Как судят врагов камбоджийского народа

17 апреля 1975 года к власти в Камбодже пришло правительство так называемого «брата номер один» Пола Пота и «брата номер два» Нуона Чеа 37 лет назад было положено начало одному из самых ужасных тоталитарных режимов в мировой истории прошлого века. Сейчас основные лидеры этого режима предстали перед трибуналом ООН по обвинению в геноциде и преступлениях против человечности.

7 апреля 1975 года вошло в историю как день прихода к власти в Камбодже правительства так называемого «брата номер один» Пола Пота и «брата номер два» Нуона Чеа. Тогда в Южной Азии – на территории нынешнего королевства Камбоджа, которое граничит с Таиландом и Вьетнамом – возник режим «красных кхмеров»1, в буквальном смысле вырезавших треть многомиллионного населения страны.

Установив свою власть, «красные кхмеры» насильно вывезли в деревни всех жителей камбоджийской столицы Пномпень и близлежащих городов. Их заставили заниматься сельскохозяйственными работами, а за малейшее недовольство и инакомыслие жестоко карали. Людей уничтожали семьями и массово сбрасывали в канавы рядом с рисовыми полями. Позже эти территории получили название «поля смерти».

Считается, что за неполные четыре года существования режима на «полях смерти» было уничтожено около двух миллионов человек. Все это делалось на фоне провозглашения так называемой Демократической Кампучии и коллективизации отмененной частной собственности. В 1979 году режим «красных кхмеров» пал, но партия со своей армией продолжала существовать вплоть до смерти в 1998 году ее лидера Пола Пота. Некоторые из оставшихся в живых руководителей движения и режима «красных кхмеров» предстали сейчас перед трибуналом ООН в Пномпене.

Всего в специальном трибунале ООН по Камбодже заведено четыре дела. По двум из них (официальные номера 003 и 004) расследование пока продолжается и имена возможных обвиняемых официально не раскрываются, хотя и стали известны широкой общественности из-за скандальной утечки закрытых судебных документов и их публикации в новозеландском информационном агентстве.

Еще одно дело (номер 001) было полностью рассмотрено и доведено до приговора. Начальник печально известной тюрьмы S-21, в застенках которой от пыток и казней погибли десятки тысяч узников режима «красных кхмеров», получил пожизненный срок. По новому делу (номер 002) перед судьями трибунала ООН предстали несколько лидеров «красных кхмеров», крупнейшим из которых является «брат номер два» Нуон Чеа. Список предъявленных обвинений включает преступления против человечности, геноцид, убийства, пытки, преследования по религиозным мотивам.

В суде еще только предстоит заслушать свидетельства и изучить массу документов о том, кто и как отдавал приказы убивать на «полях смерти». Однако ранее серия неопровержимых доказательств, признаний и свидетельств уже была получена ведущим репортером камбоджийской газеты «Пномпень Пост» Тетом Самбатом. Его уникальное персональное расследование с участием исполнителей и организаторов убийств, родственников жертв, а также самого Нуона Чеа легло в основу документального фильма «Враги народа», снятого совместно с британским режиссером Робом Лемкином. Фильм завоевал свыше двух десятков престижных международных наград, включая специальный приз жюри Международного кинофестиваля Санданс.

Члены семьи Тета Самбата погибли от рук «красных кхмеров», но он взялся за проект не ради возмездия. «Я делаю эту работу не только ради отца, матери и брата, – рассказывает репортер. – Я делаю это для всех людей». Камбоджийский журналист сформулировал высшую ценностную установку фильма – выяснить ту историческую правду, без установления которой в его стране невозможно будет построить полноценное современное общество. В попытках понять, как все произошло и почему «так много людей было убито в то время», Самбат проводит с каждым из персонажей фильма по три, по пять, а в некоторых случаях даже и десять лет. В результате даже убийцы начинают доверять ему настолько, чтобы полностью раскрыться.

На наших глазах разворачивается история о том, как работал безумный механизм «полей смерти». На низовом уровне были исполнители – неграмотные крестьяне, которые из страха за собственную жизнь соглашались истреблять других. На поля приходили ночью с факелами. Перед началом действия напивались вина, которое специально для этого в большом количестве привозилось организаторами.

Бок о бок с ними «работали» руководители уровня деревни, района, области, зональной территории и так далее. Каждый из них по цепочке передавал приказы о начале «чисток», об их окончании, а также принимал участие в организации и непосредственном исполнении преступлений. Людей резали ножами, а тела в большом количестве сбрасывали в рвы вокруг рисовых полей. Жертвами становились и взрослые, и дети. На одну деревню могло приходиться от 10 до 20 жертв в сутки. Специальные люди были поставлены затыкать рты, чтобы они не кричали.

Нуон Чеа, который, по собственному признанию, все вопросы и проблемы решал с Пол Потом совместно, так объяснил в фильме эти события: «Политика была в том, чтобы, в первую очередь, перевоспитать, остановить. <…> И если они не исправлялись, то по ним нужно было принимать решение. Их уже относили к категории преступников. И тогда их убивали и истребляли. Если бы мы позволили им остаться в живых, то это бы нарушило линию партии. Они были врагами народа».

Ряды «врагов народа» пополнялись по нескольким направлениям. Первым была шпиономания. «С самого начала вражеские шпионы атаковали нас», – говорит Нуон Чеа. Принявшая участие в фильме бывшая руководительница района периода правления «красных кхмеров» вспоминает, что ей было приказано «расследовать любые шпионские сети вьетнамцев, скрывавшиеся внутри их общин <…> и принимать по ним решения». По ее словам, «было убито много», «по всей подведомственной территории».

Вторым направлением стало инакомыслие. У отца Тета Самбата была своя корова, буйвол, земля и дом. Он не хотел их потерять и открыто высказал свои сомнения в необходимости забирать у жителей страны собственность. Тут же был арестован, выведен в поле и зарезан. Мать Самбата после этого заставили выйти замуж за боевика «красных кхмеров», который угрожал, что иначе будет убита вся ее семья. В итоге она умерла при родах.

Наконец, третье направление составили этнические и партийные «чистки». Одна из свидетельниц в фильме рассказала, что она работала секретарем и курьером у руководительницы коммуны. У той постоянно проходили секретные совещания, хранилось много документов. И однажды эта свидетельница нашла в ящике один документ, в котором говорилось о плане по поиску и уничтожению этнических меньшинств – в связи с тем, что они «поддерживают вьетнамцев».

К тому же, как утверждают авторы фильма, партия «красных кхмеров» не была монолитной. Нуон Чеа испытывал недоверие к вьетнамцам и ратовал за сближение «красных кхмеров» с Китаем. Другие члены партии, наоборот, настаивали на линии сближения с Вьетнамом. Нуон Чеа говорит, что они хотели «решить проблему и остановить распространение гнили»: «Мы знали, что для них предпочтительнее Вьетнам. Они были в своей политике под влиянием Вьетнама. Кто решил убивать этих людей? Это решение принял Пол Пот».

Тет Самбат ненавязчиво напоминает: впервые в истории «красных кхмеров» лидер движения открыто на камеру признался в том, что приказы об убийствах отдавались на самом высшем уровне. Однако решает двигаться дальше этих признаний. Он рассказывает Нуону Чеа, кем были на самом деле его родители. Камера запечатлевает шок и смятение чувств на лице лидера «красных кхмеров». Звучат запоздалые извинения, которые, впрочем, не спасают «брата номер два» от появления полицейского вертолета. Арест трибунала ООН. Вся интрига теперь в том – захочет ли Нуон Чеа повторить свои извинения и признания в зале суда?

_____________

1 Кхмеры – основная национальность Камбоджи. «Красные кхмеры» — одно из названий Коммунистической партии Кампучии. В 60-е годы их так назвал камбоджийский король Нородом Сиханук. Кампучия – транслитерация с кхмерского языка одного из альтернативных названий страны Камбоджа, которое действовало при коммунистах.

Автор: Дмитрий Шкрылев, Частный корреспондент

Читайте также: