«Из 169 женских тел 49 были полностью раздеты». Как в 43-м немцы раскапывали расстрелянных чекистами

9439 тел в 95 могилах обнаружили в Виннице во время раскопок, организованных немецкой оккупационной властью из 24 мая до 3 октября 1943-го. Расстрелянных местный НКВД в 1937–1938 годах хоронил в Центральном парке города, Фруктовом саду на бывшей улице Подлесной и на военном кладбище недалеко от Хмельницкого шоссе.

 — Я дважды была там, — вспоминает 83-летняя Мария Шевченко из села Соболивка Теплицкого района Винниччины. — Впервые — в июне, как только начались раскопки, во второй раз — в начале октября, когда убежала к родственникам в Винницу, чтобы не забрали на работу в Германию. Впервые ездила с подругой Галей Головко — ее не стало четыре года назад. Мне тогда было 18, а Гале — 17. Искали ее отца. Он был слесарем на сахарном заводе. В 1937-м и 1938-м из сахарозавода расстреляли 57 человек, а всего из села — почти 100.

То, что мы видели, — страхи. Разрытые могилы — большие, квадратные. Наши военнопленные вытягивали из них труппы и складывали штабелями. В одной яме было 150–200 людей. Тела присыпаны сверху известью. А поверх могил — качели, травка росла. В парке между деревьями натянули веревки и развесили одежду. Женщины ходили между рядами и узнавали — одежду, труппы. Крики, вздохи, плач. В витринах, где сейчас касса аэропорта, выставили найденные в могилах документы.

Чтобы использовать захоронения расстрелянные для антибольшевистской пропаганды, немцы привезли в Винницу специалистов по судебной медицине, патологической и описательной анатомии из университетов Бельгии, Болгарии, Италии, Нидерландов, Германии, Румынии, Словакии, Венгрии, Финляндии, Франции, Хорватии, Швеции. Тела жертв осмотрели 14 приезжих комиссий как по странам-сателлитов Германии, так и из нейтральных и завоеванных государств. «Убийства происходили приблизительно в 1938 году», — отмечено в «Протоколе Международной комиссии заграничных судебно-медицинских экспертов» от 15 июля 1943-го. Останки в несколько этапов перепохоронили на кладбище «Подлесное».

Дело получило международную огласку. Через месяц, 12 августа, газеты «Правда» и «Известия» опубликовали сообщение Совинформбюро: «Берлинские провокаторы ныне объявляют о якобы » случайных» находках массовых могил, пытаясь приписать свои чудовищные злодеяния советским властям. Гитлеровцы разыгрывают в Виннице над труппами своих жертв гнусную и наглую комедию. Убийцы, чьи руки в невинной крови, откапывают трупы людей, которых они уничтожили, устраивают балаганные инсценировки на их могилах. Такой мерзости и такого лицемерия мир еще не видел».

Фото: ЦГКФФА им. Григория Пшеничного  Жительница города Гнивань на Винниччине Гаврилова ищет тело мужа на месте раскопок массовых захоронений расстрелянных в 1937–1938 годах. Винница, 1943 год

Фото: ЦГКФФА им. Григория Пшеничного  Жительница города Гнивань на Винниччине Гаврилова ищет тело мужа на месте раскопок массовых захоронений расстрелянных в 1937–1938 годах. Винница, 1943 год

Тело отца Галина Головко не нашла. Опознала только рядно, которое мать дала, когда его арестовали.

— По волосам узнали акушерку из нашего села, — добавляет Мария Шевченко. — У нее были две длинные очень красивые косы. Лет 40 ей было. За что ее убили? Может, что была полькой. К нам с Галей подошел корреспондент «Винницких вестей», представился Аполлоном Трембовецким. Но мы боялись опоздать на поезд и не стали с ним говорить. А тех, с кем он говорил, их фамилии напечатали, потом расстреляли.

Красная армия вошла в Винницу 20 марта 1944 года. Через три дня по указанию комиссара Раппопорта расстреляли и похоронили в Центральном парке почти сто человек. В основном женщин, которые полгода до этого узнавали тела родных.

«Из 169 женских тел 49 были полностью раздеты»

16 ноября 1943 года немецкая комиссия послала в Берлин окончательный «Отчет о результатах криминалистического расследования массовых убийств в Виннице». В нем детально расписано захоронение и количество найденных останков. В разделе «Результаты осмотра тел» отмечено: «Все мужские тела были одеты; качество и состояние одежды свидетельствуют, что принадлежала она сельскому населению. Однако из 169 женских тел 49 были полностью раздеты, в то же время на других были только нижние рубашки. По судебно-медицинской экспертизе, голые и полуголые женские труппы принадлежали к младшей и средней возрастным группам. Возраст большинства мужчин — от 30 до 40 лет.

За единственным исключением, все мужские труппы имели связанные за спиной грубой двойной конопляной веревкой руки. На 24 телах были также цепи на ногах; семь связаны за предплечья. На шее двух тел были петли, а на несколько других — петли из скрученных платков или шалей. Три тела, кроме этого, имели кляпы во рту. Однако женские тела, за редким исключением, не были связаны.

Судебно-медицинское обследование обнаружило на задней поверхности шеи большинства трупов огнестрельные раны. Чаще всего случались двойные раны, хотя были случаи трех и четыре выстрелов в жертву».

Приговоры исполняли во дворе тюрьмы

Слухи о массовых расстрелах поползли по Виннице осенью 1937-го. В области в 1937–1938 годах НКВД арестовал 40 тыс. людей. Почти 60% из них осудили к наивысшей мере наказания. Утверждали списки репрессированных по предоставленному сверху «лимиту» и рассматривали дела внесудебные органы — «тройки». К ним входили секретарь обкома, начальник облуправления НКВД и областной прокурор. Приговоры исполняли во дворе тюрьмы, а тела потом вывозили и хоронили в городе. Участки для массовых захоронений среди кладбищенских памятников, деревьев и кустов, закрывали плотными заборами.

23 марта 2000 года в Центральном парке Винницы установлен памятный крест.

 

Автор: Инна ЧЕРВИНЧУК,Gazeta.ua

Читайте также: