от лица засланных к нам немецких агентов или завербованных ими советских граждан. Последняя разрабатывалась в соответствии с указаниями Генерального штаба Красной армии.

Достаточно сказать, что уже к концу 1943-го Смерш вел 83 радиоигры. О передаваемой противнику дезинформации докладывалось Верховному главнокомандующему. О том, какое значение им придавало советское командование, говорят хотя бы такие факты. Только в январе 1945 года (то есть за четыре месяца до окончания войны, когда было ясно, что Германию ждет безусловное поражение) активно работали шесть радиоточек нашей контрразведки: «Ревизор», «Запоздалые», «Связисты», «Ключ», «Братья», «Туристы»; в феврале — четыре: «Диверсанты», «Вега», «Корни», «Старики»; в марте — пять: «Дезертиры», «Проба», «Лабиринт», «Цепь», «Вальд»; в апреле — четыре: «Звено», «Пограничники», «Организаторы», «Финал»…

Последняя радиоигра, проводившаяся на берлинском направлении, была самой короткой по времени — двадцать дней, но символичной по названию — «Финал». Принятые тогда заключительные аккорды морзянки разведывательных центров германского командования возвестили об окончании войны.

С 1943 года до окончания войны центральным аппаратом ГУКР Смерш НКО СССР и его фронтовыми управлениями было проведено 186 радиоигр. Благодаря им на нашу территорию удалось заманить свыше 400 кадровых сотрудников и гитлеровских агентов, захватить десятки тонн грузов.

Найти и обезвредить

Если в 1941 году на прифронтовую зону (зона ответственности нашей контрразведки) приходилось около 45% от общего количества разоблаченных агентов германских вооруженных сил, в 1943-м эта цифра возросла до 55%, а в 1944—1945 годах — до 88%.

Только в ходе Курской битвы смершевцы обезвредили более полутора тысяч немецких агентов и диверсантов. Контрразведчиками Центрального фронта были обезврежены 15 разведывательно-диверсионных групп противника, в том числе и та, которая должна была ликвидировать командующего фронтом генерала армии Константина Рокоссовского.

Во время битвы за Днепр смершевцы 1-го Украинского фронта выявили и ликвидировали более 200 агентов вермахта и 21 разведывательно-диверсионную группу. В 1944 году было предотвращено готовящееся покушение на Сталина. В ходе Висло-Одерской операции (начало 1945 года) при участии смершевцев 1-го Белорусского фронта было ликвидировано 68 диверсионно-разведывательных групп противника. В ходе Кенигсбергской операции (апрель 1945 года) смершевцы 3-го Белорусского фронта пресекли деятельность 21 диверсионно-разведывательной группы.

При этом борьба с противником носила характер хорошо скоординированных оперативно-войсковых, специальных операций. Например, операция «Березина», в ходе которой было задействовано несколько тысяч человек. (В 1944 году после успешного наступления советских войск в Белоруссии контрразведка начала радиоигру с германскими спецслужбами, выдавая свой передатчик за радиостанцию оказавшейся в окружении немецкой воинской части и получившей приказ из Берлина на проведение диверсий в тылу Советской армии. После этого фашистская ставка регулярно получала «отчеты» об успешных действиях диверсантов, взамен отправляя им оружие, продовольствие, радистов с новыми шифрами и даже награды.)

В ходе операции «Монастырь», проведенной смершевцами совместно с НКВД, с целью дезориентации немцев была даже создана лжеантисоветская организация, якобы объединявшая сторонников монархизма и будто бы имевшая штаб-квартиру в Новодевичьем монастыре Москвы.

Смершевцы 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта осуществляли операцию по зачистке Рейхстага и Рейхсканцелярии в Берлине (май 1945 года), участвовали в задержании важных нацистских лидеров, а также в опознании трупов Гитлера и Геббельса.

Служба в оперативном составе ГУКР Смерш была крайне опасной — в среднем оперативник служил 3 месяца, после чего выбывал по смерти или ранению. Только во время боев за освобождение Белоруссии погибли 236 и пропали без вести 136 военных контрразведчиков. Первым фронтовым контрразведчиком, удостоенным звания Героя Советского Союза (посмертно), был старший лейтенант Петр Жидков — опер-

уполномоченный отделения контрразведки Смерш мотострелкового батальона 71-й механизированной бригады 9-го механизированного корпуса 3-й гвардейской танковой армии. 6 ноября 1943 года в бою около села Хотов Киевской области во фланг нашим стрелкам ударил гитлеровский отряд. Из-за внезапности удара и превосходящих сил противника бойцы растерялись. Тогда Петр Жидков личным примером поднял солдат в контратаку. В рукопашном бою он уничтожил нескольких гитлеровцев, но и сам получил смертельное ранение.

Тысячи сотрудников Смерша погибли в ходе боевых операций. Многие из них отмечены высокими правительственными наградами.

Зловещая слава

Однако история Смерша имела и «обратную сторону медали»: депортации, интернирование, репатриации, борьба с инакомыслием в рядах Красной армии.

Первый удар пришелся по советским немцам, Сталин считал их потенциальными предателями, «пятой колонной». В 1941—1942 годах в восточные районы страны были депортированы 367 тысяч советских немцев, в 1943-м — еще 187 тысяч. Перед Смершем стояла задача выявлять советских немцев, служивших в Красной армии, и отправлять последних валить лес в Сибири или на Урале.

Смерш участвовал в депортациях крымских татар (183 тысячи), проживающих на Крымском полуострове греков, болгар и армян (всего 37 тысяч человек), а также почти полумиллиона чеченцев и ингушей, 93 тысяч калмыков, 69 тысяч карачаевцев, 33 тысяч балкарцев. Последствия этих депортаций аукнулись много лет спустя.

Объектом действий военной контрразведки оказались и бывшие военнопленные, которые порой чудом вырывались из нацистских лагерей смерти. Контрразведчики действовали, руководствуясь сталинской фразой — «русских в плену нет, русский солдат сражается до конца, если он выбрал плен, он перестает быть русским».

В поле пристального внимания Смерша оказались и граждане европейских стран, эмигрировавшие туда из России после 1917 года, а также угнанные нацистами на работу в Германию жители оккупированных советских территорий и, конечно же, те, кто боролся против большевиков с оружием в руках на стороне противника (так называемые «власовцы»). Многих из них ждала насильственная высылка в СССР. Хотя репатрианты и должны были распределяться на «категории» в зависимости от вины (от последней могла зависеть и мера наказания), на самом деле часть «возвращенцев» ждала расправа от рук сотрудников Смерша, видевших в них исключительно «врагов народа».

Это произошло, например, с партией возвращенных на родину 31 октября 1944 года бывших советских военнопленных и бывших угнанных в Германию рабочих. Английские суда доставили освобожденных советских граждан в Архангельск, но не успели английские корабли отшвартоваться и лечь на обратный курс, как в порту началась расправа. Смершевцы выполняли приказ политического руководства: за плен надо отвечать.

Прибывшие были расстреляны. Подробнее об этом можно прочитать, скажем, в построенной на документах и свидетельствах очевидцев книге историка Николая Толстого «Жертвы Ялты» (Москва, «Русский путь», 1996. Перевод с английского Е.С. Гессен. © 1979, Corgi Books. A Division of Transworld Publishers LTD. Great Britain.) Описания этого и других сходных эпизодов за последние полвека неоднократно публиковались на Западе и в России.

Расправы в Европе

Казни репатриантов проводились и на территории Западной Европы: известен инцидент в Лиенце (Австрия), где смершевцы устроили расстрелы эмигрантов-казаков, размещенных в лагерях и ждавших отправки на родину. Стоит заметить, что союзники по антигитлеровской коалиции (и практически все западноевропейские страны) в соответствии с ялтинскими соглашениями способствовали выдаче потенциальных репатриантов советской стороне (англичане выдавали казаков, французы — эмигрантов «первой волны», финны — бывших участников Кронштадтского восстания 1921 года).

В самом конце войны «подопечными» Смерша оказались и строевые армейские офицеры, в которых политическое руководство СССР видело возможных инакомыслящих, а потому стремилось уничтожить такую вероятность на корню. Среди них — и Александр Солженицын, будущий нобелевский лауреат по литературе.

* * *

Смерш просуществовал до 1947 года, когда задачи, порожденные военным временем, уступили место иным — послевоенным. Эта организация по прошествии многих лет видится историкам двуликим Янусом: героика в ней переплелась с трагедией. По результативности она являлась одной из самых эффективных спецслужб во время Второй мировой войны. Но как забыть погибших в ходе ее деятельности невинных людей!..

Досье

Главными противниками Смерша в его контрразведывательной деятельности были абвер, немецкая служба разведки и контрразведки, полевая жандармерия и Главное управление имперской безопасности (РСХА). Масштабы и ожесточенность тайной войны, которую вела тогда германская разведка, не имеют себе равных в истории.

В начале 1942 года в Германии был создан специальный орган «Цеппелин» для заброски агентуры в глубокий тыл Советского Союза. В ноябре 1942 года немцы создали невиданную по масштабам сеть разведывательных школ, которые выпускали ежегодно до 10 тысяч агентов, диверсантов и террористов. В 1944 году по линии германских спецслужб был создан специальный военный орган «Ваффен СС Ягдфербанд» во главе с террористом и диверсантом Отто Скорцени для проведения диверсионно-террористической деятельности в тылу советских войск.

12 февраля 1944 года абвер прекратил самостоятельное существование в связи с поражением в тайной войне на советско-германском фронте. В том, что абвер не оправдал надежд Гитлера, главную роль сыграли успехи советской военной контрразведки. «Цеппелин» также не справился со своими задачами. Об этом вынужден был заявить Гиммлер в 1943 году.

Поражение разведывательных и контрразведывательных служб фашистской Германии было закономерным. Причиной этому явилось высокое профессиональное мастерство работников Смерш, позволявшее внедряться в руководящие органы немецкой разведки и ее школы. Накопленный особыми отделами в 1941—1942 годах опыт дал возможность органам Смерш перейти от обороны к срыву операций германских спецслужб и разложению их механизма изнутри. Смерш сделал ставку на проникновение квалифицированных советских разведчиков в аппарат абвера и его школы. В результате военные контрразведчики получили возможность заблаговременно выявлять его планы и действовать на опережение.

Например, сотрудник УКР Смерш 1-го Белорусского фронта Н. Матвеев, которому удалось проникнуть в абверовский орган, 4 раза направлялся противником в наш тыл с разведывательными заданиями, за что был награжден Гитлером «Восточной медалью». Другой разведчик М. Каращенко за «успешное» выполнение задания абвера и добытые важные сведения (дезинформация Смерш) тоже был награжден немцами медалью. Вместе с тем германская разведка не предприняла за все годы войны ни одного ответного мероприятия по внедрению своей агентуры в органы Смерш, видимо, считая это неосуществимым. Потерпела полный провал и тактика массовой засылки агентов через линию фронта.

Вадим ТЕЛИЦЫН, ТРИБУНА 

Читайте также: