Дело братьев Толстопятовых («Фантомасов»). Часть 2

Следующей была попытка завладеть зарплатой работников Химзавода имени Октябрьской революции. Этот эпизод свидетельствует о качественно ином этапе деятельности банды. Объект нападения — теперь уже не маленький магазинчик с тремя беззащитными продавщицами и не одинокие кассирши. 

 Они уже не действуют «на авось», поджидая у банка случайного кассира с большой сумкой в наивной уверенности, что там, где большая сумка — там и большие деньги.

Здесь — предварительная разведка с примерным (и не очень далеко оказавшимся от истины) подсчетом размеров будущей добычи. Здесь — четкое разделение ролей, потребовавшее привлечения новых участников: наряду с «боевиками» здесь появляются и наблюдатели, «сигнальщики», дело которых вовремя заметить машину с кассиром и дать знак тем, кто непосредственно должен совершить нападение.

 

Банда уже не просто «устойчивая вооруженная группа». Ее устойчивость определяется не только неоднократностью нападений. Самасюка нет, он в колонии отбывает наказание за хулиганство, но банда не затихла, не затаилась — готовится и совершается самое крупное (на тот момент) нападение. Здесь есть уже все то, что повторилось затем в последнем их преступлении — и распределение ролей, и предварительная разведка, и стрельба, и погоня, и неудача как итог.
 

Обо всем этом, как и о последующих событиях, мы можем судить по достаточно подробным и совпадающим в существенных деталях показаниям всех участников, причем как с той, так и с другой стороны, прежде всего по показаниям подсудимых: обоих братьев Тостопятовых, Горшкова и Денскевича. Вячеслав Толстопятов показал в суде как он несколько раз приходил на завод — якобы для устройства на работу. Разговаривал с людьми, изучал вывешенные на стендах приказы и объявления. Ему удалось узнать по каким дням на заводе выдают зарплату, на какой машине деньги привозят из банка; выяснить, что за деньгами обычно вместе с кассиром ездит и вооруженный охранник, который и относит мешок с деньгами из машины в здание.

 

По разработанному ими вместе с Владимиром Толстопятовым плану предполагалось, что Вячеслав Толстопятов и Горшков дождутся у заводоуправления машины с деньгами, Вячеслав Толстопятов отберет у охранника банковский мешок с деньгами, а Горшков в это время отнимет у водителя ключи от машины, на которой они — уже с деньгами — благополучно скроются. «Засветившийся» о время разведочных визитов на завод Вячеслав Толстопятов опасался, что, если он вместе с Горшковым будет ждать машину с деньгами в непосредственной близости от проходной, то его могут узнать.

Поэтому они решили ждать за углом — на Театральном проспекте. На случай, если машина подъедет по улице Текучева, из-за чего они увидят ее слишком поздно и не успеют подбежать к проходной, на улице Текучева должны находиться Владимир Толстопятов и Денскевич. В их задачу входило вовремя дать сигнал Вячеславу Толстопятову и Горшкову о появлении машины. Пожалуй, это была чуть ли не единственная часть их плана, которая оказалась реализованной — Владимир Толстопятов и Денскевич стояли там, куда их поставили, и готовы были, что называется, «дать отмашку», если бы машина появилась с их стороны. Во всем остальном, как известно, планы преступников не сбылись. Машина подъехала по Театральному проспекту, Вячеслав Толстопятов и Горшков увидели ее вовремя и вовремя подскочили к проходной. Но дальше жизнь внесла свои коррективы.

 

Мужество работников завода стало причиной провала. То самое мужество, которое эти стратеги не приняли в расчет. Они, считавшие себя «сверхчеловеками», делавшие ставку только на силу и ни во что не ставившие человеческую жизнь, не могли думать об окружающих, иначе как о людях, безропотно поднимающих руки при свирепом виде их револьверов и автоматов. Однако в жизни все оказалось иначе. Охранник не испугался, не отдал денег. Наоборот, он сам, отступая к проходной и дальше — внутрь здания — от стрелявших ему под ноги налетчиков, стал доставать из кобуры свой «Наган».

Толстопятов, не сразу поняв, что происходит, кинулся было за ним в проходную, но быстро опомнился и вернулся назад. Как говорится: «Не до жиру, быть бы живу». Нужно было спасаться самим. В это время Горшков пытался отнять ключи у водителя. Устрашающие выстрелы в забор рядом с ним и даже выстрел — уже на поражение — в самого водителя, того на самом деле не устрашили. Более того, раненый водитель сам отнял автомат у Горшкова. И Вячеславу Толстопятову пришлось вместе с Горшковым уже не ключи — собственный автомат отнимать обратно. Вячеслав выстрелил в водителя, снова ранил, вырвал автомат и они стали убегать.

 

Вооруженные от безоружных, молодые и здоровые — от раненого старика. А к водителю уже спешили на помощь люди — в том числе и сын. Налетчики подскочили к остановившемуся перед красным сигналом светофора грузовику, выдернули из кабины водителя, что им далось только потому, что они выстрелили в него и ранили в руку. На захваченном грузовике скрылись, уйдя от организованной охраной погони, в ходе которой Горшков и был ранен в спину одним из выстрелов.

 

После этой неудачи в действиях банды наступил почти полуторагодичный перерыв. Тому были объективные причины. Самасюк находился в заключении, Горшков был ранен в спину, а Вячеслав Толстопятов не был столь храбр и безрассуден, чтобы нападать на кого либо в одиночку. Но затянулась рана у Горшкова.

Пулю и не думали извлекать — к медикам не обращались, а застрявшая в спине, она не задела позвоночника и каких либо жизненно важных органов и, в общем, жить Горшкову не очень мешала. Кончился срок наказания у Самасюка и в июле 1971 года он возвратился в Ростов. Всего через месяц после его возвращения банда совершила очередное нападение — на кассира УНР — 112.

 

Самому нападению предшествовало, как нам поведал Вячеслав Толстопятов, два его визита в это управление — для разведки. Ему удалось выяснить когда в УНР — 112 привозят деньги для выдачи зарплаты сотрудникам. И вот, в половине первого 25 августа 1971 года, когда кассир Горбашова с сумкой, в которой было 17 тысяч рублей, а также сопровождавшие Горбашову сотрудники УНР — инженер Марченко и шофер Лунев — вошли в здание УНР и стали подниматься на второй этаж, их на лестнице встретили Вячеслав Толстопятов с Горшковым. Вячеслав потребовал отдать ему деньги и выстрелил вверх для острастки.

Горбашова испугалась и деньги отдала, после чего Вячеслав с Горшковым выскочили во двор, сели в стоявший там автобус — другого автомобиля не нашлось — и вместе со стоявшим снаружи «на стреме» Самасюком, уехали. Отъехав несколько кварталов, автобус бросили, оставив в нем сумку с 500 рублей мелочью — нести было тяжело.

 

Нападение на УНР — 112 послужило как бы разминкой перед дальнейшим. Вечером 16 декабря 1971 года банда совершила налет на инкассаторов, приехавших к сберкассе № 0299, расположенной на улице Пушкинской неподалеку от Доломановского переулка.

 

Перестрелка, закончившаяся убийством инкассатора и захватом инкассаторской машины — это событие, взбудоражившее город. Инкассатор Маликов, находившийся в момент нападения в помещении сберкассы, выбежавший на выстрелы на улицу и открывший ответный огонь по нападавшим; шофер-инкассатор Тезиков, в момент нападения находившийся в машине и выскочивший из нее, бросив свой револьвер; прохожие Михеев и Кибальников, наблюдавшие этот скоротечный бой со стороны; результаты экспертизы, установившей, что инкассатор Зюба погиб от огнестрельных ранений, а пули, извлеченные из трупа, а также пули и гильзы, найденные на месте происшествия, стреляны из того же пистолета-пулемета, который был использован при нападении на Химзавод имени Октябрьской революции.

Все это позволяет достаточно ясно представить как развивались события. Преступники, ожидавшие машину с инкассаторами на улице, улучив момент, когда бригада инкассаторов оказалась в машине не в полном составе — Маликов вошел в сберкассу за выручкой, — подскочили к машине и, угрожая автоматами, потребовали, чтоб Зюба и Тезиков вышли из нее. Тезиков подчинился и из машины выскочил, бросив свой револьвер на сиденье. Зюба, наоборот, открыл огонь из служебного револьвера «Наган».

На выстрелы выбежал Маликов, тоже начавший стрелять в нападавших. К тому моменту, однако, Зюба был уже убит, преступники овладели машиной и уехали. Выстрелы Маликова «в догон» остановить их не смогли. Автомашина с трупом Зюбы через некоторое время была обнаружена на одной из городских свалок, но денег, которых по документам сберкассы должно было быть чуть больше 20 тысяч рублей, в машине уже не было. Горшков снова был ранен, на этот раз в руку, одним из выстрелов Зюбы.

 

Банда совершенствовала тактику. Владимир Толстопятов во время нападения находился неподалеку и наблюдал за происходящим, а потом наблюдал и за действиями прибывших на место происшествия милиционеров и следователей. Наблюдал, чтоб затем произвести «разбор» действий как самих бандитов, так и сотрудников милиции. Такой «разбор» с подробным анализом ошибок и выводами на будущее состоялся через несколько дней.

 

Почти через полгода — 26 мая 1972 года — Самасюк при участии Вячеслава Толстопятова совершил нападение на магазин № 44 Октябрьского райпищеторга, что находится на Доломановском переулке. Нападение это было спонтанным, заранее оно не планировалось. Вячеслав Толстопятов с Самасюком ехали по Доломановскому на мотороллере «Вятка», которым к тому времени обзавелся Вячеслав. Увидев магазин, Самасюк предложил Вячеславу захватить выручку. У того не было возражений. Остановились. Вячеслав остался снаружи у мотороллера. Самасюк же, войдя в магазин, подскочил к кассе и, угрожая кассирше Реутовой револьвером, выхватил из кассы деньги — их оказалось три с половиной сотни рублей — и, на глазах у перепуганных Реутовой и продавщиц — выбежал из магазина.

 

(Продолжение следует)

Читайте также: