Безумие пассажиров метро может напугать даже трехметровых крыс

О поведении пассажиров «подземки» глазами работников метрополитена. Триллер — бессмысленный и беспощадный! …Стоит мужичок на станции у колонны. Пьяненький. Поезда мимо проходят. И вот после закрытия дверей очередного состава мужичок неожиданно отклеивается от колонны и делает несколько шагов в сторону вагона. А поезд уже набирает ход. Мужичок пошатывается и попадает головой в углубление дверного проема. Удар. Мужичок отлетает обратно к колонне. Трет ушибленное место, на лбу растет шишка. Подходят машинисты, находившиеся неподалеку.

— Ну, ты как, цел?

— Да нормально. Стою, никого не трогаю. Вдруг кто-то в синей куртке пробежал и как дал в лоб!..

Смешно? Наверное. Если учесть, что человек отделался шишкой. Но вообще-то грустно.

Все привыкли пользоваться метро. Что сложного? Вроде бы ничего. Зашел в вестибюль, приложил билет к турникету, спустился на платформу, дождался поезда, зашел в вагон, на нужной станции вышел. А как на самом деле?

О правилах пользования метрополитеном слышали все, читали немногие, разве что от скуки, а вникали в их содержание — единицы. Но эти правила написаны кровью. Кровью пассажиров. Только пассажиры, от мала до велика, совершенно об этом не думают.

Молодежь идет на риск сознательно. Считает, что рискнуть жизнью — круто! Круто прыгнуть с перехода на велосипеде на крышу стоящего вагона, прокатиться и спрыгнуть на платформу, выложить видео с мобильника в Интернет. Встать на бампер хвостового вагона или на автосцепку между вагонами и проехать так перегон — подвиг! Но это если доедешь. Малейшая оплошность — и улетишь вниз между вагонами. Заметит ли кто-нибудь? Не факт. Успеют ли подать сигнал машинисту, чтобы он не отправлялся со станции? Шансов еще меньше. В питерском метро девушка улетела между вагонами — и кто-то это увидел. Результат — расчлененка на пути… Это в лучшем случае. В худшем — беспомощный калека на всю жизнь.

Поезд на перегоне разгоняется до 80 км/ч. Чуть тряхнуло, мотнуло на повороте, нога соскользнула или скоба, за которую эти тинейджеры руками держатся, отвалилась (не предназначена она для того, чтобы на ней висели) и… Следующий состав доложит о постороннем предмете, а другой поедет, как у нас говорят, «фарш собирать».

Дело было вечером. Край платформы мокрый. Идут два парня. Один решил повыпендриваться перед девушками. С бутылкой пива наперевес пошел по краю платформы. А земля-то круглая, вертится, вот и ушла у него из-под ног. Поезд остановился, не доехав до паренька всего пару метров. Достали его. Потом «герой» сидел у колонны минут 30, трясся, размазывал сопли по лицу и рассказывал всем, как его там, внизу, током трясло — и он искры видел. Искры эти скорее всего у него из глаз сыпались от страха. А ток долго трясти не будет, он там постоянный, напряжением 825 В. Чик — и готово.

Открываем свежий номер газеты и… о, ужас! В метро появились зеркала-убийцы! Что за напасть? Мало там трехметровых крыс. А все просто. Это не зеркала — убийцы, это пассажиры — самоубийцы. Уверены, что ограничительная линия не для них. Куда лезем? Зачем высовываемся? Что там увидеть хотим? Вот и получаем по голове зеркалом либо головного, либо хвостового вагона. А удар хороший, кронштейны гнутся. Что с головой? Да какая разница, что там, в черном пакете? Любопытного это уже не волнует…

«Не прислоняться» — изнутри на дверях тоже не зря написано. Всякое может быть, технике свойственно ломаться. Но двое подвыпивших молодых людей решили показать всем свою силу, при наличии которой ума не надо. Раздвинули двери прямо в тоннеле. Один оглянуться не успел, как второй выпал на ходу из вагона. Переломанного, его привезли в больницу. Ему просто повезло — выпал на стрелках, было пространство для полета. А в другом месте, где стены тоннеля близко, его мало того что порвало бы о крюки, на которых кабели держатся, так еще бы и под колеса свалился.

Основная масса пассажиров не думает, что в метро их на каждом шагу подстерегает опасность и что с ними может случиться. Самое интересное, когда разговариваешь с ними, — вроде вполне вменяемые люди. Даже сами признаются: мол, чего это я? Но как только спускаются вниз, разум их покидает. Люди несутся к поезду так, как будто это последний, а за ним больше не будет (последний поезд отправляется в час ночи с любой конечной станции), сшибая с ног других пассажиров. Если не успевают, то от души прикладываются к закрытым дверям, а потом жалуются, что вместо носа — пятачок.

А еще среднестатистический московский пассажир почему-то считает, что машинист должен видеть именно его. О том, что в составе 32 двери и все их одновременно не просмотришь, никто не задумывается. Итог — разбитый о двери фейс, испачканная одежда.

Не думают о последствиях и те, кто лезет в вагон уже после окончания посадки. Машинист специально объявляет: «Осторожно, двери закрываются…». Это не двери осторожно закрываются. Это пассажиры должны быть осторожными. Услышав объявление, пассажиры должны прекратить посадку и отойти за ограничительную линию. Но куда там! С мыслью в голове: «Это как же, поезд без меня уедет?» — начинается штурм вагона. А потом строчатся жалобы на машинистов типа «у меня рука в двери из-за вас застряла, ссадины, синяки». Но никто ж вас не заставлял нарушать правила пользования метрополитеном, где сказано, что нельзя мешать работе дверей. Нарушили — получили.

Очень часто женщины заходят в метро в длинных плащах, пальто. Но в метро жарче, чем на улице. Вот они и расстегиваются, а оставленные без присмотра полы и пояса так и норовят «нашкодить». Очередная торопыга останавливается перед закрывающимися дверями. Но полы плаща (пальто, шубы) продолжают свое движение в пространстве и застревают в дверях. Дверные блокировки зафиксировать столь тонкий предмет не могут, и у машиниста в кабине загорается сигнальная лампа, говорящая о закрытии дверей. Вытащить из двери одежду не всегда получается. В результате, если хозяйка не успевает из нее выпрыгнуть, — очередная травма.

Попадают в двери и сумки. И чего их пассажиры в закрывающиеся двери пихают? Сумка — внутри, ручки — снаружи. Отпускать их, естественно, не хочется. А если ручки на руку намотаны, двери закрыты и поезд отправляется? Кто-то подумал о возможных последствиях?

Однажды гуляла где-то компания. Загулялась. На последний поезд с пассажирами не успевают. Два парня решают проехать на крыше резервного состава, который следует за последним пассажирским. Какая разница, где ехать? Ну, разница, в общем, есть. Через пару перегонов их мертвые тела снимали с крыши. Снимали с трудом, так крепко они забились в вентиляционные черпаки…

Еще один пункт из правил: запрещается спускаться на путь. Но кое-кого и эта очевиднейшая угроза не пугает.

Мальчик уронил на путь игрушку, а заботливая бабушка ему и посоветовала спуститься, пока поезда нет. Послушный ребенок так и сделал. Поезд появился из тоннеля через полминуты, переживший мгновения настоящего ужаса машинист ничего не смог сделать, тормозного пути ему не хватило…

Вообще больше всего лично меня бесят родители. Бестолковые и безответственные. А страдают от этого ни в чем не повинные малыши.

Понаблюдайте за этими «родителями», которых, на мой взгляд, назвать так можно только в кавычках. Спешат на поезд, ломятся в закрывающиеся двери. А где дети? Правильно — впереди, на вытянутой руке! Ребенок застревает в дверях, получает травмы, порой серьезные, а «родители» остаются на платформе — они-то ловкие, сильные, координированные, затормозить успевают. И потом виноват кто угодно, только не они сами. Детей жалко. Очень. Они маленькие, ничего не могут понять и тем более предотвратить трагедию.

Давно наблюдая за людьми, что называется, из глубин, я все яснее прихожу к выводу: слова сатирика Михаила Задорнова про «тупых американцев» куда больше подходят к населению какой-то другой страны. Ведь известно — наш народ уникален тем, что никогда принципиально не читает правил пользования и инструкций. Даже к утюгу и стеклоомывающим жидкостям. Что уж там говорить о метрополитене…

Автор: Юрий Узорин, машинист метро, «Московский Комсомолец»

 

Читайте также: