Кто стоит за взрывом «Боинга-747» над шотландским поселком Локерби

Юридически все ясно. Однако судьи, которые в конце января 2001 года приговорили ливийца Абда аль-Бассита Али аль-Микрахи к пожизненному заключению за убийство 270 человек, выглядят не совсем уверенно. До сих пор неизвестно, кто стоит за взрывом "Боинга-747" над шотландским поселком Локерби в декабре 1988 года. Возможно, это не Ливия, а палестинцы?

Следователи потратили годы на допросы 15000 свидетелей из 50 стран, изучили около 100000 вещественных доказательств, пытаясь выяснить, кто организовал взрыв самолета авиакомпании "Пан Американ" 21 декабря 1988 года. Годы потратили дипломаты ООН на переговоры с руководителями Ливии о выдаче предполагаемых исполнителей этого преступления для предания суду на нейтральной территории.

И затем, спустя девять месяцев судебного разбирательства в нидерландском Кемп-Зайсте, трое судей вынуждены были признать, что есть еще "целый ряд неопределенностей и оговорок". Кроме того, они открыто признали, что факты, которые не вписывались в предложенную схему, были оставлены без внимания.

А случилось так потому, что любые намеки или следы, не ведущие в империю Муамара Каддафи, отметались.

Между тем, в начале расследования в течение более чем двух лет следователи были убеждены в том, что теракт осуществили члены Народного фронта освобождения Палестины (НФОП).

Важную роль сыграла в этой связи операция "Осенние листья" („Herbstlaub“) -совместная акция федеральной криминальной полиции —(ВКА), разведки (BND) и Ведомства по охране конституции против одной из ячеек НФОП в Германии. 26 октября 1988 года , за два месяца до трагедии над Локерби, в ходе общегерманской операции были арестованы 16предполагаемых членов этой террористической группы.

В одной франкфуртской квартире был обнаружен огромный арсенал оружия, несколько килограммов пластической взрывчатки и тротила. В машине главаря группы, Хафеза Кассема Хусейна по кличке Далькамони, полицейские нашли переделанный для применения в качестве взрывного устройства радиоприемник "Тошиба". Он был снабжен особым взрывателем, который при определенном атмосферном давлении приводил в действие бомбу.

 

Это было устройство, предназначенное для единственной цели — взрыва самолета. В приемник той же марки была заложена взрывчатка, которая взорвалась в грузовом отсеке "Боинга" над Локерби.

То, что это не было случайностью, знали многие — несколько западных спецслужб в унисон сообщали об интенсивных контактах шефа НФОП Ахмеда Джибриля с тегеранскими муллами, которые поклялись отомстить США за то, что американский крейсер "Винсеннес" (Vincennes) по ошибке сбил ракетой над Персидским заливом иранский пассажирский самолет. Тогда в июле 1988 года погибли 290 человек.

На причастность НФОП указывали результаты экспертиз, которые получили шотландские полицейские. Эксперты выяснили, что в чемодане, где находилась бомба, лежала одежда, купленная на Мальте. На Мальте видели и Далькамони, шефа ячейки НФОП в Германии. Его засекли в момент встречи с прибывшим из Швеции коллегой Мохаммедом Абу Тальбом. Когда в мае 1989 года обыскали квартиру Абу Тальба в Упсале, они нашли там изготовленную на Мальте одежду, часовые механизмы, взрыватели и карманный календарик, на котором дата 21 декабря 1988 года — день взрыва американского "Боинга" — была обведена жирным кружком.

Следователи, занятые "в деле Локерби", отнеслись к этим находкам настолько серьезно, что запросили о выдаче Абу Тальба. Шведы отказали, поскольку палестинец должен был предстать перед судом по обвинению в организации взрывов в Скандинавии.

Лишь осенью 1991 года американские следователи представили обоих ливийцев как единственных исполнителей преступления. Неожиданный поворот, который, по мнению родственников жертв и экспертов, соответствовал изменившей политической ситуации. Как раз незадолго до этого — в августе 1990 года — войска Саддама Хуссейна вошли в Кувейт, и политический центр тяжести на Ближнем Востоке несколько сместился. Главным врагом Запада в регионе стали не иранские муллы, а Ирак. Сирия направила своих солдат для участия в операции "Буря в пустыне". Это стало знаком для всего арабского мира. Расследование деятельности НФОП, лидер которого Джибриль долгие годы жил в Дамаске под покровительством сирийских руководителей, могло повредить общему делу. Именно на этом базируются подозрения, что правда в "деле Локерби" была принесена в жертву геостратегической ситуации.

Тот факт, что адвокатам ливийцев в ходе процесса в Кемп-Зайсте, с легкостью много раз удавалось "потрясать" обвинение, лишь усиливает подозрения.

Согласно обвинению, бомба находилась в чемодане "Самсонайт", который начал свой путь из мальтийского аэропорта Лука. Ливийцы, которые работали в авиакомпании „Libyan Arab Airlines“, смогли переправить чемодан на борт самолета мальтийской авиакомпании, направлявшегося во Франкфурт рейсом КМ180. Там чемодан попал на борт рокового "Боинга". Однако в ходе процесса главный обвинитель Колин Бойд не смог доказать, что 21 декабря 1988 года не принадлежавший кому-либо из пассажиров чемодан находился на борту рейса КМ180. Погрузочная ведомость точно соответствует количеству сданного пассажирами багажа. Все допрошенные в качестве свидетелей пассажиры показали, что они получили полностью свой багаж в аэропорту назначения.

Выступление на процессе главного свидетеля обвинения Абд аль-Маджида Гиака привело к фиаско.

Накануне теракта Гиака, якобы, видел обвиняемых с красно-коричневым чемоданом в мальтийском аэропорту. Однако в рассказе Гиаки речь шла об августе 1988 года, что не вписывается в аргументацию обвинения. К тому же Гиака говорит о тротиле, в то время как в "деле Локерби" речь идет исключительно о пластиковой взрывчатке.

Абсолютно неприемлемо выглядят доклады ЦРУ, которыми главный обвинитель Бойд хотел подкрепить показания главного свидетеля. Эти доклады передавались защите в цензурированной форме, в то время как обвинение знало их содержание целиком. Лишь после длительных споров адвокатам удалось получить неограниченный доступ к этим документам, и они не могли поверить собственным глазам.

Гиака в августе 1988 года, за 4 месяца до теракта, предожил свои услуги американскому посольству на Мальте в качестве информатора. Однако он не смог передать ЦРУ сколько-нибудь приемлемую информацию о готовящемся теракте. Вместо этого источник, обозначаемый Р1, нервировал своих работодателей разоблачениями козней полковника Каддафи и президента Мальты Гуидо де Марко. По его информации, оба были масонами, желавшими ввергнуть мир в ад. Свои истории агент Р1 подкреплял утверждениями о том, что состоит в родственных отношениях с последним ливийским королем Идрисом.

К сентябрю 1989 года сказки ливийца американским разведчикам надоели. Они поставили вопрос о прекращении выплаты ему гонораров в размере 1000 долларов в месяц, если он не начнет предоставлять информацию. Однако все осталось по-прежнему и тянулось до июля 1991 года, когда ЦРУ наконец отделалось от своего информатора и передало его в распоряжение ФБР.

Тот факт, что Ливия официально в августе 2003 признала себя ответственной за теракт и объявила о готовности выплатить родственникам жертв 2,4 млрд. долларов, казалось, подтвердил правильность приговора. Но лишь до февраля этого года.

Тогда премьер-министр ливийского правительства Шукри Ганим в интервью ВВС отверг участие его страны в убийстве над Локерби. Его правительство, заявил премьер, согласилось возместить ущерб лишь для того, чтобы "купить мир" и заставить ООН отменить санкции.

Правительство США отмежевалось от заявлений ливийского премьер-министра, отменив, тем не менее, запрет американским гражданам на посещение Ливии. МИД Ливии также раскритиковал интервью Шукри Ганима. Видимо, правда не вписывается в нынешнюю политическую ситуацию.

Источник: Шпигель / спецвыпуск 2/2004, перевод Михаила Витебского, Agentura.ru

Читайте также: