Солдаты народа. Приватизация

В ЗДАНИИ нашей городской администрации очередной аврал: городской голова господин Антон Антонович Паляница обрадовал свой аппарат вестью о начале приватизации. Все госимущество торжественно переходит в руки народа, причём производится это под чутким присмотром чинуш из приватизационных комиссий. Всё понятно… В очередной раз «верхи» хапнут у «низов»!..

 Мы с Юриком в администрации — младшие референты, самые что ни на есть незначительные чиновничьи «шестёрки», которым при любом раскладе достаётся дырка от бублика. Знаете, какая у нас зарплата?.. О, вам этого лучше и не знать… За этот мизер не то что работать, а и просто льстить своему непосредственному начальству не хочется… Но ведь льстим же!.. И оттого на душе постоянно — такая усталость…

Главную городскую приватизационную комиссию, понятно, возглавил сам господин Паляница. Соответствующие комиссии были сформированы в каждом районе, внутри районов — в каждом из нескольких составляющих данный район секторов, внутри каждого из секторов — на каждом из приватизируемых предприятий, учреждений, организаций… Заводы и фабрики, кафе и рестораны, магазины и прачечные, ателье и быткомбинаты, детсады и школы (пока ещё – не все), театры и тюрьмы, стадионы и общественные туалеты. Короче — почти всё на свете, окромя квартир и дач господина Паляницы и его соратников, подлежало приватизации. Кто это придумал – не знаю, но придумано было ловко.

У нас в ЗДАНИИ кто работает — на того и валят, и чем больше ты надрываешься, тем больше тебя грузят. Вот почему мы с Юриком решили особо не надрываться. Не лень это, а жизненная мудрость. Делай лишь то, от чего уж совсем никак нельзя отвертеться. Хотя и есть у нас свой специфический смак от работы — это когда вовремя и без концов «закроешь» какую-либо каверзную служебную бумаженцию, обласкаешь пустыми обещаниями и выпроводишь за порог ни с чем совсем уж противного посетителя или сумеешь каким-то образом переложить большую часть своих проблем на плечи коллег из параллельного отдела… Кабы за это ещё и платили!.. А так — практически забесплатно пашемем на пару с корешом…

Отдел у нас завалящийся, неважнецкий такой отдельчик, задрыпанный даже… И зава нам в который уж раз дали под стать — мелкого, ничтожненького как букашечка. Одна фамилия чего стоит — Долбнутый!.. Умный человек с такой фамилией всю жизнь хоронился бы по тёмным углам, а этот — ещё и начальствует!.. Суетливый, юркий, скандалистый, каких ещё поискать… В общем, гнилушка!.. Зато господину Палянице приходится каким-то ну очень дальним родичем… Вот и начальствует!.. Иногда по крайней необходимости нам с Юриком приходится говорить ему что-либо подхалимажное, так верите ли — после этого обязательно моем себе рот с мылом!..

На одном из аппаратных совещаний Антон Антонович просветил нас относительно целей и задач возглавляемой им в городе приватизации. Оказывается, затеяно всё это единственно с целью осчастливить простых людей, сделать их полноправными хозяевами своей судьбы. Мы с Юриком только переглянулись, не переставая бурно аплодировать. Надо же — руководит приватизацией Паляница, а кормиться с неё народишко станет… С чего бы вдруг такому случиться?..

За право отхватить от приватизационного пирога кусок пожирнее в ЗДАНИИ развернулась ожесточённая борьба. Самыми лакомыми считались те из крупных предприятий, продукция которых шла за рубеж, и, следовательно, приносила прибыль в инвалюте. Все они были наперечёт, и приватизационные комиссии на них возглавлялись обоими первыми заместителями или же простыми заместителями господина Паляницы, а также несколькими самыми близкими из его друзей и родичей.

Чуть пожиже, но тоже очень перспективно котировались большие магазины, базы, гостиницы и рестораны, приватизацию которых возглавили начальники ведущих управлений. Ну и так далее, по нисходящей… Наш отдел как один из самых занюханных получил под свою приватизационную опеку переулок Героев Антикоммунизма (бывший Советский тупик), точнее — три находящихся там объекта: мусоро — перерабатывающий заводик, районный ЗАГС и пельменная.

Вообще-то пельменная считалась бы золотым дном, не возглавляй её родной племянник завспецбуфетом в нашем ЗДАНИИ, что делало её неприкасаемой для алчущих взоров рядовых бюрократических шавок. ЗАГС же для нас с Юриком как давно уже пленённых и окольцованных умелыми женскими ручками никакого личного интереса не представлял, ну а про сжигающий всякие бытовые отходы заводик и говорить нечего: какой может быть навар – с мусора?! Так что оказывались мы на бобах!.. Где-то рядом, в соседних с нами кабинетах, сейчас вовсю хавали приватизационные пончики, и только на нашу долю досталась парочка сильно подгоревших сухариков…

Начальству приватизация — кормушка и лишний повод для говорильни, а нам, младреферентам, это — трудовые нерадостные будни, наполненные сплошной писаниной. Столько справок, отчётов, докладных надо составить и предоставить начальству на подпись, будто и в самом деле великие дела творятся… В таких случаях мы с Юркой всегда стараемся найти кого-то рядом, на которого можно спихнуть нашу работу. Таковым в нашем отделе являлся молодой специалист с университетским значком Серёженька, милый мальчуган с романтическими иллюзиями о будущем разумном переустройстве действительности. Кто из нас сам не был таким в юности?!. И как потом всем нам жизнь круто обломала рога… В общем, на таких лохах только воду и возить.

«Мы тебе доверяем, Сергей!» — торжественно сообщили мы с Юриком ему, по очереди похлопали его по плечу и выложили на его канцелярский стол гигантскую кипу требующих срочного решения бумаженций. Ничё… Пущай учится чиновничьему ремеслу и набирается ума – разума у нас, «ветеранов»!..

Если вникнуть, то мы с Юрой — патриоты своего отдела. Не в том смысле, что пашем на интересы отдела как проклятые, а просто — патриотически в глубине души свой отдел любим… А вкалывают пусть наивняки вроде Серёженьки, который — смехотория! — шустро принялся за приватизацию мусороперерабатывающего заводика. Постоянно туда наведывался, а оттуда с ответными визитами стал захаживать к нам тамошний мусоро — перерабатывающий директоришко.

Мы с Юрчиком старались к нему не принюхиваться, и вообще — поменьше с ним общаться, чтоб не вздумал фамильярничать. Так они вдвоём в своём углу и шушукались про свои мусорные проблемы… И ещё: увлёкся Серёжа толстыми книжками о проблемах переработки промышленных и бытовых отходов, весь свой стол ими завалил. И по телефону часами калякал про те же самые проблемы со спецами из размещённого в соседнем областном центре НИИ того же профиля. Дурачёк… Пройдёт время — узнает, что почём в этом мире, перестанет кувыркаться и суетиться…

Зав наш, Долбнутый, он тоже засуетился. Узнал, что один из замов Антона Антоновича вместе с завом нашего спецбуфета решили посетить пельменную №99, и напросился вместе с ними. Формально-то курировать приватизацию её должен был ведь как раз наш отдел… Умный человек понял бы, что нечего ему делать в заведении, возглавляемом племянником столь уважаемого человека, но Долбнутый на звание умного и не претендовал. И вот, значит, приготовил он заранее анкету с «приватизационными» вопросами из ста пунктов, всерьёз собираясь поработать, в назначенный день сели они все в «Мерседес» зама, поехали… А на мостике перед самой пельменной останавливает зам машину и спокойненько говорит Долбнутому:

— Мы тут посовещались и решили, что ваше присутствие не обязательно. Возвращайтесь на службу, дальше мы уж сами…

Представляете картинку?!. Вылез наш зав побитой собакой из авто, поплёлся на работу пешочком, через весь город, со своими «приватизационными» вопросами подмышкой…

Кстати, о пельменной № Кому видится она хилой закусочной с парочкой ленивых обрюзгших официанток, тот слегка ошибается. 2-этажная махина из бетона и стекла — вот что это такое. И по всем параметрам (кроме одного) это — ресторан – «люкс» высшей категории. Единственным отклонением от параметров является приватизационная цена объекта: оценена пельменная была ровно в столько, сколько и должна стоить маленькая общепитовская «точка», ещё и порядком уценённая виду её якобы одряхлённости… Да за такую сумму мы с Юриком и сами с удовольствием прикупили бы себе онный объект — но кто ж нам даст!.. А вот коллективу пельменной выкупить по этой цене своё место работы — дали, и если при этом уже упомянутый племянник чисто случайно получил контрольный пакет акций, то кто ж тому виной?.. Всё по закону!..

Кс тати, вопрос на засыпку: где с некоторого времени регулярно обедают по очень разумной (то есть – предельно низкой) цене и прокурор города, и начальник городской милиции, и некоторые другие ответственные товарищи из контролирующих и направляющих органов и учреждений?.. Во-во, правильно угадали…

Всем хорошо живётся на этом свете — кроме нас, рядовых чиновников. Ни нормальной зарплаты, ни возможности брать взятки, ни уважения со стороны окружающих…Но однажды решил-таки побеспокоиться и о нас 2-й первый заместитель городского главы, надумавший немножко поиграть в демократическую погружённость в проблемы «простого бюрократического люда». Дал он указание найти какую-нибудь поликлинику, к которой можно было бы прикрепить аппарат горадминистрации для качественного и бесплатного спецобслуживания, как в былые проклято – тоталитарные времена… Дело нужное и важное, кинулись мы искать подходы, нашли подходящую районную поликлинику с не очень изношенным медоборудованием, составили договор, осталось только подписать его и перевести на расчётный счёт поликлиники первый из весьма немалых ежемесячных взносов. Двинулись ко 2-му первому, а он в ответ, изумлённо: «Какие деньги?.. Да вы что?! Да где ж мы их возьмём?!. В бюджете не предусмотрено… И вообще… Я думал, нас бесплатно обслуживать будут… А нет – так нет!»

Видали комика?.. Ведь знает же прекрасно, что по нынешним временам бесплатно только в морду дают, а туда же- «я думал…» Мыслитель хренов!.. Пришлось всё бросить на фиг… И пришлось рядовому чиновничеству и дальше лечиться от всех хворей на общих основаниях. Ну а про наше высшее городское руководство не волнуйтесь — уж их-то лечили и лечат на пять с двумя плюсами!

Однажды вспомнили мы с Юрой про приватизируемый ЗАГС и забрели туда с проверкой – как и что… .А, ничего интересного. Мебель обшарпана, сотрудницы – не первой свежести, даже соблазнять их не хочется, свистнуть – нечего, взятку на лапу попросить — не за что и ни с каких шишей, — тоска зелёная, а не приватизируемый объект!.. Поглазели мы на брачующихся дуралеев, у пары женихов стрельнули закурить, поочередно похлопали заведующую по толстой заднице и удалились, пообещав: «Скоро ещё зайдём…» Ага, с-час… Ждите писем1..

Однажды со скуки подступились мы к склонившемуся над своими бумажками Серёженьке и стали поучать его чиновничьи премудростям.

— Работа — для кретинов! – поделился Юрка наболевшим. — А кто побашковитее — давно уже понял, что для начальства мы — рабы!.. Кидают нас без счёта и жалости в бесконечные прорехи своей бездарности, и какой ценой мы те образовавшиеся по их вине прорехи закрывать будем — никого не интересует. Так на кой тогда стараться?! — и Юрик даже хлюпнул носом от жалости к своим бесконечным страданиям.

— Конечно! – поддержал я его мысль. – Есть хоть малейшая возможность не делать ни черта — так и не делай!.. На 99% гарантии, что никто и проверять не станет. А вот ежели пойдёшь к начальству и отрапортуешь об исполнении ранее отданного поручения — стопроцентно, что сразу же вновь накидают тебе очередных заданий!.. И был бы хоть толк от наших дел всех, а то ведь воду в ступе толчём…

— Процветают не трудолюбивые, а ловкие! — снова засолировал Юрик. — То начальству вовремя зад отлижут, то из конкурирующего отдела какую-нибудь важную бумагу сопрут, чтобы те помучились, её разыскивая…

— Запоминай всех, кто тебе хотя бы однажды в чём-либо подчинялся…- опять включился я: — Те, кто от тебя хоть раз был зависим — всю жизнь должны чувствовать себя на твоём крючке… Не стесняйся напоминать о себе, дави до упора, черпай из него как из колодца, пока не обмелеет!.. А ежели заартачится — нашли на его голову проверяющих… Кто-то всё равно от тебя отобьётся, зато многие иные — будут пахать на тебя до скончания века! Умей жить, одним словом…

Выслушал нас Серёженька, похлопал по-девичьи длинными ресницами, подумал, а потом и спрашивает:

— Ну и если я буду делать всё по-вашему, какая тогда у меня перспектива?..

— Через пятилетку – выбьешься в замзавотделом. А лет через 10 – 15, глядишь — и в замначупры выбьешься. Если повезёт, разумеется… — почтительно вздохнул я.

— И только-то?! – удивился он. Мы с Юриком переглянулись. Юрик осторожно поинтересовался:

— А что, мало?

— Мало! — мило усмехнулся Серёженька. — Не-е-е-ет, мои планы — помасштабнее…Вот, кстати, хочу на мусороперерабатывающем заводе наладить производство сувенирных кувшинчиков из глинистых отходов с химкомбината, и будем продавать их за границу…

— Куда именно? – насторожился я.

— Да вот… в Болгарию, наверно!..

— А-а-а! – разочарованно протянул Юрка. Как-то сразу же мы потеряли к Серёженьке всякий интерес. По всему видать: безнадёжен!.. Куковать такому в младших референтах до гробовой доски.

Появились первые зримые плоды приватизации. Длиннее стали очереди у магазинов, реже стал ходить общественный транспорт, чаще замелькала реклама на местном ТВ, ещё несколько дач, квартир и машин приобрели для себя господин Паляница и его заместители… Особенно отличился 1-й первый — вырвал себе все ещё вполне нормальные зубы и вместо них вставил себе золотые. Дескать, так – красивше!.. Ну-ну…

Мы с Юрой недавно задумались: а кто теперь в стране претендует на звание класса – гегемона?… Ну, пролетариат с крестьянами, трудящиеся всякие, вечно – гнилая интеллигенция — с этими всё ясно, они и при Советской власти были лишь фиговым листком для власти номенклатуры, а сейчас и вовсе за ненадобностью отброшены в канаву… Бюрократия в лице господ Паляниц?.. У них и армия, и госбезопасность, и милиция, под них писаны все законы, на них работает вся пропаганда, но…

Нет опоры, нет прочного фундамента, маловато влияния… Господа олигархи, богатеи всякие?.. У этих — и опора, и влияние, но нет видимой власти, нет способов принуждать и карать за неповиновение широкие массы… Порознь нынче ни те, ни другие на роль правящего гегемона не потянут. Только — вместе, объединившись!.. Слиться в одну правящую силу, через приватизацию — к власти богатеев и богатеющей власти!.. А народ — как пассивный зритель. Толпа баранов, которые покорно ждут, кто на этот раз станет их вожаком и поведёт куда – нибудь…

– Но допустим, что приватизацию провели бы без малейшего обмана, и всё госимущество действительно досталось бы не паляницам, а простым людям — что дальше?.. – как-то вопросил Юра. Сам же ответил: — А ничего… Денежки мозговитых любят, а таких среди нас — негусто… Кто свою доставшуюся ему долю державы пропил бы, кто — в карты проиграл бы, многие бы лишились их по вине мошенников, остальные продали бы по дешёвке… Всё равно в итоге всё оказалось бы в руках чинуш да буржуинов!.. Тот же самый итог, но только путь к нему — чуть длиннее… Так не лучше ли сэкономить время и сразу же отдать им всё?!.

М- да… Мудрая голова у Юрки.. Жаль только — не начальствует… Но если б стал начальником — вмиг скурвился бы…

Я уж много раз убеждался, что начальство — наихудшая часть человечества. Все как один — дрянные людишки, вредные жадины, тупые злюки… Взять того же Долбнутого. Принесёшь ему, бывало, справку или отчёт, всё там нарисовано на пять с плюсом, но то ли он в тот день с «нехорошей» ноги встанет, то ли голова с перепоя трещит, а только бракует под хвост собачий всю твою работу… Соглашаешься (начальник ведь твой, хоть и мудак!), уходишь, через пару дней приносишь ему АБСОЛЮТНО ТОТ ЖЕ ТЕКСТ, он его смотрит – и довольно улыбается:

— О, это же совсем другое дело! Вот что значит: ударно доработать!..

Ага, «ударно»!.. Так бы и «ударил» его самого… И ещё — упрямство… Какую бы глупость ни сказал тебе твой шеф — никогда потом не сознается в ошибке, до конца будет стоять на самом невероятном бреде… Душить всех гадов — начальников надо ещё в колыбели!

Дальнейшее — пунктиром. Сперва Долбнутый уступил ЗАГС как совершенно беспереспективный приватизаторщикам из конкурирующего отдела, а там придумали и внедрили в ЗАГСе такую фиговину, как «коммерческие браки» за дополнительную и очень солидную плату. Теперь за крутую как океанская волна денежку здесь расписывали отцов с дочерьми, бабушек с внуками, мужиков – с мужиками, баб с девочками, людей – с животными, живых (некрофилов) – с взятыми напрокат из морга трупами, и так далее… Одного старичка даже поженили на надувной резиновой женщине, =- он так просил!.. и заплатил хорошо…

В общем, огромную прибыль начал приносить тот ЗАГС, все обогатились — кроме нас. Узнав про такое, с горя решил наш Долбнутый утопиться и в речку с мостика бросился. Но не утоп, — как известно, кое-что — не тонет..

А затем случилось и вовсе страшное: наш милый Серёженька стал… миллионером! А может — и миллиардером, в таких случаях точный порядок цифр может знать только владелец капиталов… Короче, те аляповатые вазы, которые он гнал в адрес организованной им же фиктивной болгарской фирмы, тут же перепродавались одному канадскому транснациональному концерну по офиногенной цене, ибо были сделаны из страшно дорогого и очень ценящегося во всём мире (кроме нашей глупой страны) сырья, вдармовую раздобытого на матюнинском химкомбинате.

И теперь Серёженька у нас не чиновничает. Теперь он всё больше по Нью-Йоркам разным и всяким там Токио!.. А что, денег у него стало — куры не клюют, а он же — деловой, все капиталы сразу в бизнес вкладывает…

Но иногда по старой памяти, заезжая в Матюнинск родичей повидать, наведывается он в ЗДАНИЕ. Простой такой, демократичный, почти без охраны… Общается на уровне лично господина Паляницы, никак не ниже. Мог бы и намного выше, но уж больно ему приятственно именно о своего бывшего босса ножки деликатно вытереть. А уж как Антон Антонович перед своим вчерашним подчинённым стелется — нам с Юриком со стороны и наблюдать неприятно.

Как-то выходил Серёженька из ЗДАНИЯ, а тут мы с Юриком навстречу ему попались. Заулыбались ему искательно, надеясь на ответную хотя бы гримасу. Ни фига… Прошёл мимо нас, даже бровью не пошевелив. Сел вместе в телохранителями в два одинаковых бронированных «Мерседеса», и укатили они в аэропорт. Нам с Юркой осталось только проводить машины жалкими взглядами.

М-да… А ведь когда-то как братья были ему мы!.. Нет, всё-таки что ж большие бабки с человеком делают, а?!.

Продолжение следует

Автор: Владимир Куземко, специально для «УК»

Читайте также: