Истории Одессы-криминальной: мошенник Фикстула

В 1960 годах в Одессе преступные группы поделили воровскую власть в районах города. Так, в «Канаве» бригадиром хулиганов и преступников являлся Кот, в Дюковском парке — Толя Мустафа, на Мельницкой — Ворона, а в центре города — опытный «разводила» обеспеченных женщин Вадим Розенблит. Среди этой братвы с 1960 года начинает выделяться невысокого роста, спортивного телосложения, курчавый 35-летний молодой человек по кличке Фикстула.

Несмотря на диктаторско-деспотический режим Иосифа Сталина, в стране процветало казнокрадство, мошенничество и хищение социалистической собственности. Лагеря были переполнены уголовниками, расхитителями и другими преступниками. Каждая из этих категорий преступного мира держалась особняком в лагерях, но всем им позволялось издеваться над политическими заключенными, приветствовались хулиганские выходки в отношении репрессированных по политическим мотивам граждан СССР.

Хрущевская оттепель с 1952 по 1964 год характеризовалась значительным повышением преступности в стране — особенно на юге Украины и конкретно в Одессе. Появляются частные кооперативы, особенно в колхозах и совхозах Одесской области, которые производят отнюдь не аграрную продукцию, а женские украшения, щетки и другие предметы быта.

Уже в 1960 году в Одессе появились преступные группы, захватившие в тех или иных районах города воровскую власть. Так, в «Канаве» бригадиром хулиганов и преступников являлся Кот, в Дюковском парке — Толя Мустафа, на Мельницкой — Ворона, а в центре города — опытный «разводила» обеспеченных женщин — Вадим Розенблит, который кичился тем, что его отец профессор. В действительности он был сыном доцента, директора туберкулезного института, который размещался на улице Белинского.

Среди этой братвы с 1960 года начинает выделяться невысокого роста, спортивного телосложения, курчавый 35-летний молодой человек, который быстро получил кличку Фикстула. Его непосредственными помощниками становятся Варшава, занимающийся рэкетом спекулянтов, возивших контрабандный товар преимущественно из Польши и Румынии, а затем и Балик — сын цеховика, ищущий возможность получения денег от напуганных соратников своего отца. Боксеру Огороду (Огородников) принадлежала роль выбивалы, когда необходимо было выбить из «подопечных» деньги или товар. Следует отметить, что ни сам Фикстула, ни его подручные Балик, боксер Огород и Варшава ни разу не сидели.

Задачей преступной группы Фикстулы был третейский суд, который судил различные враждующие преступные группировки, а так же выбивание долгов, руководство барбутом, то есть деятельностью преступного клана шулеров, снимавших так называемые катраны в различных районах города Одессы. Эти катраны располагались преимущественно на Греческой площади, улице Лазарева, возле районов, примыкающих к аэропорту; в центре города — в переулке Каретном.

Приезжие барбутчики из Москвы, Ленинграда, Тбилиси, Еревана, Баку, практически всех крупных городов страны съезжались в Одессу, где безуспешно пытались обмануть одесских катал. Более того, приезжими создавались хитроумные технические приспособления для обыгрывания одесситов.

Так, при игре в нарды москвич Гоциридзе подкладывал магниты к доске нардов и сам, обвязавшись поясом из магнитов, регулировал их продвижение по игральной доске. Он был вычислен людьми Фикстулы, и Огородник практиковался на нем для нанесения болезненных ударов. В конце концов Гоциридзе расплатился 15 тыс. долларов США, и был выдворен из Одессы.

Известный игрок Леденев из Свердловска был уличен Варшавой в особом способе крапления карт и отделался 10 тыс. долларов.

Фарцовщики возле порта, как одесского, так и рыбного, скупали оптом у иностранцев за валюту джинсы, а также другие импортные вещи и перепродавали их, получая баснословные барыши, в центральных городах России, Украины и Белоруссии и платили дань Фикстуле.

Каждая преступная группа размещалась в определенных районах города Одессы, и никто не имел права переступить границу своего района. Но так, как это описывали Ильф и Петров, свои Паниковские были в каждой преступной группе, которые нарушали воровской закон. Они успешно переходили границу, делая так называемые «куклы» и грабя доверчивых иностранцев. Иногда это были крупные суммы — на 100 и более тысяч долларов.

Так, например, в 1962 году в Одесский порт зашел комфортабельный сухогруз из Ливерпуля, в трюмах которого был привезен контрабандный товар, состоявший из джинсов стоимостью 112 тыс. долларов США. Ловкий помощник Фикстулы Балик предложил английским контрабандистам сумму в 140 тыс. долларов, и те, не дожидаясь заказчиков, перепродали товар им. Когда контрабандисты разглядели «куклу», в ней оказалось всего- навсего 4,5 тыс. долларов вместо 140. Доллары снаружи и внутри были настоящие, а в середине лежала свернутая бумага. Только на этой операции Фикстула получил прибыли в 50 тыс. долларов США.

Очень активно работала группа мошенников Фикстулы во главе с Вадимом Розенблитом. Обладая незаурядной внешностью, 1,85 роста, он был очень холеный, одевался по последней моде и фланировал по ул. Дерибасовской с тремя-четырьмя модно одетыми дружками. Они посещали рестораны, места различных увеселений, элитные танцы и втирались в доверие к семьям моряков загранплавания. Они могли договориться через супругу или дочку моряка, плененных их обаянием, совершать сделки и привозить подпольную валюту, а также порнографию. Затем такого моряка они шантажировали, прикарманивая часть привезенных им денег.

Розенблит и его друзья с помощью искусных ювелиров производили искусственные бриллианты, фианиты и особо граненное стекло, которое они выдавали за ценные бриллианты и продавали их богатым в то время мастерам и бригадирам шахтеров и коксохимических заводов, получавших в тот период большую заработную плату.

Фикстула любил говорить: «Мои люди убийством не занимаются, а занимаются изобретательностью». Правда, не всегда изобретательность кончалась удачно.

Так в 1963 году группа моряков китобойной флотилии «Советская Украина» привезла огромное количество китового жира, который и в тот период стоил очень дорого. Розенблит и его помощник Леша, передав морякам «куклу», вывезли из порта 12 бидонов китового жира на общую сумму 12 тыс. долларов США. Этот китовый жир был распределен по врачам, занимающимся подпольной частной деятельностью.

В период правления Хрущева в Одессу начали часто приезжать бывшие эмигранты, желающие после длительного расставания познакомиться со своей исторической родиной. Эти эмигранты старшего поколения интересовались главным образом старинными иконами и картинами, представляющими большую ценность для западных коллекционеров. Особенно иконы, обрамленные серебром и даже золотом, стоили бешеных денег в США и Западной Европе. За небольшую икону кисти Рублева можно было выручить до 70-80 тыс. долл. США, а иконостасы древних русских православных храмов были бесценны.

Группа Фикстулы специально занималась эмигрантами, которые приезжали на историческую родину. Здесь, в Одессе, они знакомились с бывшими русскими и предлагали им не только иконы, но и картины Репина, Васнецова, Айвазовского и многих других выдающихся художников.

В Одессе под колпаком Фикстулы были созданы подпольные художественные мастерские, где работали художники, умело подделывающие не только картины, но и подписи выдающихся мастеров живописи. Во время одного из обменов картин воровской специалист, карманник Кныш, залез в карман к пожилому эмигранту и вытащил у него 2 тыс. долларов. Пострадавший обратился с жалобой, которая быстро дошла до Фикстулы, и эмигранту был возвращен его кошелек.

В группе Фикстулы находились такие проворные люди, как Балик, который уже в тот период начинал крышевать «ночных бабочек». Вскоре Балик обнаружил, что этот бизнес дает удивительно высокий процент прибыли и предложил Фикстуле заняться повсеместным крышеванием проституток. Однако Фикстула, живущий еще в тот период по понятиям, отказался, заявляя, что проститутки вне сферы его влияния. Что же касается «мамочек» и «папочек», занимающихся преимущественно сутенерством, их он обложил высокой данью. В этот же период началось противостояние группы Фикстулы со спецотделом Одесского уголовного розыска, возглавляемым подполковником милиции Корнетовым. В задачу отдела входило наблюдение за валютными проститутками и работа с ними.

Валютные проститутки (если они были лишены патологических чувств алкоголизма и наркомании) жили очень безбедно и тратили на себя огромные средства. Большинство из них были красивые и ухоженные дамы, которые резко отличались от уставших, изможденных, скромно одетых женщин, живущих на копейки. Очень скоро Корнетов вспомнил выдающуюся фразу генерал-губернатора Одесской области графа Строганова: «Мы не сможем справиться с этой древнейшей профессией, скорее, она сама справится с нами», и поэтому он начал вести новую политику по отношению к валютным проституткам.

К сожалению, Корнетов плохо кончил, так как прокуратура (в лице следователей Лысака, Вельского и прокурора Монахиди) начала вести следствие против Корнетова. Ему инкриминировали получение от проституток подарков — зажигалок, которые в то время были предметом роскоши, а также наличие импортных коньяков и вин. Сдал Корнетова его сотрудник Леонид Карцовник.

Следует отметить, что Фикстула много раз предупреждал Корнетова, чтобы он не вступал в контакты с болтливыми и лживыми «ночными бабочками», которые обязательно его предадут. Фикстула требовал строгой дисциплины от своих подельников. Особенно, когда он обложил данью винарки и винные заводы и те обратились в милицию. Некоторые члены криминальной группировки Фикстулы, такие, как Билин, во время разборки в парке Шевченко, а затем в Дюковском парке инкриминировали Фикстуле, что он ни разу не сидел, якобы имел связи с милицией и с уголовным розыском.

Противники Фикстулы ссылались на якобы разговоры члена преступной группировки Варшавы, который в «Алых парусах» заявил, что Фикстула связан с милицией. Конечно, авторитетному вору Фикстуле это было очень неприятно, и он ушел из руководства своей группой.

В последние годы Фикстула отошел от дел и работал на одном из предприятий Одессы. Что касается внешне очень красивого Варшавы, то он в ресторане на Дерибасовской получил удар ножом в живот, но после удаления 4 метров кишечника остался жив. Другой член этого преступного сообщества — Балик — очень хорошо отзывался об Анатолии Фикстуле, называя его авторитетным и справедливым вором. Действительно, в тот период преступный мир разрабатывал свои операции с не меньшей точностью, чем это делал Остап Бендер, и забирал свою долю не более 10 % от прибыли.

Автор: В. ФАЙТЕЛЬБЕРГ-БЛАНК, академик; Одесса, Порто-франко

Читайте также: