История одного преступления

В наше время жители города Бреста из сообщений многочисленных городских, телевизионных и интернет СМИ примерно представляют себе реальную криминогенную обстановку в городе. К сожалению, убийства уже не задевают большинство из нас так глубоко, и мы относимся к этому как само собой разумеющемуся. Привыкли, насмотревшись криминальных сериалов, захлестнувших современное ТВ.

А ведь были времена, когда в городе практически не было тяжких преступлений, а случаи убийства не превышали одного-двух раз в год и вызывали сразу широкий общественный резонанс, грозящий серьезными последствиями для действующей власти.

Убийство, спровоцировавшее еврейские погромы в 1937г

на фото — малый рынок

Один из таких случаев произошел в городе утром 13 мая 1937 года. В те времена Брест был тихим сонным городком, где каждое преступление становилось достоянием гласности еще раньше, чем об этом узнавала полиция. Лихие революционные события, связанные с акциями городского коммунистического подполья к середине 30-х годов практически сошли на нет. Теперь любое правонарушение становилось событием городского, а то и поветового масштаба.

Убийство, спровоцировавшее еврейские погромы в 1937г

малый рынок, фото начала 30-х годов

Как известно, рынок в городе постоянно является источником потенциальных преступлений. Не исключением он стал и в тот день для старшего полицейского Стефана Кендзёры. Получив сигнал о нелегальном убое телятины на малом рынке города (площадь современного автовокзала), он вместе со своим коллегой Владиславом Фронцковяком отправился на проверку. В холодильнике рынка они обнаружили 10 кусков задней части телят, нелегально забитых. Стражи порядка приняли решение о конфискации товара.

Убийство, спровоцировавшее еврейские погромы в 1937г

траурная процессия во время похорон полицейского

Далее предоставим слово официальному документу: «В момент погрузки на дрожки мяса, которое собирались перевезти на городскую бойню, старший постовой получил удар стилетом сзади в бок. Около дрожек в этот момент находился владелец мяса Айзик Щербовский, а с другой стороны дрожек стоял полицейский Фронцковяк. После удара стилетом Кендзёра выстрелил из пистолета, ранив в ногу Айзика Щербовского».

Впрочем, есть другая версия, описанная со слов очевидца трагедии: «В это особенное майское утро, государственный служащий, которому помогал низший полицейский чин инспектировал мясной рынок. В одном мясном магазине количество мяса превышало объем распределенной доли было найдено и конфисковано служащим. Когда мясник среднего возраста возразил, что он уже заплатил именно этому полицейскому, тот, выражая перед правительственным инспектором негодование, /со словами/ "Ах ты лживый, ****** еврей" набросился и толкнул мясника, который споткнулся и упал. Возмущенный сын мясника, видя нанесенные отцу побои, пырнул ножом полицейского».

Раненых в срочном порядке на повозках доставили в городскую больницу (благо современная больница СМП находилась буквально в трех шагах), где спустя 10 мин. Кендзёра скончался от внутреннего кровотечения.

Как можно догадаться из имени преступника, он был евреем. Этим фактом и воспользовались подстрекатели, спровоцировавшие еврейские погромы. «В связи с убийством Кендзёры на малом рынке был разбит один еврейский ларек, а также выбиты стекла еще в нескольких. Одновременно начала собираться толпа. На место был выслан полицейский отряд в составе 11 человек под командованием начальника комиссариата Собковского. Отряд разогнал толпу» – говорится в том же документе. Однако, это было только началом.

Убийство, спровоцировавшее еврейские погромы в 1937г

гроб с телом полицейского после отпевания в костёле

Поветовый комендант полиции В. Правдзиц-Щавинский в своем докладе на имя главы МВД писал следующее: «В 10 часов произошли первые случаи избиения евреев, битья окон и витрин еврейских магазинов на малом рынке небольшой группой женщин. После этого зафиксированы случаи разгрома магазинов и избиения евреев безработными, молодежью и женщинами. Самые серьезные акции по разгрому магазинов имели место на ул. 3 Мая (совр. Пушкинская) и Домбровского (совр. Куйбышева), где целый ряд больших складов и магазинов… были уничтожены практически полностью… Антиеврейские инциденты охватили все районы города… Вечером пришлый элемент из деревни, равно как и преступного мира, начали грабежи разбитых магазинов».

Убийство, спровоцировавшее еврейские погромы в 1937г

фото с похорон погибшего полицейского

Стремясь не допустить разрастания конфликта, власти города мобилизовали на городские улицы около 60 полицейских, в том числе в срочном порядке вызванных из отпусков (по размерам тогдашнего города приличные цифры). Ценой огромных усилий волнения удалось погасить в течение двух дней. В ходе беспорядков было ранено 2 христианина и 2 еврея, арестовано 128 человек, из них 60 – за грабежи.

Погибший полицейский Стефан Кендёра был похоронен 15 мая на католическом кладбище современной ул. Пушкинской.

Судьба Айзика Щербовского остается невыясненной.

Автор: Олег Карпович, историк,  Виртуальный Брест

Читайте также: