Булыжник — оружие разведки. От пустотелого камня-тайника Пеньковского до компьютерных закладок

Профессионалы из спецслужб не зря называют связь ахиллесовой пятой разведки. Ведь когда чаще всего проваливаются их шпионы и наши разведчики? Именно во время передачи добытых секретных материалов в Центр. И примеров тому множество. В памяти сразу всплывает полый камень-«шпион» с закладками, изъятый чекистами из рук дипломата-цэрэушника на одном из железнодорожных мостов в Москве. Он до сих пор хранится в музее КГБ-ФСБ России.

Этот реальный случай положен в основу телесериала «ТАСС уполномочен заявить». Там красочно показано, как брали агентов иностранной разведки во время тайниковой операции. С одним из участников охоты на настоящего шпиона, ставшего прототипом киношного Трианона, полковником в отставке Анатолием Фёдоровичем Н. недавно встретился обозреватель нашей газеты.

Интернет и контрразведка

Не часто встретишь человека, которому уже далеко за семьдесят, столь увлечённого компьютерами. Тем более что Анатолий Фёдорович не программист, а контрразведчик.

– Смотрите, какую штукенцию мне внук подарил, – с гордостью показывает седой полковник новейшую версию персонального компьютера «мак бук эйр».

– Это гораздо лучше, чем ноутбук Анны Чапман, – поддержал деда внук Андрей. – Я в Интернете смотрел фотки шпионской выставки, что сейчас проходит в Америке. Там демонстрируется и компьютер нашей разведчицы. Эппловское старьё…

Выпускник знаменитой Бауманки Андрей работает в фирме, разрабатывающей спецтехнику. В современных гаджетах он дока. А на Интернет молиться готов. Вот и теперь пытается доказать, что в последнее десятилетие благодаря Всемирной паутине разведка нанесла сокрушительный удар контрразведке. Ведь сейчас для передачи секретных документов и получения инструкций, а также для общения между агентом и Центром можно использовать возможности Интернета.

Мол, в России, как и в большинстве развитых стран, доступ во Всемирную паутину не только не ограничен, но особо и не контролируется. Разумеется, никто не берёт в расчёт ситуацию, когда агент пытается отправить за рубеж секретные файлы со своего рабочего места, указав в разделе «отправитель» адрес своего служебного почтового ящика. Понятное дело, в ФСБ существуют специальные компьютерные программы, которые не только блокируют такие идиотские поступки, но и сообщают об этом куда следует. Но ведь любой может воспользоваться услугами интернет-кафе, создать временный почтовый ящик на одном из многочисленных сайтов, предлагающих такой сервис, и отправить секретные файлы за рубеж. И не надо никаких камней-тайников.

Справка «АН»

Музей КГБ-ФСБ находится в центре Москвы, на Лубянке. Он создавался в 1984 году по инициативе Андропова исключительно для сотрудников контрразведки. Сейчас его посещают даже иностранцы, включая директоров ЦРУ. В музее четыре зала и свышечетырёх тысяч экспонатов. Огромный интерес представляют стенды, рассказывающие о деятельности контрразведки в последнее время: многочисленные радиостанции спутниковой и ближней радиосвязи; мини-фотоаппараты, часы, брелоки; макеты взрывных устройств, закамуфлированные под банки воды, пива или сигаретные пачки. Немало здесь и камней-тайников. Один из последних – знаменитый «шпионский камень» британской разведки.

Спор деда и внука

Слушая внука, Анатолий Фёдорович усмехался:

– У нас в управлении технари не хуже тебя в компьютерах соображают. Любое секретное сообщение запросто вылавливают в общем потоке. И не только по словосочетаниям «Для служебного пользования», «Секретно» или «Особой важности». Есть и другие «фишки». Поэтому шпиону пользоваться Интернетом для связи с Центром – всё равно что сразу написать явку с повинной.

Но внук продолжал спорить:

– Только дурак будет посылать донесения открытым текстом. Достаточно перед отправкой через Интернет зашифровать сообщение с помощью одной из криптографических программ, и дело в шляпе.

Но дед упрямо стоял на своём:

– В России всегда были хорошие математики. Поэтому у нас в контрразведке – лучшие в мире криптографы. Им любые шифры по плечу. Нужно лишь время. Говорят, недавно подобрали ключи даже для новомодного Скайпа. А ведь он считался самым надёжным каналом связи, который невозможно контролировать.

Я решил внести в этот разговор свои «три копейки» и рассказал о встрече с нашим знаменитым разведчиком, Героем Советского Союза Геворком Вартаняном. Он два года назад комментировал мне арест десяти наших нелегалов в США и высмеял американскую версию провала наших разведчиков. Мол, ни ноутбук, ни мобильный телефон Анны Чапман тут ни при чём. Всё списывают на технику, чтобы отвести подозрения от предателя. От «крота» в Центре. Вскоре жизнь подтвердила правоту героя-разведчика. За кордон ушёл куратор наших нелегалов полковник Потеев.

Мы ещё долго обсуждали значение технических новинок и человеческого фактора в разведке. В конце спора внук и дед пришли к компромиссу и согласились: будущее за новой техникой, но и тайниковые операции списывать в утиль рано. Их богатая история продолжается.

Экспонаты под грифом «Секретно»

Я предложил ветерану контрразведки организовать Андрею экскурсию в один из самых необычных музеев – бывший Чекистский зал, а ныне музей КГБ-ФСБ. Там есть материалы об операциях, в которых участвовал и его дедушка.

Кроме экспоната с камнем-тайником из операции «Трианон» мне запомнился стенд, посвящённый поимке самого знаменитого предателя – генерала ГРУ Дмитрия Полякова. Он работал с 1961 года на американскую разведку, в полые камни-тайники закладывал микроплёнки с отснятыми секретными документами. Эти шпионские булыжники выбрасывал по пути на работу, после чего со специального передатчика, полученного от ЦРУ, передавал сигнал-импульс в посольство США. Засечь такую мгновенную передачу в то время было практически невозможно. Потом шпион получил более совершенный аппарат, с которого заранее записанный зашифрованный текст выстреливал в эфир.

Подобной же аппаратурой британская разведка позже снабжала своего агента Платона Обухова, сотрудника российского МИДа, завербованного в 1995 году. В его распоряжении имелись устройство для высокочастотной шифровки текстов и моментальный передатчик. С августа 1995-го по апрель 1996 года он провёл 15 сеансов связи прямо из центра Москвы. Проезжая на троллейбусе мимо посольства Великобритании, на секунду опускал руку в портфель и нажимал кнопку. Прямо во время такой передачи его и взяли контрразведчики ФСБ. Британцы сделали правильные выводы и вынесли приёмник из здания посольства. Они спрятали его во всё тот же классический камень-тайник, который заложили в одном из московских скверов. В конце 2005 года его изъяли сотрудники ФСБ.

Семь лет назад многие не верили в существование этого «шпионского камня». На Западе писали о «глупой провокации российских спецслужб». Но в начале этого года в интервью программе Би-би-си бывший помощник премьер-министра Англии Тони Блэра Джонатан Пауэлл сказал: «Здесь не о чем особо говорить. Шпионский камень – это досадная история. Они поймали нас за руку. Они явно знали об этом уже некоторое время и просто приберегали это до политически выгодного момента».

Раньше камни-тайники являлись главным способом передачи секретной информации между шпионом и агентом. Среди них были самые экзотические. Например, в том же музее КГБ-ФСБ я видел пластмассовый контейнер ЦРУ, сделанный в форме собачьей какашки.

Среди тех тайников, что выбрал для связи с английской разведкой предатель Гордиевский, были фальшивый кирпич в Корам Филдс в Блумсбури и колонна слева от алтаря в Лондонской Оратории Святого Филиппа Нери. Это – подходящие места, так как, по словам Гордиевского, «люди заходят и выходят постоянно, и никто не обращает на них никакого внимания».

Но шпионская техника не стоит на месте. Сейчас, по словам специалистов, разработаны такие компьютерные закладки, что способны длительное время без помощи человека собирать и передавать разведданные прямо в Центр. Впрочем, не дремлет и контрразведка. У неё тоже появляются новые приборы. Борьба между шпионской бронёй и чекистским мечом продолжается.

Мнение эксперта

Сергей Сорокин, генерал-майор ФСБ России, семь лет назад был одним из руководителей операции по изъятию шпионского камня британской разведки:

— Это был уникальный в то время автономный электронный тайник, служащий для мгновенного взаимного обмена с агентом шифрованной информацией с бытового наладонника в стандарте Wi-Fi, который в 2005 году в России ещё был экзотикой.

Агент, кстати, не знал, что электронный тайник замаскирован под камень. В инструкции ему было сказано появиться в определённом месте и пройти определённое место в определённой точке, что он и делал. Он появлялся в нужное время в радиусе действия этого электронного устройства, при этом мгновенно происходил обмен информацией.

То есть разведсведения, подготовленные агентом, автоматически скачивались в камень, а с электронного тайника, в свою очередь, поступала инструкция от разведки. Затем, когда мимо камня проходил разведчик, что запечатлено на кадрах оперативной съёмки, происходил обратный процесс – от разведчика шли инструкции для агента, а он снимал информацию. До англичан никто такой технологией организации связи с агентурой не пользовался.

Нам в процессе разработки удалось выявить российского гражданина, который пытался установить именно по такой схеме связь с британскими службами. Он был задержан и в последующем дал признательные показания о своей шпионской деятельности. В частности, стало известно, что в период его пребывания в загранкомандировке он был завербован англичанами и снабжён специальной техникой для осуществления агентурной связи в Москве.

Автор: Александр КОНДРАШОВ, «Аргументы Недели» № 33 (325)

Читайте также: