А был ли Исход из Египта?

Исход из Египта – центральное событие еврейской истории, библейской истории, да и, пожалуй, истории всего человечества – зачастую ставился под сомнение. Тому, мол, нет никаких артефактов и прямых доказательств. Профессор Джошуа Берман из Бар-Иланского университета считает, что они есть, только искать их надо не в земле и песке, а в языке, на котором мы говорим.

Многие современные исследователи Танаха и истории того времени утверждают, что Исхода евреев из Египта не было. Сводили они свою позицию к трем словам: непреходящее отсутствие доказательств. В дошедших до нас египетских летописях действительно не упоминается не то что Моисей, но и рабский народ под названием «евреи» или «израильтяне».

Нет в египетских архивах и записей о постигших страну бедствиях наподобие вечной тьмы или нашествия саранчи и о затонувших в море египетских войсках. Археологических доказательств, прямо свидетельствующих о странствии многотысячного народа по Синайской пустыне и его миграции в Святую землю, также не наблюдается.

Отсутствие доказательства еще не доказывает отсутствия. Если даже этот софизм так и останется в ваших глазах софизмом, рассмотрим текстуальные свидетельства, говорящие в пользу правдивости описанных событий Исхода.

Начнем с летописей. Во-первых, египтяне не делали различий между рабами семитских народностей. Их всех вкупе называли просто «азиатами». Также и у рабов с Африканского континента не интересовались страной происхождения. Во-вторых, подавляющее большинство документов той эпохи было утеряно, и историки в основном полагаются на иероглифические надписи, которые сложно принимать за надежное историческое свидетельство: надписи эти касались в целом египетских религиозных культов и не содержали изображений каких-либо проблем или военных событий.

В том, что касается археологии, ясности еще меньше. Множество событий, историчность которых не подвергается сомнению, не оставили археологам вообще никаких побрякушек для раскопок, будь то миграция кельтов в Малую Азию, славян – в Грецию или арамеев – через Левант. Это, впрочем, неудивительно: миграция не предполагает долгого сидения на одном месте, приводящего к образованию археологических артефактов.

То же можно сказать и о завоеваниях. Покорение Британии англосаксами в пятом веке, арабами Палестины в седьмом столетии и даже вторжение норманнов в Англию в 1066 году, в результате которого Вильгельм Завоеватель стал королем, что вроде никем под сомнение не ставится, с археологической и военной точек зрения мало чем отличаются от описанных в Библии переселений и завоеваний. Можно сказать, что военный принцип был такой: меньше археологических останков – меньше работы археологам.

С 1279 по 1213 годы до нашей эры Египтом правил Рамсес Второй, прозванный Великим. Согласно своему величию, он построил себе новую столицу, Пер-Рамсес. Построил, конечно, не сам, а с помощью рабов. О том же, независимо от прочих источников, сообщает и Книга Исход. В этом отрывке фараон назван просто «Фараоном» – и это полностью соответствовало практике, принятой в ЕгиптеXII-X вв. до нашей эры. Позже к фараонам стали обращаться по имени – и это тоже зафиксировано, уже в книге Царств, в повествовании о том, как фараон Нехао идет войной на Ассирию.

В первой песне Моисея встречаются названия нескольких народностей: эдомитяне, филистимляне, моавитяне. Упоминания о них содержатся и в египетских источниках того времени. Более того, в Книге Исход сказано, что израильтяне не пошли вдоль северного берега Синайского полуострова, к современному сектору Газа, из-за опасности военного столкновения с этими племенами. И в самом деле, археологи обнаружили египетские укрепления на этой дороге, которые спустя несколько столетий были заброшены и покрылись песком.

***

Исследователь Джошуа Берман прибегает к сравнительному методу, проводя параллели между библейским и небиблейскими источниками одного исторического периода с целью выявления влияния вторых на первый. Почему не наоборот? В то время, будучи довольно-таки слабой региональной силой, Израиль не представлял культурного интереса для окружающих его империй. Ни один еврейский текст до Вавилонского пленения, а это VI век до нашей эры, не переводился на другие языки.

Самое раннее упоминание о сущности под названием «Израиль» встречается в египетской иероглифической надписи, датируемой 1206 годом до нашей эры, временами Исхода. В ней говорится о победе фараона: «Израиль опустошен, нет семени его», – и под «Израилем» понимается не город и не страна, а некая группа людей.

Библейский оборот «дланью могущей и десницей простертой» применяется только к повествованию об Исходе, хотя мог быть применим к великому множеству божественных деяний. Случайность? Нисколько. «Дланью могущей и десницей простертой», согласно египетским литературным источникам, творил земные дела фараон. Никакие иные ближневосточные правители не удостаивались подобного описания. Применение такого оборота в библейском тексте означает, что евреи были в Египте, где его и заимствовали.

Это, однако, еще цветочки. Подобная, но гораздо более масштабная апроприация прослеживается в отношении самого знаменитого достижения фараона Рамсеса Второго – победы в битве при Кадеше в 1274 году до нашей эры. Вернувшись домой, Рамсес приказал высечь барельеф с рассказом о битве на монументах по всей империи.

Десять барельефов сохранились по сей день. Рассмотрим его подробно. В нижней части этого барельефа виден окруженный стеной военный лагерь. Длина лагеря вдвое превышает его ширину. Вход расположен слева, в середине восточной стены (восток в египетских иллюстрациях находился слева). В центре расположен прямоугольный шатер в пропорции 3 к 1, состоящий из двух секций: приемной (2 к 1) и покоев фараона. Ничего не напоминает? В точно таких же пропорциях, один к одному, описывается Мишкан, переносной Храм, который евреи носили с собой во время сорокалетних скитаний по пустыне (см. рисунок).

Более того, символизирующие бога Хоруса два сокола расправляют свои крылья в символической защите фараона. Также и в Книге Исход сказано: «Пусть херувимы простирают крылья вверх, закрывая ими крышку искупления. Пусть они будут обращены друг к другу, лицом к крышке». Сходство не только архитектурное, но и концептуальное: Б-г для израильтян был не только божеством, но и военным лидером, ведшим Свой народ от битвы к битве, также как и фараон Рамсес для египтян.

Теперь от картинок переходим непосредственно к тексту, к поэме Пентаура, описывающей битву при Кадеше. Начинается история так: войско, не готовое к бою, продвигается вперед, и неожиданно на него нападает гораздо большая сила, вызывая всеобщую панику. Предводитель войска взывает к Б-гу, который приказывает не сбиваться с прямого пути, обещая победу. Далее Б-г в одиночку схватывается с противником, и тот в смятении отступает, осознавая, что сам Г-сподь сражается против него. Противник тонет в воде (см. рисунок).

Описанная выше битва при Кадеше в пересказе Пентаура полностью повторяется в Книге Исход. Тут еще следует подчеркнуть одну уникальную для ближневосточной литературы деталь: победоносный Б-г сражается еще и за лояльность своих подопечных, которых он спасает от истребления. Параллели между тем только начинаются. В египетских источниках сказано, что когда войска фараона встретили Его, то «убоялись они Меня и того, что Я сотворил: вся земля лежала в крови, моя могучая длань была подобна Монту (бог-покровитель Рамсеса Второго. – Прим. ред.)». А в Книге Исход говорится, что «увидели израильтяне египтян мертвыми на берегу моря и узрели длань великую, которую явил Г-сподь, и убоялся народ Его». Как уже упоминалось, «могучая рука» – оборот, встречающийся исключительно в египетских источниках конца второго тысячелетия до нашей эры.

После битвы войска возносят хвалу спасителю – фараону: «Могучий воин, укрепивший наши сердца, спасший нас от колесниц». И Б-гу в Книге Исход: «Высоко Он превознесся, коня и всадника ввергнул в море. Г-сподь крепость моя и слава моя». И в обоих источниках враг сравнивается с соломой, в поэме Пентаура говорится, что «обратил Он врага в солому предо мной», в Книге Исход: «Послал Ты гнев, и он попалил врага, как солому».

Так продолжается до конца песни Моисея: мотивы ее и поэмы Пентаура перекликаются не просто чуть ли не дословно, но и в одной и той же последовательности. Тотальность параллелей заставляет задаться вопросом: если поэма и в самом деле была апроприирована израильтянами, когда это могло произойти?

Если апроприация произошла много позже событий Исхода, то вместе с этой историей в иудейскую культуру должны были войти и другие египетские эпосы и поэмы, но нет вообще никаких свидетельств, что хоть какие-то египетские иероглифические надписи или литературные произведения дошли до Израиля или Иудеи в каком-либо виде.

Не говоря уж о том, что во времена правления и Соломона (X век до н.э.), и Хизкиягу (VII век до н.э.) отношения у Израиля с Египтом были дружественные, и придумывать антиегипетскую легенду в своей истории смысла просто не было. Однако самые поздние известные нам копии поэмы Пентаура датированы все тем же XIII веком до н.э. – временем Исхода. Имеющиеся свидетельства, однако, указывают на то, что во времена правления Рамсеса Второго и поэма, и сама битва были широко известны жителям Египта. Вероятней всего предположить, что и битва, и, значит, Исход были, просто египетская машина государственной пропаганды сделала победителем в ней фараона, а не евреев.

Сложно говорить о «стопроцентных доказательствах», особенно если речь идет о событиях в бронзовом веке. Тем не менее приведенные свидетельства показывают, что история Исхода из Египта – центральная для еврейской идентичности – имеет достаточные основания считаться аутентичной. И произнося на пасхальном седере традиционное «Мы были рабами фараона в Египте, но вывел нас оттуда Г-сподь дланью могущей и десницей простертой», евреям нет необходимости принимать это за метафору. История на их стороне.

Автор: Даниил Готштейн, jewish.ru 

 

Читайте также: