У кого Сталин «списал» приказ «Ни шагу назад!»?

70 лет тому назад за подписью Иосифа Сталина был издан один из самых известных документов Великой Отечественной войны — Приказ народного комиссара обороны СССР №227 от 28 июля 1942 г. «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций». В общественном сознании он сохранился под названием «Ни шагу назад!».

 «Нельзя строить армию без репрессий. Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. До тех пор, пока гордые своей техникой, злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми, будут строить армии и воевать, командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади».

Лев Троцкий, «Моя жизнь»

 

Приказ «Ни шагу назад!» был доведен до сведения всех военнослужащих Красной Армии. Однако он имел гриф «Без опубликования в печати», поэтому доступным для массового ознакомления документ стал только в конце 1980-х годов. Многие исследователи считают этот приказ проявлением самой сути личности И.Сталина и возглавляемого им государства. Споры по поводу этого документа не стихают до сих пор.

Напомним вкратце о причинах его появления.

Летом 1942 года, после катастроф под Харьковом и в Крыму стратегическая инициатива вновь перешла к вермахту. Немцы перешли в решительное наступление на Кавказ и на Сталинград. После сдачи гитлеровцам Ворошиловградской области вся территория УССР была оккупирована. Войска Южного фронта обратились в паническое бегство и без боя сдали Ростов-на-Дону, город, являющийся «воротами на Кавказ» и в силу этого имеющий важнейшее стратегическое значение. Противник захватил склады Южного фронта с большими запасами продовольствия, горюче-смазочных материалов, медикаментов, обмундирования. Было брошено много оружия, боеприпасов, боевой техники и транспортных средств…

Нужно было как-то объяснить военнослужащим и гражданским лицам причины случившегося. Именно это верховный главнокомандующий и сделал в констатирующей части знаменитого приказа. Если в своем выступлении 3 июля 1941 года он объяснял поражения Красной Армии фактором внезапности, то на 14-м месяце войны ни о какой внезапности и речи быть не могло. «Чего же у нас не хватает?» — задал риторический вопрос вождь. Самолетов, танков, артиллерии, минометов? Нет, всего этого достаточно. Не хватало же, по мнению И.Сталина, «порядка, дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спасти положение и отстоять Родину».

Советский плакат 1942 года.
Советский плакат 1942 года. 

Сталин считал, что отсутствие дисциплины приводит к тому, что кучка паникеров определяет положение на поле боя, увлекает в отступление других бойцов и открывает фронт врагу. Отсюда вывод: «Паникеры и трусы должны истребляться на месте. Отныне железным законом для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования». Далее он объявил предателями Родины всех командиров, комиссаров и политработников, которые отступают «без приказа свыше» и потребовал, чтобы с ними поступали соответственно.

Далее И.Сталин высказал тезис, который до сих пор вызывает у многих удивление и возмущение: «После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали, далее, около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на еще более опасные участки фронта и приказали им искупить свои грехи.

Они сформировали, наконец, специальные отряды заграждения, поставили их позади неустойчивых дивизий и велели им расстреливать на месте паникеров в случае попытки самовольного оставления позиций и в случае попытки сдаться в плен. Как известно, эти меры возымели свое действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой. И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели защиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель — покорить чужую страну, а наши войска, имеющие возвышенную цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражение. Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших врагов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одерживали потом над ними победу? Я думаю, что следует».

На этом высказывании закончилась констатирующая часть приказа. Был дан ответ на один из классических русских вопросов — «Кто виноват?» — паникеры и трусы. Но прежде чем перейти к распорядительной части приказа №227, то есть к ответу на второй классический русский вопрос — «Что делать?», подумаем вот над чем. Впервые И.Сталин публично признал превосходство противника над Красной Армией. Это превосходство, по его мнению, заключалось не в численности, не в насыщенности войск нацистов техникой, горючим, оружием, боеприпасами. Не в четком взаимодействии видов и родов вооруженных сил Третьего рейха.

Не в воинском умении генералов, офицеров, унтер-офицеров и рядовых. Не в отлаженной работе тыловых служб. Не в сытости и разнообразии солдатского пайка. Не в величине и регулярности денежного довольствия военнослужащих. Не в регулярности отпусков домой. Не в умелой работе тактической и стратегической разведки Германии. Нет. Немцы превзошли советских людей в жестокости по отношению к своим собственным военнослужащим. И этой жестокости, по мнению И.Сталина, советским людям «следует поучиться».

Вызывает также недоумение попытка соотнести уровень дисциплины в воинском коллективе со степенью возвышенности стоящей перед ним цели. По мнению советского вождя, чем возвышеннее цель, тем больше должно быть дисциплины. И наоборот. Я предлагаю читателям самим подумать на эту тему. Но все-таки, почему И.Сталин потребовал учиться именно у А.Гитлера, который и был инициатором указанных выше карательных мер в вермахте? Но штрафные подразделения и заградительные отряды существовали в Красной Армии с самого начала ее возникновения. Опыт их применения был довольно хорошо известен и даже изучался в военных академиях.

Но дело в том, что организатором и вдохновителем этих формирований был Л.Троцкий, занимавший тогда должность наркома по военным делам и председателя Реввоенсовета РСФСР. Именно он в годы гражданской войны издавал цветистые приказы о необходимости «шире практиковать массовидность террора» и применять для этого как штрафные роты и батальоны, так и заградотряды. Поэтому сослаться на опыт гражданской войны советский вождь не мог. В этом отношении А.Гитлер оказался предпочтительнее! Ведь немцы побеждают, значит, у них можно и нужно учиться… Однако вернемся к распорядительной части приказа №227. Ответ на вопрос «Что делать?» звучал так: «Верховное Главнокомандование Красной Армии приказывает:

1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами: а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда; б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования фронта; в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек) куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить свои преступления против Родины.

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями: а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в Военный совет фронта для предания военному суду; б) сформировать в пределах армии 3—5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной; в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий: а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта для предания военному суду; б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах».

Приказ №227 не просто прочитали. Всех командиров ознакомили с ним под расписку. Но на темпы отступления это не повлияло и через трое суток советская Ставка Верховного Главнокомандования издает следующий документ: «Директива Ставки ВГК

№ 170542 Командующему войсками Сталинградского фронта о создании заградительных отрядов, 31 июля 1942 г.»:

«Отход без приказа частей 192-й и 184-й стр. дивизий 62-й армии 30 июля с оборонительных позиций в районе Майоровского в район Верхне-Голубой говорит о неустойчивости молодых дивизий 62-й и 64-й армий, а также и о том, что приказ НКО за № 227 до войск фронта не доведен.

Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:

1. Немедленно донести Ставке, какие меры в соответствии с приказом НКО за № 227 предприняты Военным советом фронта и военными советами армий по отношению к виновникам отхода, к паникерам и трусам, как в указанных дивизиях, так и в частях 21-й армии, оставивших без приказа Клетскую.

2. В двухдневный срок сформировать за счет лучшего состава прибывших во фронт дальневосточных дивизий заградительные отряды до 200 человек в каждом, которые поставить в непосредственном тылу и, прежде всего, за дивизиями 62-й и 64-й армий. Заградительные отряды подчинить военным советам армий через их особые отделы. Во главе заградительных отрядов поставить наиболее опытных в боевом отношении особистов.

3. Об исполнении донести не позднее 3 августа 1942 г.

Ставка Верховного Главнокомандования И.Сталин, А.Василевский».

Затем последовали другие документы: «Директива Ставки ВГК № 156595 командующим войсками фронтов, 3-й танковой и 7-йотдельной армиями, Начальнику главного автобронетанкового управления о мерах по усилению контроля за техническим состоянием материальной части», от 10 августа 1942 г.:

«Наши танковые части и соединения часто несут очень большие потери, при этом [потери] в танках по техническим неисправностям превышают боевые потери… Считая невероятным такой недопустимо высокий процент танков, выбывающих из строя по техническим неисправностям, Ставка усматривает здесь наличие скрытого саботажа и вредительства со стороны некоторой части танкистов, которые, изыскивая отдельные мелкие неполадки в танке или умышленно создавая их, стремятся уклониться от боя, оставляя танки на поле боя… Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:

2. Командирам танковых корпусов, бригад и отдельных батальонов личный состав, уличенный в саботаже или во вредительстве, сводить в штрафные танковые роты и под личным наблюдением командиров танковых корпусов или бригад использовать на наиболее опасных направлениях и тем предоставлять им возможность искупить свою вину.

3. Безнадежных, злостных шкурников из танкистов немедленно изымать из танковых частей, лишая их присвоенного им звания, и в качестве рядовых бойцов направлять в штрафные пехотные роты для выполнения наиболее трудных задач в наземных частях…

И.Сталин, А.Василевский».

Еще позже последовал приказ для летчиков: «Приказ наркома обороны СССР № 0685 9 сентября 1942 г. …4. Летчиков-истребителей, уклоняющихся от боя с воздушным противником, предавать суду и переводить в штрафные части в пехоту».

До самого конца войны все эти приказы выполнялись неукоснительно…

Автор: Сергей Таратухин, «Зеркало недели. Украина» №25

Читайте также: