Первая социалистическая: Китай не наказал Вьетнам. Часть 2

В этом военном конфликте китайская армия (равно как и вьетнамская) показала свою слабость. После окончания войны отношения между Китаем и Вьетнамом еще около десятилетия оставались напряженными. На границе постоянно происходили вооруженные столкновения, временами выливавшиеся в настоящие пограничные конфликты. НА СЕВЕРНЫХ ГРАНИЦАХ КИТАЯ

В период с 12 по 26 марта 1979 г. с целью оказания военного давления на Китай в связи о его агрессией против Вьетнама в приграничных военных округах на Востоке СССР и на территории Монголии были проведены войсковые учения.

Всего в них принимало участие двадцать общевойсковых и авиационных дивизий (заметим, совершенно немыслимая по меркам сегодняшнего дня цифра). Общая численность привлекаемых на учение войск составила более 200 тыс. человек личного состава, свыше 2,6 тыс. танков, около 900 самолетов (опять-таки сравнения не в пользу современных мероприятий оперативной и боевой подготовки, где полет 8-10 самолетов уже чуть ли не считается массированным ракетно-авиационным ударом).

О начальной фазе учений, в ходе которой отрабатывались вопросы отмобилизования и приведения войск в полную боевую готовность и совершались марши на большие расстояния для создания группировок на границах с Китаем, было кратко рассказано в тексте «Наглядная демонстрация военной мощи» (ВКО № 1 за 2007 г.).

Остановимся теперь подробнее на самих мероприятиях оперативной и боевой подготовки.

Наиболее крупными были войсковые учения в Монголии, в которых приняли участие шесть мотострелковых и танковых дивизий (причем три из них дополнительно введены в Монголию из Сибири и Забайкалья), две бригады, до трех авиационных дивизий, а также соединения и части усиления. Стороны на мероприятиях обозначались как «северные» и «южные».

Активная фаза мероприятий началась атакой смежными флангами двух мотострелковых дивизий «северных». В целом атака прошла организованно. Однако один из полков с выходом на передний край противника опоздал на 3-5 минут. Его танки при развертывании в атаку пошли не со своими батальонами. Это потребовало их перемещения по фронту.

Можно не сомневаться — экипажи этих БТР действовали строго по уставу (не пытаясь творчески применить его положения к реалиям боя).

Фото: US DEPARTMENT OF DEFENSE

При бое за вторую позицию «южные» контратаковали фланги наступающих дивизий, что вынудило их командиров раньше намеченного срока ввести вторые эшелоны. Эти решения вытекали из обстановки и были правильными. Ввод в бой вторых эшелонов прошел организованно, а вот отражение контратак решалось не оперативно. Противотанковый резерв и подвижный отряд заграждения выдвигались медленно, а выдвинувшись, с большим запозданием развертывались на установленных рубежах.

При развитии наступления в глубину мотострелковая дивизия была контратакована танковой дивизией. Последняя выполняла роль корпусного резерва.

Решение командира мсд на отражение контратаки в целом было верным. Оно заключалось в том, что на путях контратакующих поставить минные поля с помощью подвижных отрядов заграждений на вертолетах и гусеничных минных заградителей. Затем танковым и мотострелковым полками отразить атаку с места, нанести противнику поражение, вводом в бой полка на БМП развивать наступление и завершить разгром корпусных резервов.

За ошибки и недочеты на войне приходится платить весьма высокую цену. На снимке — подбитый Т-55.

Фото: US DEPARTMENT OF DEFENSE

К исходу дня дивизии, принимавшие участие в наступлении, главными силами продвинулись на 35-45 км и вышли к промежуточному рубежу обороны противника.

В течение дня командиры более уверенно управляли войсками, чем ночью и на марше. Однако потерь связи и в этих условиях обстановки не избежали. Ночные же боевые действия в обеих дивизиях, по существу, не были организованы. Пополнение материально-техническими запасами проводилось формально. Задачи начальникам служб не ставились. В этом вопросе со стороны командиров дивизий и полков отмечалось много недопонимания и явная недооценка роли материально-технического обеспечения.

В это время мсд, составлявшая оперативный резерв армии «южных», выдвигалась к району боевых действий. Между тем ее передислокацию с очень большой натяжкой можно было назвать «в целом организованной». Беспорядка и бестолковщины на марше было более чем достаточно.

С утра возобновив наступление, «северные» сломили сопротивление противника и, развивая наступление, передовые подразделения полков встретили части резерва «южных».

Завязался встречный бой передовых отрядов. После уточнения обстановки командирами дивизий были введены в бой и главные силы. Встречный бой прошел в динамичной обстановке, в ходе выдвижения обеих дивизий. Дивизия «южных» раньше и удачно развернула свои части в боевой порядок, но с ударом по развертываемым главным силам противника она, в силу царившего беспорядка на марше, задержалась.

Простояв на рубеже развертывания длительное время, соединение растеряло все свои преимущества. Наконец-то дивизии «северных», получив на усиление еще один танковый полк, также в ходе выдвижения сумели развернуть свои полки и с ходу нанесли удар по дивизии «южных».

Дивизия «южных», зажатая с обоих флангов, успешно отражала удары, но продвижения не имела. В ходе встречного боя в полосе наступления «северных» появилась еще одна дивизия, но ее выдвижение было слишком медленным и затрудненным, чтобы она смогла с ходу вступить в бой.

В это время был дан частный отбой для развода войск.

Несколько слов об авиационной составляющей проводимых мероприятий. Для прикрытия сухопутных войск при отражения агрессии противника и в ходе их выдвижения, а также поддержки при нанесении контрударов в ходе встречного сражения привлекались три авиационные дивизии в полном составе, два вертолетных и два разведывательных авиационных полка.

С прибытием авиационных полков из западных военных округов авиационное учение фактически переросло в двустороннее авиационное учение с практическим применением обычных средств поражения на полигоне. Всего за период учения произведено 2987 самолетовылетов с налетом 2834 часа. В качестве недостатков при этом отмечалось: ЦБУ к работе по управлению поддерживающей авиацией не подготовлены; средств управления явно недостаточно; командиры мотострелковых (танковых) полков не умеют использовать авианаводчиков, а авианаводчики в боевых порядках войск действовать не обучены.

Взаимодействия авиации с сухопутными войсками по этим причинам фактически отсутствовало.

В ходе китайско-вьетнамского конфликта 1979 г. обе противоборствующие стороны понесли тяжелые потери в бронетехнике.

Фото: US DEPARTMENT OF DEFENSE

Организация боя в короткие сроки во всех дивизиях имела множество недостатков. В честности, в материалах разбора отмечалось:

командиры дивизий, учитывая недостаток времени, практически не привлекали к работе штабы, пытались все вопросы организации боя решить самостоятельно. В результате подчиненные инстанции — в первую очередь командиры полков — затратили чрезмерно много времени на организацию боя (в том числе и на местности);

многие командиры и штабы дивизий не знали истинного положения своих полков в ходе боя, не вели рабочих карт по наиболее острым эпизодам учебного боя. Это позволило бы им лучше анализировать и предугадывать действия противника;

штабы, как органы управления в дивизиях и в полках слабо использовались командирами для сбора информации. Между действиями двух наступающих дивизий, по существу, не было взаимодействия по собственной инициативе, а только по приказу;

управление авиацией и артиллерией осуществлялось эпизодически;

командиры артиллерийских частей и подразделений, как и подразделений (частей) ПВО не всегда находились вместе с общевойсковыми командирами. В результате многие артиллерийские подразделения в ходе боя так и остались в колоннах и не принимали никакого участия в бою;

штабы армий и дивизий плохо информировали о противнике своих подчиненных;

средства заграждения на путях выдвижения резервов противника не использовались;

противотанковые резервы развертывались с большими опозданиями;

в обороне организация системы огня и маскировка отмечались как слабые, не в полной мере отвечающие обстановке.

В целом в ходе проводимых в Монголии мероприятий весьма рельефно выявилась слабая подготовка командного состава Советской Армии. В первую очередь, его неумение даже на учениях планировать и руководить боевыми действиями. Не приходится сомневаться — подобного качества военные специалисты мало чему могли научить армии дружественных государств, что и подтвердилось в ходе китайско-вьетнамского конфликта.

Для устранения недостатков в качестве первоочередных мер предлагалось как можно больше внимания обращать на вопросы управления войсками. Командир любого ранга, внушали войскам из Москвы, должен постоянно находиться на связи с подчиненными и вышестоящими инстанциями, анализировать складывающуюся обстановку, противника, свои силы и средства, средства усиления и принимать обоснованные решения на боевые действия.

Центр требовал учить командиров умело управлять приданными и поддерживающими силами и средствами, в первую очередь, артиллерией и ПВО, постоянно держать их в поле зрения, не забывать при этом и другие средства ведения боя.

Как известно, искусство войны — простое искусство: все дело в исполнении. Поэтому практическая военная подготовка является даже более важной, чем изучение теории. Никакие хорошие слова не сделают из людей бойцов и командиров, если они не подкреплены интенсивными занятиями по боевой подготовке в поле. Армия является инструментом войны, ее единственная цель — борьба с врагами отечества. Войска с недостаточной боевой подготовкой будут вынуждены учиться в ходе военных действий ценой потерь, которых можно было бы избежать. Поэтому первоклассная боевая учеба — лучший залог благополучия частей и соединений. Она экономит человеческие жизни, предотвращая ненужные потери.

В целом в ходе учений в Монголии в который раз подтвердилось неизбежное — плохо обученные офицеры не могут хорошо подготовить подчиненные им войска и управлять ими в ходе боевых действий.

Но внешне проводимые на северо-восточных границах Китая маневры выглядели весьма внушительно. В общей сложности только танковых полков (почти по 100 танков в каждом) к мероприятиям привлекалось двенадцать. Эта бронетанковая армада (по боевому и численному составу — две танковые армии времен Великой Отечественной войны) теоретически могла за несколько суток достичь центральных районов Китая. И это не могло не беспокоить Пекин.

Однако тут есть и другая сторона. Если бы китайская сторона в действительности представляла себе степень выучки командного состава Советской Армии, то опасения, связанные с возможным вторжением Советской Армии, носили бы в Поднебесной куда менее масштабный характер.

ФИНАЛ

5 марта в1979 г. Вьетнаме была объявлена всеобщая мобилизация. В этот же день китайское руководство приняло решение об отводе войск с территории Вьетнама и 6 марта продвижение китайских войск в глубь Вьетнама на основных направлениях было прекращено.

В период с 7 по 15 марта осуществлялся их отвод с территории СРВ. Для обеспечения организованного отхода в арьергарды назначались резервные соединения и части, не принимавшие участия в боях. Отходу главных сил китайцев на всех направлениях предшествовали сильные огневые налеты артиллерии и демонстративные атаки сил прикрытия отхода.

При отходе широко применялся массированный заградительный артиллерийско-минометный огонь, минировались дороги, разрушались мосты, уничтожались народнохозяйственные объекты.

16 марта 1979 г. Китай официально заявил о завершении вывода своих войск с территории Вьетнама.

По данным Генерального штаба Вьетнамской Народной Армии, потери китайских войск за период военных действий с 17 февраля по 18 марта с.г. составили 62 тыс. 500 человек, 280 танков и бронетранспортеров, 115 орудий и минометов, 270 автомашин.

Обе стороны объявили о своей победе. Несмотря на объявленные Ханоем цифры, понесенные Вьетнамом и Китаем потери точно неизвестны.

Военные действия между Пекином и Ханоем в период с 17 февраля по 16 марта 1979 г. представляли собой операции, сражения и бои с весьма ограниченными целями и задачами. По одной из версий, Пекин хотел заставить Ханой перебросить свои войска на север и тем самым ослабить натиск на красных кхмеров.

Однако значительная часть исследователей сходится во мнении, что нешуточные военные приготовления Советского Союза в Забайкалье, Монголии и на Дальнем Востоке («Наглядная демонстрация военной мощи», ВКО № 1 от 2007 г.) — главная причина, по которой закончилась китайско-вьетнамская война. Реальной угрозой применения силы Москва заставила Пекин покинуть территорию Вьетнама.

Большинство историков солидаризируется в том, что китайская армия (а равно как и вьетнамская) в военном отношении показала свою слабость. После окончания войны отношения между Китаем и Вьетнамом еще около десятилетия оставались напряженными. На границе постоянно происходили вооруженные столкновения, временами выливавшиеся в настоящие пограничные конфликты (в частности, в 1984 г.).

Владимир Славин, Воздушно-космическая оборона

Читайте также: