1913 — 2013: далеко они все от народа

Расстановка политических сил в 1913 году — параллель с политическим процессом в современной Украине. Политики того времени так же, как и сегодня, концентрировались на кабинетных интригах и парламентских торгах голосами в обмен на должности. Но не желали и не умели держать руку на пульсе настроений общества. Все закончилось революцией.

В условиях хаоса, охватывающего государство, выигрывает всегда самая организованная и дисциплинированная сила, что и предопределило победу большевиков в Октябрьской революции.

Зал заседаний I Государственной думмы, 1906

Расстановка политических сил в 1913 году определялась не только присутствием партий в Государственной думе Российской империи IV созыва. Ведь эсеры и анархисты, вышедшие на первый план российской политики после Февральской революции 1917 года, вообще не имели представительства в нижней палате парламента. А фракция большевиков и меньшевиков, занимавших жестко оппозиционные позиции, насчитывала только 14 человек.

Cтановление партийной системы в империи происходило в условиях авторитарного царского режима, не собиравшегося расставаться с неограниченной властью. Поэтому парламентские фракции и их участие в политическом процессе не отражали реальные настроения народов империи.

В России того времени политический процесс фактически развивался в двух непересекающихся плоскостях. С одной стороны, тон в кабинетной политике задавали царский двор, правительство и двухпалатный парламент в виде Государственной думы и Государственного совета. С другой стороны, такие партии, как большевики и эсеры, активно развивали собственную партийную сеть и вели агитацию в массах.

Правительство и двор пришли к осознанию необходимости проведения реформ с целью недопущения революционного взрыва. Но система власти оказалась неспособной грамотно освещать для народа предлагаемые меры и не получала обратной связи от ремесленников, наемных работников и крестьян.

 Сразу после выборов народным депутатам и их коллегам из предыдущих созывов вернули льготы, от которых парламентарии отказались всего год назад. По подсчётам Фокуса, содержание бывших парламентариев может стоить госбюджету четверть миллиарда гривен.

Трудно жить честно. После выборов депутатам Верховной Рады вернули льготы

Непредставительная дума

Выборы в Думу проходили в сентябре-октябре 1912 года согласно избирательному закону 1907 года. Пост председателя Госдумы все пять лет вплоть до 1917 года, когда царь приостановил работу парламента, занимал лидер партии «Союз 17 октября» Михаил Родзянко.

Закон устанавливал проведение выборов по четырем куриям — землевладельческой (которую представляли в основном помещики), первой городской (городские домовладельцы и крупная буржуазия), второй городской (мелкие городские землевладельцы, ремесленники и рабочие) и крестьянской. Землевладельческая и первая городская курии формировались путем выборов в два тура, вторая городская — через трехтуровую систему, а для крестьянской курии выборы проводились в четыре этапа.

Закон 1907 года сократил, по сравнению с прежним законодательством, представительство национальных окраин: Польши — с 29 до 12 депутатов, Кавказа — с 29 до десяти, а народы Средней Азии вообще лишил избирательных прав. Учитывая всё это, а также, что лишь 15% подданных царя имели право голоса, логично, что Госдума не отражала не только настроений народа, но даже не представляла все проживающие в стране народности и сословия.

Например, рабочий получал право голоса, если трудился не менее шести месяцев на предприятии с численностью работников не менее полусотни. Среди крестьян избирательное право распространялось только на тех, кто имел земельный участок и вел на нём хозяйство. И первые, и вторые не могли голосовать лично, а только делегировали своих уполномоченных на избирательный съезд. Категориями, на которых избирательное право не распространялось, являлись, в частности, лица моложе 25 лет, женщины, иностранные подданные, судимые.

Наиболее лояльная царскому режиму фракция «Союз 17 октября», представлявшая правый фланг либералов, являлась и самой значительной в Госдуме, играя роль «центра», определяющего результат голосований. Так, когда октябристы голосовали совместно с другими правыми, законы принимало большинство в 283 голоса. Если же октябристы объединялись с праволиберальными кадетами, получалось октябристско-кадетское большинство в 222 голоса.

Два варианта большинства позволяли царскому правительству лавировать при проведении законов через парламент (право внесения законопроектов имели министры, Государственный совет и комиссии Думы). Октябристы вместе с кадетами голосовали за реформаторские законы, а правооктябристское большинство поддерживало консервативные инициативы. Тем не менее царская администрация не всегда прислушивалась к мнению даже союзных ей партий. Многие законы блокировала верхняя палата парламента — Государственный совет, состоящий из 196 членов, половина которых назначалась императором. Правительство фактически использовало Думу как декоративный орган.

За конституционную монархию

Лидером кадетов (официальное название — Конституционно-демократическая Партия народной свободы), считавших наиболее подходящей для модернизации России либерально-демократическую идеологию и выступавших за постепенный переход от самодержавия к конституционной монархии, являлся Павел Милюков (будущий министр иностранных дел во Временном правительстве). Состав партии серьезно менялся в зависимости от политической ситуации. Костяк составляли либеральные помещики, средней руки городские коммерсанты, врачи и учителя. В период революции 1905–1907 годов в ряды кадетов входили рабочие, ремесленники, служащие и крестьяне, но затем многие из них покинули партию, разочаровавшись в возможности мирного сотрудничества с царской администрацией.

Под названием «прогрессистов» в российской политике того периода отметились активные представители буржуазии и интеллигенции, отколовшиеся в 1912 году от «Союза 17 октября». Прогрессисты выступали за трансформацию политической и экономической модели России эволюционным путем. Они видели страну конституционной парламентской монархией, в которой прослеживались параллели с государственным укладом Великобритании с четким разделением на три независимые ветви власти — законодательную (в лице монарха и двухпалатного парламента), исполнительную (формируемое парламентом правительство) и судебную. Прогрессисты предлагали наделить всех подданных империи равными политическими правами.

Интересную позицию они занимали по аграрному вопросу, считая, что одна из главных задач «всех прогрессивных групп русского общества» — это борьба с «аграриями и аграрной идеологией», поскольку ставили целью превращение России в развитую индустриальную державу. Программа фракции во главе с крупным землевладельцем Иваном Ефремовым в Государственной думе IV созыва была очень неопределенной, требуя от депутатов лишь «признания конституции и прогрессивности взглядов». В августе 1915 года, объединившись с частью октябристов, прогрессисты сформировали «Прогрессивный блок». Его представители, в частности, крупный предприниматель Александр Коновалов, вошли затем в состав Временного правительства.

Находившиеся левее кадетов трудовики сформировались как объединение депутатов-крестьян и интеллигентов-народников под названием «Трудовая группа» еще при I созыве Государственной думы в 1906 году. Трудовики противопоставляли себя политическим партиям, сохраняя имидж парламентского объединения беспартийных (можно было входить в состав группы и параллельно принадлежать к другим партиям).

В период работы Государственной думы III и IV созывов трудовики существовали только в виде парламентской фракции, насчитывавшей, соответственно 14 и десять человек. Они видели своей социальной базой «трудовой народ» и выступали за всенародные выборы Государственной думы и передачу парламенту всей полноты полномочий не только по принятию законов, но и по контролю над правительством.

Основной акцент политической платформы делался на трудовые отношения (требования ввести восьмичасовой рабочий день, запрет найма на работу лиц, не достигших 16 лет, обязательные еженедельные выходные длительностью 42 часа). В историю партия попала в первую очередь благодаря выходцу из «Трудовой группы» Александру Керенскому, ставшему в 1917-м сначала министром, а затем министром-председателем Временного правительства.

Парламентские и непарламентские левые

Российская социал-демократическая рабочая партия еще на своем Втором съезде в 1903 году раскололась на большевиков и меньшевиков. Первые выступали за жесткую централизованную организацию (ставшую потом залогом победы в Гражданской войне), вторые считали, что партия должна строиться по принципу свободной ассоциации ее членов и подразделений. Малочисленность совместной парламентской фракции обусловила отсутствие влияния на работу Думы. Тем не менее фракция занимала резко оппозиционную позицию, критикуя политику царя и правительства.

Большевики активно применяли практику запросов к правительству, требуя отчета о событиях Ленского расстрела 1912 года, фактах преследования рабочих профсоюзов, катастрофах на рудниках и т. д. Стоит отметить и два их законопроекта по национальному вопросу. «Проект закона об отмене всех ограничений прав евреев и всех вообще ограничений, связанных с происхождением или принадлежностью к какой бы то ни было национальности» Госдума отклонила, а «Проект закона о равноправии наций и защите прав национальных меньшинств» не удалось внести на рассмотрение.

Директор департамента полиции Степан Белецкий еще в 1913 году подчеркивал особую опасность большевиков для самодержавия: «За последние десять лет элементом наиболее энергичным, бодрым, способным к неутомимой борьбе, сопротивлению и постоянной организации являются… те организации и те лица, которые концентрируются вокруг Ленина… Большевистские кружки, ячейки, организации разбросаны теперь по всем городам».

Находящиеся в подполье анархисты встретили 1913 год в полуфабрикатном состоянии. С одной стороны, в разных городах создавались подпольные революционные кружки. С другой, перед анархо-коммунистами стояла задача объединения разрозненных усилий, которую они попытались решить в ходе Первой объединительной конференции русских анархистов-коммунистов в Лондоне накануне 1914 года.

Партия социалистов-революционеров и вовсе не имела представительства в Государственной думе IV созыва, так как бойкотировала выборы. Эсеры пережили взлет популярности по итогам революции 1905–1907 годов. Они видели Россию федеративной демократической республикой, где всем гражданам гарантировались права свободы совести, слова, неприкосновенности личности, всеобщего избирательного права начиная с 20 лет. Регионам страны они планировали предоставить широкую автономию. Аграрная программа партии, которая занимала особое место в идейных воззрениях эсеров, предлагала ликвидировать частную собственность на землю, конфисковать помещичьи наделы и передать землю органам самоуправления крестьян в виде общин и союзов общин.

Рассматривая расстановку политических сил в 1913 году, можно легко провести параллели с политическим процессом в современной Украине. Политики того времени так же, как и сегодня, концентрировались на кабинетных интригах и парламентских торгах голосами в обмен на должности, но не желали и не умели держать руку на пульсе настроений общества.

 

 

 

Автор: Сергей Слободчук, ЭКСПЕРТ №49–50(374)

Читайте также: