Безжалостные щупальцы империи

Изучая тему соловецких расстрелов 1937—1938 гг., автор этой статьи перечитал двухтомник «Последний адрес…» (К.: Сфера, 2003) и… не нашел в отборочно-справочном списке, помещенном в научно-документальном издании, фамилий Абраменко и Вайн (речь идет о «списке лиц, репрессированных в Украине, а также украинцев, репрессированных за ее пределами, которые отбывали наказание на Соловках и были расстреляны 27 октября — 4 ноября 1937 года под Медвежьегорском»).

А вот фамилия Пироцкий в списке почему-то есть, хоть, как известно, этого узника расстреляли не в Карелии, а в Киеве — после 20 ноября 1937 года. По недосмотру попал в список и профессор Зозуляк, которого так же после доследования казнят в Киеве 23 ноября — по решению Комиссии НКВД и Прокуратуры СССР от 20 ноября 1937-го.

Дальше, готовя к печати сборник публицистики «Соловецкий реквием», поинтересовался в Интернете имеющимися «Списками Сандармоха» (относительно лиц, репрессированных в советской Украине) — нигде не фигурируют ни Екатерина Абраменко, ни Александр Вайн. А они же «осуждены» в УССР, отбывали срок на Соловках и их «последний адрес» — те же расстрельные ямы Сандармоха.

…В начале 1930-х большевистский режим, как известно, выморил голодом миллионы украинцев. И дальше, жестоко подавляя любые попытки сопротивления политике партии, «красная империя» усиливала террор, направив его острие на «буржуазных националистов» — творческой интеллигенции, носителей культуры, педагогов. В мутной воде «разгрома контрреволюции» кремлевский диктатор нащупал причудливую гидру — «троцкистско-националистический блок».

Как высказался узник  на Соловков, украинский общественно-политический, военный деятель и просветитель, профессор Михаил Баран, то была «чудовищная амальгама, в которой соединены враждовавшие между собой так называемый украинский национализм и троцкизм». Только в болезненном воображении этот вымышленный блок-хищник мог скоординированными движениями своих щупалец повернуть на жертву абсолютную власть Сталина. Однако вождь коммунистов настойчиво требовал усиливать репрессии, а его наместники послушно брали под козырек.

«РАЗГРОМИТЬ ДО КОНЦА…»

Центральный комитет КП(б)У 3 ноября 1934 года принял постановление о контрреволюционной работе остатков националистов и троцкистов и их пособников — «гнилых и либеральствующих элементов». Этим постановлением партия вроде бы отметила годовщину ноябрьского (1933 года) пленума ЦК, на котором было заявлено, что украинские националисты и троцкисты блокируются между собой на общей платформе отрыва Украины от СССР. По невероятному стечению обстоятельств как раз через три года — 3 ноября 1937-го — в Карелии будет совершенен массовый расстрел более чем 130 «украинских буржуазных националистов», которые отбывали наказание в Соловецкий тюрьме, и в те же дни в урочище Сандармох казнят большую группу «троцкистов».

…Чекисты, выполняя партийные установки, арестовывали и репрессировали сотрудников институтов Всеукраинской академии наук, писателей, в целом — образованную прослойку общества… Еще осенью 1933-го судебная тройка при коллегии ГПУ УССР осудила по делу «Украинской военной организации» профессора Петра Демчука — руководителя кафедры диалектического материализма Коммунистического института советского строительства и права и Алексея Сарвана — заместителя директора этого института. В июле 1934-го обвинен в контрреволюционной деятельности Александр Бервицкий — профессор, заведующий сектором библиографии Книжной палаты (Харьков). Как и многие украинцы-интеллектуалы, ранее осужденные по сфальсифицированному делу «Союза освобождения Украины», они попадут на Соловки.

БОЖЬЯ СЛУЖБА В ПАМЯТЬ ПО НЕВИННО УБИЕННЫМ В САНДАРМОХЕ. НЕ ЗАБЫТЬ О ПРЕСТУПЛЕНИИ — ЗНАЧИТ, ПРЕДОТВРАТИТЬ ЕГО В БУДУЩЕМ...

ЦК КП(б)У считал, что «остатки блока»  — это следствие недостаточной бдительности и принципиальности партийных организаций. Такими признаны, в частности партячейки Всеукраинской ассоциации марксистско-ленинских институтов (ВУАМЛИН), Института красной профессуры, Харьковского университета, Луганского института народного образования и другие. Впоследствии дойдет до печальной констатации факта: из-за увольнений и арестов украинских научных работников украинская Академия является украинской только по названию…

Подбросила дров в костер репрессий и газета ЦК КП(б)У «Коммунист», которая 7 ноября 1934 года поместила статью о том, что «националистические и троцкистские недобитки сблокировались на общей антисоветской платформе борьбы против диктатуры пролетариата, против построения социализма, против нашей большевистской партии. При этом националисты ополчались идеологическим, тактическим и организационным оружием троцкистов…

И, напротив, троцкисты использовали и пропагандировали националистические установки об отрыве Украины от СССР, контрреволюционную ложь о состоянии Украины в составе СССР и др.». Соавторы той публикации Онисим Сенченко и Татьяна Постоловская (жена лидера «украинских» коммунистов, ставленника Москвы Павла Постышева) были и авторами проекта упомянутого постановления ЦК.

Газета призывала «разгромить до конца остатки контрреволюционных националистов и троцкистов», которые в научных трудах и учебниках «в замаскированной форме выступали против развернутого социалистического наступления целым фронтом, против ликвидации кулачества, против ликвидации классов в стране». По указаниям сверху эти и другие книжки «вредителей», разумеется, изымали из библиотек и книжных магазинов.

СФАБРИКОВАННАЯ ТРОЦКИСТСКАЯ ГРУППА

Газетный призыв-донос увидел свет по горячим следам постановления ЦК — в том же ноябре 1934-го. А вскоре в Институте философии чекисты разоблачили «контрреволюционную подпольную троцкистскую террористическую группу». Почти всех ее фигурантов (философов, историков и др.) обвинили в индивидуальном терроре против тогдашних кормчих партийных и правительственных структур — Станислава Косиора, Павла Постышева и Всеволода Балицкого.

И хотя во время обысков никаких средств реализации «террористических планов» у научных работников не обнаружили, это не помешало следователям признать группу обвиняемых составной частью ликвидированного во второй половине 1934 года «Всеукраинского троцкистского центра» во главе с Юрием Коцюбинским (известный советский, государственный и военный деятель, сын великого украинского писателя Михаила Коцюбинского был обвинен в контрреволюционной деятельности, приговорен Военной коллегией Верховного суда СССР к высшей мере наказания и казнен в мае 1938 года).

Начальник секретно-политического отдела УГБ НКВД УССР Борис Козельский и начальник отделения этого же отдела Соломон Брук подписали обвинительное заключение по статьям 54-10-11-8 УК УССР. А следовательно Особое совещание при НКВД СССР 19 августа 1935 года постановило: отправить в исправительно-трудовой лагерь сроком на пять лет Александра Милославина (по уголовному делу его сделали руководителем «контрреволюционной группы»), Екатерину Абраменко, Алексея Андрианова, Александра Вайна, Юрия Вольнова и Бориса Пироцкого (по-русски — Пероцкий. Так в материалах репрессивных органов. — Авт.).

В 1937-м трое из них — Абраменко, Вайн и Пироцкий — попадут в расстрельные протоколы особой тройки Ленинградского облуправления НКВД. Первых двух, как уже отмечалось, казнят в Карелии (Сандармох), а Пироцкого спецконвоем из Морсплава отправят в Киев для доследования по еще одному обвинению — в шпионаже. Особое совещание при НКВД СССР 20 ноября 1937-го решит: «Агенту двух иностранных разведок», который будто бы вербовал других лиц, — расстрел. Через несколько дней приговор привели в исполнение…

ТАКИЕ ПОХОЖИЕ ТРАГИЧЕСКИЕ СУДЬБЫ…

На Соловках отбывала наказание и Абраменко Екатерина Харитоновна (в протоколах особой тройки — Авраменко), 1900 года рождения, сотрудница Института истории, заведующая кафедрой истории народов СССР Харьковского университета. Она родом из Стародубщины, из местечка Душатин прежней Черниговской губернии (теперь это в Суражском районе Брянской области РФ). Росла в крестьянской семье. Окончила гимназию и трехмесячные педагогические курсы. С 1919 года работала учительницей сельской трудшколы, потом — директором детдома, инспектором народного образования.

Коммунистка с 1920 года. Окончила Коммунистический университет имени Артема (1923), работала лектором-пропагандистом на шахтах Донбасса, лектором по истории ВКП(б) и России в Волынской районной партшколе, Всеукраинской школе милиции. Была рекомендована в аспирантуру в ВУАМЛИН на кафедру марксизма-ленинизма. С января 1934-го  — научный сотрудник Института истории, ответственный редактор журнала «Историк-большевик».

Сначала Абраменко уволили с работы «за полную потерю большевистской бдительности к троцкистам-контрреволюционерам, в частности к троцкисту Бронову (это ее муж. — Авт.), за защиту троцкиста-контрреволюционера Бронова, за затушевывание его контрреволюционной деятельности и протягивание в своих литературных роботах троцкистских и националистических установок». В тот же день Абраменко исключили из КП(б)У «за потерю партийной бдительности», а 16 февраля 1935 года арестовали.

Во время обыска у нее изъяли дневниковые записи — важное, по мнению следователей, доказательство ее «озлобленности» против партии (однажды она записала, что ей приснился муж и вроде бы его допрашивал сам Постышев). На вопрос, «имела ли в виду террористические намерения», ответила отрицательно. Не раз заявляла о своей непричастности к контрреволюционной деятельности, но чекистская Фемида была другого мнения… После заключения на Соловках — известное решение особой тройки и расстрел 4 ноября 1937 года в Сандармохе.

СОЛОВКИ... НЕВЕРОЯТНАЯ КРАСОТА СЕВЕРНОЙ ПРИРОДЫ, И ОДНОВРЕМЕННО МЕСТО УЖАСНЫХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ СТРАДАНИЙ

СОЛОВКИ… НЕВЕРОЯТНАЯ КРАСОТА СЕВЕРНОЙ ПРИРОДЫ, И ОДНОВРЕМЕННО МЕСТО УЖАСНЫХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ СТРАДАНИЙ

Еще один «член троцкистской группы» Вайн Александр Евсеевич, который родился 1910 года в городке Каролин на Подляшье (ныне это Люблинское воеводство, Польша), рос в семье врача. Еврей. Беспартийный. Окончил Харьковский институт народного хозяйства (1931) и аспирантуру Украинского географического института. В 1935-м — доцент планового института, руководитель кафедры экономической географии. Арестован 21 февраля того же года.

Как пишет современная исследовательница, автор историко-краеведческих трудов Лариса Шевченко, судьбой Вайна проникалась его мать — известный музыковед. Пытаясь спасти сына, она обращалась в разные инстанции. Соловецкое лагерное начальство характеризовало Вайна так: он подстрекал узников к беспорядкам против режима, говорил, что когда выйдет из лагеря — будет бороться с советской властью, менять свои убеждения не собирался и «негативно относился к советской конституции». По решению особой тройки от 9 октября 1937 года Вайна расстреляли 2 ноября того же года в урочище Сандармох.

В списки тюремного этапа, казненного в Карелии, не попали упомянутые в этой статье политзаключенные Александр Милославин и Александр Бервицкий (Вербицкий) — их вывезли с островов раньше, но только для того, чтобы репрессировать в другой раз. Обоих профессоров расстреляют в марте 1937-го (в апреле 1957-го реабилитируют). Судьба ученого Алексея Андрианова (Адрианова) такая же трагическая. Он отбывал наказание на Соловках, принадлежал к группе узников, которые «не разоружились» перед органами НКВД (Александр Бервицкий, Тимофей Кузьменко и др.). Долгое время болел туберкулезом. В архивном деле есть справка, что он умер 25 марта 1938 года в киевской тюрьме.

Следовательно, обосновав потребность восстановить справедливость, предлагаю добавить в соответствующие «Списки Сандармоха» затерянные имена двух человек, которые обвиняются в «троцкизме», отправлены из Украины на Соловки и казнены за озером Онего. Давайте так же не забывать чествовать их на панихидах возле Казацкого креста в урочище Сандармох. Добавляю короткие сведения о репрессированных, составленные по материалам «Ленинградского мартиролога».

АБРАМЕНКО Екатерина Харитоновна (в протоколе тройки — Авраменко), 1900   г. р., уроженка с. Душатин прежней Черниговской губернии (ныне Суражский район Брянской области РФ), бывший член КП(б)У, образование высшее, историк, проживала в г. Харькове. Арестована в 1935 г. как член «троцкистской террористической организации». Особым совещанием при НКВД СССР 19 августа 1935 г. приговорена к пяти годам ИТЛ. Отбывала наказание на Соловках. Особой тройкой УНКВД по Ленинградской области 10 октября 1937 г. приговорена к высшей мере наказания. Расстреляна 4 ноября 1937 г. в Карелии (Сандармох).

ВАЙН Александр Евсеевич, 1910 г. р., уроженец г. Каролин на Подляшье (ныне Люблинское воеводство, Польша), еврей, беспартийный, научный сотрудник, проживал в Украине. Особым совещанием при НКВД СССР 19 августа 1935 г. приговорен за «контрреволюционную троцкистскую деятельность» к пяти годам ИТЛ. Отбывал наказание на Соловках. Особой тройкой УНКВД по Ленинградской области 9 октября 1937 г. приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 2 ноября  1937  г. в Карелии (Сандармох).

Автор: Сергей Шевченко, фото автора, Украина Incognita

 

Читайте также: