Стриптиз в суде — один из самых ярких скандалов, которые только видело немецкое правосудие

В конце 1968 года несколько западногерманских студенток решили поддержать свою подругу, попавшую под суд, радикально: прямо в зале суда они разделись. Подсудимая Урсула Зеппель тоже скинула блузку. Этот один из самых ярких случаев эксгибиционизма во время судебных заседаний пресса окрестила «акцией голые груди». На решение суда он не повлиял: позже выяснилось, что судья и так собирался снять с Зеппель все обвинения.

Урсула Зеппель организовала один из самых ярких скандалов, которые только видело немецкое правосудие. Фото с сайта einestages.spiegel.de

Защита от штрафа по рецепту фройляйн Зеппель

По воспоминаниям Зеппель, даже в зале суда у нее не было уверенности, стоит ли осуществлять задуманное. Однако пути назад уже не было: восемь подруг присутствовали в окружном суде Гамбурга и ждали условного сигнала от подсудимой, которая и была вдохновительницей запланированной акции.

Казалось бы, дело, которое рассматривал судья Шнайдер, не стоило выеденного яйца: молодая студентка педагогического университета и активистка Социалистического союза немецких студентов Урсула Зеппель пыталась опротестовать наложенный на нее за нарушение общественного порядка штраф в 200 марок. Выплатить эту сумму она была должна за то, что в августе 1968 года учинила скандал прямо во время суда над своим однокашником, тоже обвиненном в нарушении общественного порядка. Тогда Зеппель громко обвинила судью в «предвзятости» и «классовом подходе». Когда же служитель Фемиды вежливо попросил девушку покинуть зал, та отказалась и продолжила нападки. Тогда судья попросил полицию вывести Зеппель силой и наложил на нее штраф.

Именно это наказание и пыталась опротестовать девушка 12 декабря 1968 года. Она решила не прибегать к юридической аргументации, а тут же обвинила суд в авторитарности и предвзятости, после чего подала условный сигнал подругам.

Баллада об асексуальных судьях

«Я ужасно волновалась, — вспоминала Зеппель эти события несколько десятилетий спустя. – Однако все развивалось настолько стремительно, что отказаться от замысла было невозможно». Акция «голые груди» началась. По условному сигналу восемь подруг Зеппель скинули пальто и блузки, под которыми ничего не было.

Сама подсудимая тоже сняла прозрачную блузку (и до этого не особо скрывавшую ее грудь) и ринулась к «группе поддержки», чтобы устроить «стриптиз солидарности». Именно так охарактеризовал акцию авторитетный немецкий еженедельник Der Spiegel, опубликовавший материал о событиях в Гамбургском суде.

Объединившись, девушки начали петь «Балладу об асексуальных судьях» собственного сочинения. Начиналась она такими строчками: «Господа, сегодня вы видите, как мы стоим здесь голыми и показываем грудь всем желающим».

«Решиться на подобное выступление для всех нас было непросто, — рассказывала спустя десятилетия Зеппель. – Все мы были из обычных семей, нас воспитывали в строгих традициях. Да и оголяться по любому, даже самому серьезному поводу в те времена было не особенно принято».

Судейская выдержка

Того, что последовало за этим, никто из участниц акции не ожидал. «Не произошло ничего, — вспоминала Зеппель. – Мы считали, что судья будет в шоке и немедленно позовет полицию. Как бы не так! Он был абсолютно спокоен. Мы были обезоружены, так как ожидали чего угодно, только не отсутствия реакции. Чтобы наш номер не скомкался, мы еще раз спели песню».

Судья Вольфганг Шнайдер тоже не забыл об «акции голые груди» даже спустя несколько десятилетий. В своих воспоминаниях, опубликованных в 2004 году в Гамбурге, он рассказал, что на самом деле был готов к эксцентричным выходкам подсудимой: его насторожила прозрачная блузка Зеппель. Однако когда участница процесса и часть присутствующих на заседании девушек разделись, Шнайдер, по его словам, все-таки растерялся.

История, сегодня вызывающая улыбку, не особенно веселит Шнайдера. «Я ведь должен был прекратить то, что происходило тогда в суде», — объясняет он. Сам судья не мог покинуть зал: это выглядело бы как бегство. С другой стороны, ему не хотелось наказывать девушек за их поступок.

«Я приказал удалить протестующих из зала суда», — вспоминает Шнайдер. Полиция выставила за двери, даже не дав им одеться. После этого сотрудники органов правопорядка записали имена студенток и отпустили их по домам. Никаких юридических последствий акция «голые груди» не имела.

После этого Шнайдер продолжил рассматривать дело Зеппель. Все закончилось благоприятно: он признал, что у обвинения нет достаточных доказательств вины девушки и полностью оправдал ее.

Позднее, правда, акция «голые груди» чуть не принесла неприятности Шнайдеру. Один адвокат из Бремена пожаловался в судейский комитет по этике на то, что судья, по его мнению, «подтолкнул полицейских к противоправным действиям в отношении девушек». Процесс растянулся на несколько лет и так ни к чему не привел. В 1978 году инцидент был окончательно исчерпан в том числе для Шнайдера.

Отклики читателей Der Spiegel

Хоть стриптиз в зале суда и не произвел особого впечатления на судью, он вызвал шкал писем в редакцию Der Spiegel. Некоторые из них были прямо противоположны по содержанию. Один профессор медицины из Тюбингена сожалел на то, что у девушек были некрасивые груди, а другой читатель еженедельника посчитал, что они «достойны всемирного признания».

Показательно, что никто из читателей журнала не обратил внимания на политический смысл акции, хотя студентки, придумав ее, стремились именно к этому. Радикальные левые общественные движения, получавшие известность благодаря эксцентричным акциям, в Германии были популярны гораздо меньше, чем в других европейских странах.

Автор: Александр Московкин, ПРАВО

Читайте также: