БХСС: гроза воров и спекулянтов

Отделы БХСС — «по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией в организациях и учреждениях госторговли, потребительской и инвалидной кооперации, заготовительных организациях и сберкассах, а также противодействия спекуляции» — были созданы в СССР 16 марта 1937 года. Как при Советской власти геройски боролись с расхитителями социалистической собственности в Харькове. Вот только непонятно, как «Гепа» уцелел…

 

Сначала эту борьбу вели сотрудники ВЧК (Всероссийской чрезвычайной комиссии) и ГПУ (Главного политического управления СССР).

Отдел БХСС харьковской милиции сначала насчитывал только шесть штатных сотрудников. Среди их довоенных достижений можно отметить «разоблачение восьми групп расхитителей, которые орудовали в системе госторговли, на объектах промышленности, в сберкассах, занимались спекуляцией».

В частности, были задержаны одиннадцать работников 7-го государственного кожевенного завода, которые «занимались систематическим разворовыванием сырья и его реализацией по спекулятивным ценам». Также была арестована большая группа спекулянтов, которые привозили в Харьков (чаще всего из Иваново) «левый» текстиль. Прибыль они делили с директорами магазинов и руководителями фабрик.

После войны — в начале 1950-х годов — работники харьковского ОБХСС «разоблачили большие группы расхитителей, орудовавших в Главтекстильсбыте, Харпромторге, Укртекстильпромторге, Союзоптгалантерее и производственно-торговых организациях облпромсовета». Тогда у преступников изъяли около трех килограммов золота, на 130 тысяч рублей бриллиантов, около 900 тысяч рублей наличными… Общая стоимость изъятых ценностей и описанного имущества составила почти три миллиона рублей.

Не менее сложной оказалась задача найти оптовых поставщиков товаров на стихийные рынки («толкучки»). Во всех харьковских райотделах милиции для этого были созданы специальные оперативные группы. Для начала установили наблюдение за группой женщин, которые постоянно занимались мелкой спекуляцией. Затем было обнаружено, что из Москвы в Харьков на 12-е почтовое отделение поступает много посылок от одних и тех же людей.

По приговору суда четверо членов советской «мафии» были расстреляны, более 50 человек получили сроки от 7 до 15 лет заключения. Легендарные ОБХСС — отделы по борьбе с хищениями социалистической собственности – в советское время наводили ужас на представителей нескольких поколений фарцовщиков, цеховиков, валютчиков и взяточников…

Глухое дело. Эксклюзив самого засекреченного экономического преступления эпохи застоя

Причем их получение всегда оформляет одна и та же работница отделения. При более внимательном исследовании оказалось, что на многих бланках указаны данные паспортов подставных лиц, а подписи получателей посылок подделаны. К расследованию подключились сотрудники милиции Москвы, Казани, Киева, Пензы. Они выявили соучастников харьковских спекулянтов — нескольких заведующих базами и промтоварными магазинами. Задержание всех подозреваемых было проведено в один и тот же день и час. Это было очень громкое дело. Всего к уголовной ответственности тогда было привлечено 120 человек.

Позднее крупные группы расхитителей и взяточников были обнаружены на заводе «Южкабель», нескольких райкомбинатах, в областном управлении бытового обслуживания, управлении «Укрэнергокомплект­снабжения», Коминтерновском комбинате питания, в объединении школьных столовых города Харькова…

Золото с мусорки

В начале 1970-х годов тогдашний сотрудник харьковской милиции Юрий Шолух (затем в 1984–1991 годах начальник ОБХСС УВД города Харькова) был в командировке в Дзержинске для «оказания практической помощи» тамошним спецам. Расследовалось уголовное дело в отношении заведующей достататочно крупного, по тем временам, магазина хозяйственных товаров. Поступила информация, что завмаг спекулирует дефицитными крышечками для консервирования. И помогает ей в этом начальница одного из местных почтовых отделений.

 Юрий Шолух (справа) и Владимир Кобченко
 Юрий Шолух (справа) и Владимир Кобченко 

— Начали думать, как подступиться к спекулянтке, — вспоминает Юрий Петрович. — И тут мне сообщают, что «к вам пришла какая-то женщина». Оказалось, это начальница почтового отделения. Говорит: «Я третий раз в милицию прихожу, никак не решалась зайти и рассказать все. Совесть меня замучила». Это был в моей практике первый и последний такой случай.

Правда, еще в 1984 году приходили ко мне две старушки. Принесли в платочке около семи десятков золотых царских червонцев. «Откуда?» — спрашиваю. Оказывается, выносили на мусор старый стол. Одна из его ножек отломилась и посыпались монеты. Старушки оставить их у себя побоялись. Тем более что кто-то им подсказал, что могут получить 25 проц. стоимости находки. И знаете — получили…

В минувшую эпоху дефицита работники торговли и их партнеры могли хорошо зарабатывать почти на всем. Юрий Шолух упоминает, в частности, о «левой» олифе, которую, по оперативным данным, некоторые харьковские хозмаги получали от ЖЭКов и строительных организаций. Схема подобных злоупотреблений была примитивной и вроде бы легко разрушалась — достаточно было проверить источники поступления олифы. Магазины получали ее от одних предприятий, а коммунальщики и строители — от других. Так что «государственной» олифы в магазинах не должно было быть. Но она была. И по этому поводу было возбуждено около десятка уголовных дел.

— Обратилась к нам жительница Мерефы, — вступает в разговор Владимир Кобченко, бывший заместитель начальника ОБХСС УВД города Харькова. — Она жаловалась, что не может получить свои деньги в сберкассе. Как выяснилось, у кассирши этой сберкассы был молодой любовник, на содержание которого требовались деньги. Вот она и влезла в долги.

Деньги клиентов брала сначала понемногу, потом все больше. В результате недостача составила около 15 тысяч рублей. А особо крупным хищением тогда считались 10 тысяч… Сравнительно крупные руководители проходили по харьковскому «пластмассовому» делу.

В середине 1980-х годов предприимчивые люди организовали в Московском районе подпольный цех по производству полиэтиленовой пленки и различных пластмассовых изделий — брошек, расчесок, заколок, пакетов и т.д. Сырье и оборудование для этого цеха «списывалось» на заводе «Харпластмасс». Сбыт полиэтиленовой пленки осуществлялся, в основном, через руководителей ЖЭКов. Ею было укрыто немало теплиц с клубникой в Безлюдовке, Васищево, Лизогубовке и других пригородных поселках.

Мы разоблачили дельцов, задержали. Кстати, расследованию уголовного дела существенно помог начальник отдела снабжения завода. Он был уже не молод — под 70 лет. За помощь следствию мы ему пообещали — согласовав с прокуратурой и судом — минимальный срок лишения свободы. Но осудили его наиболее сурово — на 13 лет. Остальных членов группы приговорили к лишению свободы на срок от 3 до 10 лет. Тогда все эти вопросы решали на определенном уровне в Киеве…

«Наследство» поделить не удалось

Предполагалось, что в советской системе торговли нелегальные заработки несколько больше других своих коллег имеют «овощники». Впрочем, немало «снимали» и «мясники» (продавцы в мясных отделах гастрономов), и их коллеги, с успехом торговавшие оберточной бумагой по цене продуктов, а также обсчитывающие и обвешивающие покупателей. Большие деньги приносили утруска, усушка, бой, списание якобы испортившихся товаров… Ловили, конечно, таких жуликов, наказывали. Но всех не переловишь. Очередным эпизодом в этой борьбе стало расследование схемы списаний овощей в Дзержинском районном управлении торговли.

— Проследили путь продукции из Крыма, Херсона, хозяйств Харьковской области, провели ревизию — картина стала ясная, — говорит Юрий Шолух. — Задержали около двух десятков заведующих магазинами. (Директор торга успел скрыться). Мы знали, что у них накоплены солидные суммы наличности. Но практически ничего не нашли. Мне удалось разговорить заведующую базой торга. И она согласилась отдать деньги в обмен на обещание смягчить наказание и отбывать его в харьковской колонии…

В этот раз необходимые заверения давал начальник областной милиции, который лично посетил обвиняемую в СИЗО. Затем группа милиционеров вместе с ней выехала по указанному адресу. Дом был окружен. Но когда милиционеры зашли в квартиру знакомых «овощницы», оказалось, что пакет с деньгами уже забрал ее гражданский муж. Найти его не было большой проблемой. Вот только «наследник» настаивал на том, что ничего о деньгах не знает. Его, конечно, задержали. Однако только на трое суток — оснований для ареста нет.

Лишь на третий день задержанный «раскололся». Часть денег была у его знакомого, который жил на проспекте Гагарина, часть — на Салтовке. Хозяйка квартиры по первому адресу сняла с антресоли клетчатую мужскую рубашку, в которой был пакет. В нем были самые разнообразные купюры — до однорублевых. Считали их до вечера. Насчитали более 30 тысяч рублей. На Салтовке трофеем милиционеров стал чемодачик, где были сложены еще около 40 тысяч. Учтем, что за 70 тысяч рублей тогда можно было купить десяток «Жигулей». Изымали деньги и у остальных обвиняемых по этому делу. Но там были суммы намного скромнее.

— Совсем недавно я узнал, что в то время мне были готовы предложить 50 тысяч рублей, чтобы я «спустил на тормозах» это дело, — говорит Юрий Петрович. — И тогда ко мне приходили «ходоки». Приезжал даже коллега из Донбасса. Повздорить пришлось по этому поводу и с помощником прокурора города Харькова…

В 1991 году служба БХСС прекратила свое существование.

Автор: Аркадий Генкин, ВРЕМЯ

Читайте также: