Оршанская битва: победили пятьсот лет назад — победим и сейчас

Как пятьсот лет тому назад наши далекие предки отстаивали европейский цивилизационный выбор на Днепре, так сегодня наши современники отстаивают этот выбор на Донбассе. Победили тогда. Победим и сейчас!

 То, что сегодня у нас происходит на землях Донбасса, с геополитической точки зрения в действительности намного больше, чем «антитеррористическая операция» (АТО). Другое дело, что украинская власть, в силу ряда причин, должна прибегать к такой риторике. Не является это и «внутренним конфликтом», «гражданской войной», как это представляют российские и пророссийские масс-медиа. Не является это даже непровозглашенной войной между Россией и Украиной, о чем сегодня все чаще и чаще говорят в Украине. Это что-то намного большее.

РЕШАЮЩАЯ БИТВА ПОД ОРШЕЙ СОСТОЯЛАСЬ В НАЧАЛЕ СЕНТЯБРЯ 1514 г.

Конечно, в нынешних событиях на Донбассе есть элементы «антитеррористической операции», есть там и (чего греха таить!) элементы гражданской войны, а еще больше — военного противостояния между Россией и Украиной, ведь Россия не только засылает на территорию Украины современное оружие, хорошо подготовленных наемников, в т.ч. и кадровых военных, а также непосредственно ведет обстрел украинских военных со своей территории. В действительности на Донбассе имеем очередную вспышку давнего цивилизационного конфликта, которую условно можно обозначить как конфликт между «Европой» и «Россией».

В прошлом веке польский автор украинского происхождения Франтишек Духинский говорил о цивилизационном разломе, проходящем на землях Восточной Европы. Это разлом, по его определению, между европейской цивилизацией и цивилизацией туранской, собственно, российской. Условной границей этого разлома он считал Днепр. Правда, эта цивилизационная граница может отклоняться на восток или на запад.

Произведения Духинского были достаточно популярными в странах Западной Европы, в частности во Франции. Под воздействием этого исследователя даже были переделаны учебники по истории для французских школ, где Украину начали отличать от России. Конечно, взгляды Духинского не нравились российским и пророссийским теоретикам.

Они готовы даже говорить о «безумии» этого автора. Чего греха таить, во взглядах Духинского был немало наивного, «ненаучного», где гениальные догадки смешивались с разного рода историческими «натяжками». Однако эти взгляды, по большому счету, не утратили свою ценность. Например, сегодня получила распространение теория Самюэля Хантингтона о «войнах цивилизаций», которая в некоторых моментах оказывается созвучной взглядам Духинского.

Вообще, если разобраться, история Центральной и Восточной Европы за последние века — это история соревнований между Европой и «московской Азией». Конечно, формы этих соревнований менялись. Это не обязательно были вооруженные конфликты. Были и торговые войны, и информационные, и культурная экспансия.

Вероятно, не стоит идеализировать Европу как цивилизационную модель. Она имеет свои плюсы и свои минусы. Но европейское общество — это общество, где господствует не столько право силы, сколько закон; где существуют определенные правила игры и где человек, играя по этим правилам, чувствует себя свободным и защищенным. Модель же «московской Азии» — это право силы, а не сила права. Там человек фактически бессилен перед «сильными мира сего». Понимаю, что, характеризуя эти модели, прибегаю к упрощению. Но, с моей точки зрения, именно это является основополагающим отличием между этими двумя цивилизационными мирами.

Страны «московской Азии», собственно, царская Россия, Советский Союз, могли демонстрировать большую эффективность в сравнении со странами Европы — особенно в военной сфере. Достигать даже побед над Европой. Однако в странах «московской Азии» человек — только винтик государственного механизма. И должен разделять «коллективную мысль». Иначе — он еретик, «раскольник», диссидент. И не место ему в обществе.

«Войны цивилизаций», в частности для Восточной Европы, — это не только день сегодняшний. История повторяется. И сейчас мы имеем в чем-то похожую ситуацию с тем, что имели 500 лет назад, когда под белорусским местечком Орша на Днепре состоялась большая цивилизационная битва.

Об этой исторической битве почти не знают в Украине. К сожалению.

В то время, то есть в начале XVI в., значительная часть нашей земли, в т.ч. Киев, входили в состав Великого княжества Литовского. Следуя за российской историографией, в украинских учебниках часто можно встретить мнение, будто это государство было для нас «чужим» и захватило наши земли. Хотя в действительности его стоит рассматривать как преемника Киевской Руси.

И территория его преимущественно была русьской, и язык государственный тоже русьским именовался. В конце концов, русьские, собственно, украинские, власти предержащие имели в ней сильные позиции. Даже происходила своеобразная «русификация» литовских княжеских родов, представители которых усваивали и русьский язык, и русьскую культуру. Да и Вильно, нынешний Вильнюс, был русьским городом, где жили предтечи современных белорусов.

В то время набирает силы Московия, которую, кстати, не считали «правдивой» Русью. В плане политическом она продолжала больше традиции Золотой Орды, а не Древнерусского государства. Московиты со второй половины ХV в. начинают осуществлять активную экспансию на запад. В 1478 г. под их ударами упала Новгородская республика, которая и экономически, и культурно была связана с европейскими землями. В 1512 г. московский царь Василий ІІІ начинает войну с Великим княжеством Литовским. Войско московитов берет в осаду Смоленск.

В то время этот город и вся Смоленщина была частью Беларуси, или, как тогда говорили, Литвы. Только позже Смоленск, как Псков и Новгород, был помосковщены. Василий ІІІ решает нанести смертельный удар Великому княжеству Литовскому. В июне в 1514 г. ему удается собрать огромное войско. 31 июля пал Смоленск. Правда, едва ли ни главным фактором падения города стало не военное мастерство московских воинов, а предательство городской верхушки, решившей перейти на сторону оккупантов.

Смоленский воевода Юрий Сологуб сдался на милость Василия ІІІ. Стоит напомнить и о том, что среди русьской аристократии Великого княжества Литовского находились люди, готовые перейти на службу к московитам. Не напоминает ли вам это ситуацию в Крыму, на Донбассе, некоторых других регионах Украины, где представители местных элит, зараженные вирусом русофильства, оказали поддержку пророссийским сепаратистским движениям?

КОНСТАНТИН ОСТРОЖСКИЙ

После падения Смоленска дорога в столицу Великого княжества Литовского стала открытой. В княжестве собирают армию, способную дать отпор врагу. В ней были отряды из Беларуси, Украины, Литвы, Польши (в то время она находилась в унии с Великим княжеством Литовским). Возглавлял это войско украинский князь Константин Иванович Острожский, занимавший должность гетмана литовского. Княжеству не удалось собрать соизмеримое московитам войско.

Другое дело, что оно было лучше вооружено, используя достижение тогдашней европейской военной техники. А войско московское имело устаревшее оружие, присущее татарам. Правда, московиты пытались использовать иностранных специалистов из Западной Европы, чтобы модернизировать вооружение своей армии. Не делала ли то же самое современная Россия, закупая военное вооружение на Западе? Одна история с «Мистралями» чего стоит!

Несмотря на определенную модернизацию, московское войско почти не отличалось от войска татарского. По крайней мере об этом свидетельствуют описания того времени.

Решающая битва под Оршей состоялась в начале сентября 1514 г. Ее кульминация и завершение приходятся на 8 сентября. Армия московитов, как свидетельствуют источники, заметно преобладала объединенное войско Великого княжества Литовского и Королевства Польского. Называются разные цифры.

В целом же в источниках преобладает мысль, будто войско московитов было втрое больше. Его численность была около 80 тысяч. Что касается объединенного войска Великого княжества Литовского и Короны Польской, то оно составляло около 25 тысяч. В частности, такие цифры называет хронист того времени Мацей Стрийковский, который был профессиональным воином. При этом он уточняет, что «литовского» войска было 16 тысяч, а польского — девять.

Конечно, цифры, фигурирующие в хронике, могли быть завышенными. Однако можно не сомневаться: это была грандиозная битва. Не зря о ней заговорили во всей Европе. Так же не стоит сомневаться и в численном преимуществе московского войска.

Героем этой битвы был князь Константин Острожский, благодаря военному таланту которого была и обеспечена победа. Незадолго до этого он оказался в московском плену. Там имел возможность изучить психологию московитов, в частности их военачальников.

Князь прибегнул к необычным шагам. В частности со своим войском переправился через Днепр. Это была рискованная затея. Ведь рядом находилось многочисленное московское войско. Оно могло разбить часть войска, которая переправилась через реку. А затем преследовать вторую часть войска. Однако князь Острожский считал (и, оказывается, вполне справедливо), что московиты не будут атаковать его воинов, пока они все не переправятся. Им нужна была окончательная победа, разгром всего войска, после чего Великое княжество Литовское стало бы беззащитным. И могло капитулировать, став частью Московии.

Перейдя Днепр, Острожский со своим войском, казалось, оказался в невыгодной позиции. Отступать было некуда — позади водный рубеж. Впереди — многочисленное московское войско. Здесь или победа, или смерть.

Московские воеводы Булгаков и Челядин надеялись на победу. Ведь у них было больше сил. Казалось, им легко удастся смять войско Острожского. Между воеводами не было согласия. Каждый из них хотел, чтобы слава досталась ему. И только ему!

Во время битвы князь Острожский прибегнул к хитрому маневру. Используя самоуверенность московских воевод, он начал имитировать отступление части своего войска. За отступающими ринулись московиты. В результате чего оказались в засаде. Отступающие заманили их в лесок, где были замаскированы пушки, из которых московитов фактически впритык начали расстреливать. Ряды московского войска были нарушены. Началось стремительное наступление на московитов, завершившееся их полным разгромом.

События Оршанской битвы нашли отражение во многочисленных документах, исторических хрониках, произведениях художественного плана, а также в фольклоре.

Со стороны россиян наблюдалась попытка замалчивать информацию об этой битве или хотя бы приуменьшить ее значение. Ведь это было сокрушительное поражение «русского оружия», которое временно приостановило экспансию московитов на запад. Великое княжество Литовское, куда входили земли Литвы, Беларуси и частично Украины, сохранило свою самостоятельность, не вошло, как Псков и Новгород, в состав Московии. Благодаря этому эти земли сохранялись как часть Европы.

Сегодня популярностью среди российских исследователей пользуется монография Алексея Лобина «Битва под Оршей», увидевшая свет в Санкт-Петербурге в 2011 г. Автор, используя преимущественно российские источники, пытается развеять «миф» Оршанской битвы. Самой битве в монографии уделено буквально несколько страниц. В основном речь идет о возможном количестве войск как с одной, так и другой стороны во время битвы.

Оказывается, по мнению автора, никакого преимущества со стороны московитов не было. Силы, мол, были равны и составляли с каждой стороны приблизительно по 12 тысяч воинов. Много внимания автор уделяет событиям, которые происходили перед битвой, в частности взятию московитами Смоленска. Говорится здесь и о событиях после битвы. Битва, по мнению Лобина, не имела какого-то большого значения, а разгром московитов не был таким уж ужасным. И все это подается под неким научным соусом объективности.

Однако в послесловии автор отбрасывает эту мнимую научность и прибегает к откровенной пропаганде. Позволю себе процитировать отрывок из этого послесловия: «В 2014 году исполняется 500 лет сражению. Можно предположить, что на небольшом Оршанском поле вновь будут проводиться концерты и народные гуляния, и некоторые политические деятели снова будут эмоционально извещать о «грандиозной победе над 80-ю тысячами московитов».

Подобные празднования таких дат никак не могут способствовать интеграции народов. В настоящее время не найти более близких по культуре народов, чем русские, украинцы и белорусы. В истории отношений этих народов немало было сложных эпизодов, однако изложение совместной истории только в виде противостояния является попыткой представить Россию исконным врагом белорусов и украинцев. В тезисе о «вековом противоборстве» больше политики, нежели истории».

Не знаю, верит ли и дальше господин Лобин в то, что Россия не является врагом Украины? Особенно в свете последних событий — аннексии Крыма, кровавой бойни, которую устроила «братская Россия» для украинцев на Донбассе.

Словом, события 500-летней давности остаются актуальными и сегодня. Как 500  лет тому назад наши далекие предки фактически отстаивали европейский цивилизационный выбор на Днепре под Оршей, так сегодня наши современники отстаивают этот выбор на Донбассе. И так же, как тогда, мы имеем дело с противником, который преобладает нас численно. Но мы тогда победили. Победим и сейчас!

Автор: Петро КРАЛЮК, ДЕНЬ

 

Читайте также: