«Марочка» или Афера по династии

Немногим более года назад в Днепропетровске умер достаточно известный и уважаемый в криминальном мире человек Игорь Т. За свою жизнь он провел в местах не столь отдаленных около двадцати лет. В том числе он был подельником печально известного днепропетровского рэкетира Александра Мильченко по прозвищу Матрос, организованная преступная группа которого много лет наводила ужас на так называемых цеховиков, наживавших миллионы рублей на нелегальном производстве товаров народного потребления.

Незадолго до смерти Игорь рассказал мне об уникальной в своем роде афере под названием «Марочка». Причем он утверждал, что якобы данную схему обмана «белые манжеты»* до сих пор применяют к доверчивым, а главное богатым людям.

В восьмидесятых годах первым на удочку аферистов попался подпольный ювелир. То, что человек он состоятельный, в то время можно было определить весьма просто. Аферисты заходили в какой-нибудь престижный ресторан или бар, «оценивали» посетителей по одежде и примечали, что человек заказывает. Самым важным моментом для определения будущего лоха считалось наличие у него печатки или дорогих, по советским меркам, импортных часов.

Сейчас это кажется смешным, но факт остается фактом: тогда далеко не каждый директор завода мог позволить себе надеть в публичном месте подобную роскошь, и прежде всего потому что руководитель советского предприятия должен был быть скромным. Ну а подпольные производители не обременяли себя эдакими сантиментами.

Но вернемся в ресторан. Ювелир успешно «прошел тест», и оставалось лишь завести с ним знакомство, чтобы еще раз убедиться в платежеспособности клиента. «Разводили», как правило, на предложении девочек нетяжелого поведения. От такого сервиса в стране, где официально проституции не существовало, редкий богач отказывался – тем паче по пьяному делу.

В ресторане аферист доводил «клиента» до кондиции, щедро угощая спиртными напитками, тем самым как бы показывая, что они-де одного поля ягоды. Потом преступник предлагал зайти к приятелю (читай: сообщнику), который якобы и предоставит путан по сходной цене.

С этого момента начинается самое интересное. Хозяин жилья, открыв дверь квартиры, резко поворачивался и уходил в комнату, даже не поздоровавшись. Он занимал стул перед стоящим в углу телевизором или начинал «внимательно» читать газету «Правда». То есть изображал явно чем-то расстроенного человека и обязательно был спиной к гостям.

Гости проходили и вынуждено располагались так, что могли лицезреть только затылок хозяина и полы его пиджака. Постепенно аферисты начинают якобы выяснять отношения. В частности хозяин обвиняет гостя-подельника в невозвращении долга.

Липовая ссора специально затягивается, чтобы в разговор вступил и «клиент». Последний, видя как «переживают» приятели, обязательно интересовался, о какой сумме идет речь. Это была еще одна проверка на отношение к деньгам. Скажем, говорили о тысяче рублей (в те годы это была примерно годовая средняя зарплата обычного работяги), рассчитывая услышать что-то типа: «Да вы что – из-за «штуки» ссориться?! Давайте лучше выпьем, вызовем ваших девочек, и вы помиритесь».

Но хозяин оставался «обиженным» и продолжал демонстративно сидеть спиной к гостям. Тем временем из бокового кармана его пиджака должен был выглядывать носовой платочек (на жаргоне – марочка). Гость-аферист подкрадывается к нему и втихую, с улыбкой заговорщика подмигивая новому знакомому, осторожно вытягивает платок из кармана сообщника.

Вместе с ювелиром они обнаруживают, что один угол «марочки» завязан в узелок. Развязав его, они находят там мелкую купюру – рубль или трешку. Подельник забирает деньги и прячет их у себя в кармане. Узелок снова завязывают и так же «незаметно» возвращают платочек на прежнее место, да так, чтобы кончик как и прежде торчал наружу.

Якобы пытаясь сгладить ситуацию, сообщник спрашивает у «расстроенного кредитора»: что, мол, у тебя из кармана такое несуразное торчит. Хозяин, постепенно добрея, достает марочку с узелком и говорит, что там у него деньги. Дескать, мама научила его делать такую заначку.

После с удивительным артистизмом, присущим белым манжетам рассказывается байка о том, что после пьянок, когда все деньги из кошелька потрачены, пара-тройка рублей всегда, особенно ночью, могут выручить: такси вызвать или бомбилу-частника «поймать».

И вдруг гость-аферист говорит:

— Что ты нам врешь, нет там у тебя ничего! Сам же говорил, что на мели, ни копейки у тебя нет…

С этой минуты наступает самый ответственный момент, который в случае неправильного психологического настроя «клиента» может свести махинацию на нет.

— Как это нет? – возмущается хозяин. – Спорим, что в узелке три рубля?

Разумеется, ювелир видел, что платок вернули в карман без денег. И потому он с интересом наблюдает, чем закончится спор вроде бы уже собравшихся мириться приятелей. Благодаря правильно проводимой «политике», «клиента», ждущего ночного разврата, втягивают в эдакие разборки, и в результате он уже сам заинтересован выиграть спор.

На что спорят? Безусловно, на деньги. Причем, убежденный в своей правоте ювелир был не прочь поднять «цену вопроса», и сам начал уговаривать нового знакомого «развести» хозяина на деньги. Когда прозвучала сумма пятнадцать тысяч рублей, они решают на ней остановиться и требуют развязать узелок… в котором невесть откуда появляется злосчастная трешка!

Дело в том, что хозяин, доставая марочку из кармана перед началом спора, на самом деле вытаскивает такую же копию, но с другой с купюрой. Для уверенности в том, что все пройдет гладко, аферисты могли использовать и фальшивки с одинаковыми номерами (небедные люди умеют считать деньги и могут сходу запомнить даже десятизначное число – например, тот же номер купюры).

И пусть даже облапошенный человек понял, что его наглым образом провели, спор есть спор. Спорили-то о чем? Правильно: есть ли в марочке деньги. И они там были. Причем ведь за язык никто никого не тянул: ювелир-то сам хотел заработать, и, подчеркнем, выиграть заранее обреченный на проигрыш спор.

Бывало, что подельник также прикидывался «лохом» и соглашался отдать половину «долга», а это уже определенное облегчение для «клиента». Если же обманутый отказывался платить, его запугивали разборками «на более высоком уровне». Однако, по словам Игоря Т., связываться с уголовниками подпольные миллионеры никогда не хотели. У них и так своих проблем хватало. Скажем, как понадежнее скрыть свое богатство от советской милиции…

В заключении – еще один интересный факт. Через двенадцать лет после описываемых событий, когда Игорь Т. в очередной раз освободился из тюрьмы, где он вместе с Матросом и другими участниками грозной группировки отбывал наказание за рэкет, сам собой встал вопрос о том, как поскорее и без особых усилий заработать.

С одним из бывалых уголовников, который нынче живет в Америке, Игорь по старой памяти решил прокрутить «Марочку». В лихие девяностые найти обеспеченного бизнесмена, конечно же, было гораздо проще: благодаря перестройке частные предприниматели уже могли не маскироваться. Однако на запретных ночных бабочек они, хмельные, все равно клевали как карась весной на мотыля.

Однако каково же было удивление аферистов, когда приглашенный клиент, увидев платочек, торчащий из кармана жулика-хозяина квартиры, резко встал и сказал:

— У вас этот номер со мной не пройдет. Таким же образом в свое время обманули моего отца…

Несмотря на определенную комичность ситуации, никто не смеялся. Сына ювелира отпустили… чтобы снова заняться поиском богатых простачков. А таковых, как вы понимаете, в нашем городе во все времена хватало.

Впрочем, кто предупрежден, тот вооружен. Так что не попадитесь на «Марочке», дорогие земляки, ибо никто вам не даст гарантии, что она еще «работает».

Автор: Александр ВЕТРОВ.

*так называют воров на доверии – аферистов из привилегированного класса уголовников.

 

Читайте также: