Бандитский «спецназ» России

В 1993–1995 годах почти массовый отстрел известных «воров в законе» и прочих лидеров криминалитета породил слухи о существовании отряда «Белая стрела»: мол, отчаявшиеся добиться справедливости законными методами честные сотрудники спецслужб и милиции объединились для нелегального устранения лидеров и бригадиров мафии. И только сейчас выясняется, кто стоит за теми громкими преступлениями.

Если сейчас почти каждый день в стране что-то взрывается, рушится, обваливается, горит, тонет, то столица России в середине 90-х больше напоминала Чикаго 30-х. Жертвами киллеров чаще всего становились «генералы преступного мира». Это не означает, что нынче нет громких заказных убийств, а в середине 90-х не убивали банкиров, бизнесменов и депутатов.

лидер «ореховских» Сергей Буторин (слева) с медведковским «коллегой» Андреем Пылевым

лидер «ореховских» Сергей Буторин (слева) с медведковским «коллегой» Андреем Пылевым

Вспомним последние громкие «расстрелы». Их жертвы – Валентин Цветков, Сергей Юшенков, Игорь Климов, Иосиф Орджоникидзе (выживший после двух дерзких покушений) – люди государственные. И только расстрелянный мчащимися мотоциклистами питерский «авторитет» Константин Яковлев, известный как Костя Могила, выбивается из этого списка. Правда, к моменту своей гибели он уже давно превратился в «авторитетного» бизнесмена.

В 1993–1995 годах почти массовый отстрел известных «воров в законе» и прочих лидеров криминалитета породил слухи о существовании отряда «Белая стрела»: мол, отчаявшиеся добиться справедливости законными методами честные сотрудники спецслужб и милиции объединились для нелегального устранения лидеров и бригадиров мафии.

И только сейчас выясняется, кто стоит за теми громкими преступлениями.

Тайна гибели Отари

 

5 апреля исполнится 10 лет со дня совершения самого, пожалуй, сенсационного события в истории российской криминальной революции. У Краснопресненских бань был застрелен президент Фонда социальной защищенности спортсменов имени Льва Яшина Отари Квантришвили. Это был очень влиятельный человек. Выходец из банды Япончика, преступный «авторитет», бизнесмен с огромными связями в депутатском и правительственном корпусе – достаточно сказать, что после его гибели по каналам правительственного телеграфного агентства прошло сообщение о соболезновании семье и близким покойного от имени тогдашнего президента России.

Напомню: после ряда публикаций у меня сложились сложные отношения с Отари Витальевичем, почти ежедневно проводившим со мной телефонные «профилактические» беседы. Но я была единственным журналистом, писавшим нелицеприятные вещи о всесильном О.В. еще при его жизни. И, естественно, считала своим долгом следить за судьбой уголовного дела о его убийстве.

Сенсационные подробности дела № 128848, опубликованные в «Совершенно секретно» № 12 за 1998 год, вылились в грандиозный скандал. Дело в том, что один из свидетелей дал показания, что в организации этого преступления якобы принимал участие Александр Шохин, в то время вице-премьер правительства России, и его брат Геннадий, генеральный директор АО «Партнер». Конфликт, по словам свидетеля, произошел из-за денег, предназначенных этому акционерному обществу.

Сам же свидетель – 21-летний Иван Воронцов – на момент своих удивительных показаний являлся обвиняемым по уголовному делу о мошенничестве, в котором фигурировала некая структура – ФСБР (Федеральное сыскное бюро России). Незаконная организация существовала два года, и ей оказывали материальную и моральную поддержку сильные мира сего.

Среди них, согласно материалам уголовного дела, значился и Геннадий Шохин. Свидетель сообщил, что «с вице-премьером познакомился через брата Геннадия Николаевича в январе-феврале 1993 года… предполагалось создать информационно-аналитический центр, под «крышей» которого будет работать группа профессионалов для физического устранения людей».

Сенсационные показания отрабатывались, но в итоге следствие вынесло по ним резолюцию: «Ни подтвердить, ни опровергнуть». Иван Воронцов – руководитель ФСБР, помощник депутата, обвиняемый в мошенничестве, был признан на момент суда невменяемым и отправлен на принудительное лечение.

А Шохин, тогда депутат Госдумы, подал иск о защите чести и достоинства, потребовав с газеты в качестве компенсации морального вреда 100 тысяч, а с автора – 10 тысяч долларов. Несмотря на то что Шохина защищал сам Генри Резник, суд мы выиграли настолько убедительно, что истцы даже не обратились в кассационную инстанцию.

И действительно, вина А.Шохина в статье не предопределяется, а само дело об убийстве Квантришвили настолько громкое, что любые подробности из него интересны читателям. Как правило, в ответ на нелицеприятное упоминание в прессе крупный чиновник начинает кричать, что его «заказали». То же самое говорила и защита Шохина, посчитавшая публикацию не просто выпадом против него, а вообще ударом по демократии. И только вдова Отари Витальевича Элисо во время съемок расследования Николая Николаева на НТВ публично сказала мне «спасибо»: «Вы были против него, но все равно не побоялись напечатать то, что знаете». Такова предыстория.

Пока я работала над этой статьей, от одного информированного источника стало известно, почему справка по уголовному делу об убийстве Квантришвили под грифом «совершенно секретно» была подготовлена для правительства России. Смерть Квантришвили и имена братьев Шохиных связал не только Иван Воронцов, но и знаменитый киллер Александр Солоник.

Когда его, раненного в перестрелке с милиционерами на Петровско-Разумовском рынке, привезли в тюремную больницу, он сообщил, что был тем самым киллером, убившим воров в законе Глобуса (Вячеслав Длугач), Калину (Виктора Никифорова), бауманского «авторитета» Бобона (Валерий Виннер) и главное – Отари Квантришвили. И назвал имя заказчика: будто бы это Александр Шохин.

Впоследствии удалось доказать причастность Солоника лишь к убийству Глобуса и участие в устранении Бобона (как выяснилось, стрелял не Солоник). Зачем Солонику нужно было приписывать себе и другие громкие преступления? Скорее всего, из-за рекламы. Убийством милиционеров на рынке он уже подписал себе смертный приговор, и какая разница – одним бандитом больше, одним меньше… Так рождалась легенда о «киллере № 1». Все-таки Солоник – это самый настоящий миф. Александр Македонский, по словам сыщиков, работавших с ним, не то чтобы с двух рук, по-македонски, а с одной-то стрелял весьма посредственно. Почему он назвал заказчиком именно Шохина, мы, видимо, так и не узнаем.

так выглядел грозный Сильвестр (Сергей Тимофеев) в начале «карьеры»

так выглядел грозный Сильвестр (Сергей Тимофеев) в начале «карьеры»

Начиная с 5 апреля 1994 года, мне приходилось озвучивать множество версий о предполагаемых причинах гибели Квантришвили. Как-то разговорилась с генерал-майором в запасе Алексеем Бугаевым и узнала, что в начале 80-х на Петровку, 38, Отари привел первый заместитель начальника ГУВД Москвы Сергей Купреев.

Трудно сказать, как возникла дружба «крестного отца» и партийного функционера (в свое время Купреев возглавлял Бауманский райком партии), но у Отари и в советское время были высокие покровители – так, по приказу одного из заместителей министра внутренних дел СССР «оперативное дело О.В.» перешло из ведения ГУВД в производство министерства, где благополучно и пылилось, пока не оказалось в «разработке» КГБ СССР. «Разработали» его аж до 17 томов, но из оперативного уголовным оно так и не стало.

Своими главными врагами Отари Квантришвили считал «милицию, комитет и уголовный мир». В милиции у него всегда были высокие покровители, на Лубянку же, по словам многих сыщиков, в том числе и легендарного Сергея Кожанова, он просто работал. Что же остается? Еще летом 1994 года генерал Бугаев предположил, что роковую роль в жизни О.В. сыграл именно уголовный мир. «Кто всегда устраивал дворцовые перевороты – не только в нашей стране? – говорил генерал. – Молодые офицеры королевской или царской гвардии. Сейчас на смену им пришла молодая поросль уголовной гвардии. И, возможно, вес и влияние Квантришвили начали раздражать молодежь».

Сотрудники МУРа, работающие сейчас по банде «ореховских», пришли к выводу: Квантришвили убрали по «заказу» Сильвестра.

Просматриваю свои публикации 1994 года. Действительно, конфликт с Сергеем Тимофеевым назван среди множества других версий. И вот спустя 10 лет она подтверждается. Поводом к конфликту стал раздел тольяттинского нефтеперерабатывающего завода. Исполнители «заказа» – верхушка «ореховских», тех самых, чье объемное уголовное дело находится в производстве Управления по расследованию бандитизма и убийств Московской городской прокуратуры (часть его уже слушается в Мосгорсуде).

По материалам этого дела убийство Отари не проходит, поэтому нет смысла называть имена исполнителей. Тем более, вскоре после убийства Отари они уберут и «заказчика», своего патрона Сильвестра. Иваныч (как уважительно называли его в последнее время) будет взорван в своем «мерседесе» 13 сентября 1995 года на 3-й Тверской-Ямской. Молодые офицеры уголовной гвардии совершили еще один крупный переворот. Сказав «офицеры», я не очень оговорилась: многие из «зондеркоманды» Сильвестра («курганские», «ореховские», «медведковские») действительно когда-то были офицерами.

Дети Сильвестра

 

В основном армейскими офицерами. Навыки, необходимые киллерам, приобретены позже – помощь бандитам оказывали и сотрудники КГБ–ФСК–ФСБ, и оперативники элитных милицейских подразделений. «Ореховские» никогда нигде не светились, им ни к чему было «паблисити», как Солонику или Сильвестру. Многие сыщики уверяют, что тех легендарными сделала пресса. Может быть.

Одной из главных особенностей бандитского «спецназа» стала остроумная разработка операций по устранению. Почти все они проводились так, чтобы вину можно было свалить на того, с кем конфликтовала жертва. Если врагов было немного (в отличие от Квантришвили и Сильвестра), то разрабатывались остроумные операции по «переводу стрелки».

Но об этом чуть позже. Таким ходом «ореховских» («ореховские», «солнцевские», «измайловские» – скорее брэнд, чем географическое обозначение группировки. – Л.К.) стала легенда о смерти одного из главарей, пришедших на смену Сильвестру, – Сергея Буторина по кличке Ося. Уехавший в Испанию Ося устроил свои похороны на Николо-Архангельском кладбище. Поэтому долгое время его никто не искал.

Правда об Осе стала известна, когда началась работа с «курганскими» («Пятая власть», «Совершенно секретно, № 7, 2002 год). Сергея Буторина и Марата Полянского (еще одного лидера «ореховских») арестовали в пригороде Барселоны. Операцию провела испанская полиция совместно с сыщиками МУРа. За незаконное хранение оружия и пересечение границы оба получили в Испании по 9 лет (часть срока уже отсидели). Затем их выдали на полгода российскому правосудию для проведения необходимых следственных действий. С Полянским работа уже закончена, и он этапирован обратно. Буторин пока в Москве.

В процессе работы выяснилось, что про бандитский «спецназ», во главе которого стояли Ося, Полянский и Пустовалов, известно лишь очень узкому кругу лиц. Часть банды, которую после смерти Сильвестра возглавлял Ося, была тесно связана с одинцовской ОПГ под руководством Дмитрия Белкина по кличке Белок (в розыске).

В свое время его уголовное дело вел старший следователь 2-го управления прокуратуры (спецпрокуратура) Одинцовского района Московской области Юрий Керезь. А вскоре члены бандитского «спецназа» застрелили его за «несговорчивость». В оперативно-следственную группу по убийству Керезя вошли и сыщики МУРа. К тому времени они уже знали, что «ореховские» промышляют не только киллерством: они давно стали владельцами банков, заводов, в том числе нефтяных, рынков, магазинов, имели недвижимость за границей.

Еще в Одинцове, в начале карьеры, бандиты поставили себя так, что им по первому требованию отдавали все. Достаточно было одной встречи. Если жертва не выполняла требований, ее сразу же уничтожали – никаких «профилактических» бесед и предупреждений. Финансировалась банда деньгами от рэкета с различных коммерческих организаций и граждан. Впрочем, так же, как «курганские», с которыми начинал Александр Солоник. Оставшиеся сейчас в живых члены этой банды осуждены на длительные сроки. Также занимались рэкетом и «медведковские» (их дело – в производстве Управления по расследованию бандитизма и убийств Московской городской прокуратуры).

Все члены банды были крайне осторожны – жили на съемных квартирах, держали связь по цепочке – через несколько телефонов и пейджеров. Использовали машины, купленные по чужим документам. Главных «чистильщиков» бригады знали немногие.

 

Мог ли предположить Ося, дослужившийся до прапорщика в стройбате, что будет вести жизнь крутого героя гангстерского фильма? А началось все со встречи с Тимофеевым. Познакомились они при сбыте краденых картин – кража у известного коллекционера Виктора Магидса в 1990 году была совершена по заказу другого известного коллекционера – Яна Фельдмана. Его вскоре нашли повешенным в Бельгии. Один из участников этого преступления – брат Буторина – получил большой срок, но вышел на свободу досрочно – по амнистии.

Многие члены банды знакомы по Одинцову, где когда-то жили Дмитрий Белкин, Владимир Кременецкий, получивший кличку Летчик за то, что без особых последствий для здоровья упал с третьего этажа, и Сергей Филатов (Спортсмен). Житель Одинцовского района Владислав Макаров – одноклассник Белкина – начал помогать банде, когда еще служил в СОБРе – элитном силовом подразделении московского РУБОПа. Воевал в Чечне, награжден орденом Мужества. Сейчас – в розыске.

Правая рука Оси Марат Полянский закончил суворовское училище, затем Ленинградскую военно-космическую академию, служил в космических войсках в Подмосковье. Прекрасный математик. С Осей, работавшим после армии вышибалой в кафе «Аленький цветочек», познакомился на тусовках. Сразу втянул в банду своих однокашников – спецназовцев Игоря Сосновского (в розыске), Сергея Фролова (в розыске), Виталия Александрова и своего брата Руслана.

На особом счету однокашник Полянского – Олег Пронин. О нем и еще трех спецназовцах никто, кроме Белка и Оси, не знал. С бандой они не тусовались. Пронин отличался «творческим» подходом к заданию. Применял парики, очки, накладные усы и бороды. Так прошла акция устранения в одинцовском кафе «Мечта». Киллеры убили тогда не только бандитов, но и сотрудника милиции, охранявшего кафе, и ранили одного сотрудника ЧОПа.

Многое сделал для «ореховских» сотрудник КГБ Григорий Гусятинский, застреленный в Киеве в январе 1995 года. Впрочем, этого соратника Сильвестра называют руководителем «медведковских». Некоторое время после побега Солоник и помогавший ему контролер «Матросской тишины» Сергей Меньшиков жили у Гусятинского в Киеве.

(Окончание следует)

Автор: Лариса Кислинская, «Совершенно секретно»

Читайте также: