Воровство: шоп-лифтеры — партизаны общества потребления

Воровство в магазинах превратилось в довольно распространенное явление. Крадут все — от женских трусиков до холодильников. Западные социологи окрестили это ремесло шоп-лифтингом. А левые интеллектуалы, вроде известных российских политологов Бориса Кагарлицкого и Александра Тарасова, интерпретируют явление в категориях «протеста обществу потребления» и «партизанского сопротивления эпохи глобализации». Другие теоретики, низводят несунов до уровня рядовых клептоманов и, если хотите, тунеядцев, которые просто не хотят платить корпорациям. Идеологи субкультуры объясняют феномен так: это очередное увлечение западного мира, изнывающего от скуки в постиндустриальных джунглях. Наконец, репрессивная система — органы надзора и возмездия — считает крадущих с полок обычными преступниками. «Для нас не существует шоп-лифтеров, — говорит руководитель пресс-службы областного ГУВД Алексей Егоров, — а только лица, подлежащие наказанию в соответствии с Уголовным Кодексом». Кстати, по подсчетам исследователей, из-за магазинных воров компании теряют 5% прибыли.

Освобождение товара

Родина шоп-лифтинга — США. Понятие «магазинный вор» (shoplifter) в 40-е годы прошлого века ввели в обиход американцы: тогда появление магазинов самообслуживания привело, с одной стороны, к увеличению количества покупателей, а с другой — числа воров. С тех пор многие ритейлеры заранее просчитывают и закладывают в статью расходов процент потерь от несунов. В наши дни территория наибольшей активности шоп-лифтеров — Великобритания. Именно в этой стране в конце 70-х воришки стали настоящим бедствием для владельцев супермаркетов. Пока немцы в духе радикалов из Rote Armee Fraкtion взрывали и поджигали сетевые магазины, англичане преспокойненько грабили. Вот сухая статистика: в Британии за месяц «партизаны» могут «обуть» ритейлеров на $860 млн. По данным Европейского института торговли, чаще всего шоп-лифтеры пытаются унести презервативы (57% из которых остается неоплаченными), женское белье (27%), бритвенные лезвия, шоколад, батарейки и алкоголь. Примерно половина всех магазинных краж в Европе приходится на подданых Туманного Альбиона. Второе и третье места в рейтинге занимают Франция и Германия. А самыми честными и дисциплинированными покупателями являются швейцарцы: магазинные кражи составляют всего 0,89% розничного товарооборота Швейцарии.

Нашествие несунов регистрируется в период рождественских распродаж, когда маркеты, прежде всего реализующие одежду и аксессуары, подвергаются массированной атаке небогатых европейцев. Под прикрытием толпы и пользуясь рассеянным вниманием персонала магазинов, шоп-лифтеры чувствуют себя максимально комфортно.

И все же в данном случае речь идет о набегах воришек-индивидуалов, которые крадут либо из спортивного интереса, либо из желания сэкономить. Настоящие «партизаны» действуют группами и их активность не зависит от сезонных скидок и благорасположения менеджеров. В классической бригаде двое участников: один (гладко выбрит, солидно одет, словом, «хороший покупатель») живо интересуется ассортиментом, отвлекая охрану и продавцов-консультантов, второй, как говорят на сленге, «освобождает товар», т.е. избавляет его от магнитных алярмов (штучки, которые пищат) и уносит с собой.

В России крадут в основном кофе, дорогой чай, алкоголь. Размеры и форма должны позволять пронести продукт «на себе». Несуны активизируются ближе к вечеру, с 18.00 до 20.00, когда в магазинах много клиентов.

Откровения «Фили»

— Наименее опытные шоперы дежурят у кассы, — рассказывает саратовский шоп-лифтер Илья по прозвищу «Филя». По его словам, внимание секьюрити концентрируется на дорогих товарах, а жвачка и интим-гели, исчезающие из-под носа кассира, всегда остаются незащищенными. Но это мелочи. Значительно сложнее украсть шампуни и другие «объемные» предметы потребления. Для таких целей воришки надевают «спецодежду» — длинные плащи, куртки с многочисленными внутренними карманами, широкие штаны. Подстраховываются ребята просто: покупают что-нибудь мелкое, взять ту же шоколадку, а уносят бутылку водки, например.

Кражи в книжных магазинах — очень тонкое и почти ювелирное дело. Самые почитаемые в среде радикалов точки — «Дом книги», «Книжный мир», «Читающий Саратов». Один из шоп-лифтеров своими вылазками собрал небольшую библиотеку, не заплатив ни копейки. В коллекции около 70 названий. Вслед за Пьером Прудоном (труд этого теоретика тоже был украден), он считает, что «собственность — это кража». И тут же вполне резонно отмечает: «Главное, чтобы стоимость украденного не превышала МРОТ, иначе — грозит статья УК!».

Визуально технология кражи представляется настоящей головоломкой: сначала воришка берет книгу — долго ее рассматривает, затем ставит на полку. Все это время он держал в руках ненужную книгу, а другой рукой — засовывал искомый «товар» за пояс. Хмурые секьюрити ничего не заметили, а продавцы-консультанты лишь цокали языками вслед этому покупателю — взыскательному библиофилу.

Работать в зале с камерами слежения сложнее. Впрочем, говорит шоп-лифтер, «укромные местечки всегда можно найти». Вор кладет в тележку шампунь, едет туда, где нет камер, или где образовывается «мертвая зона». Кидает шампунь в карман или за пазуху. Примерно таким же образом пропадают баночки кофе, чай, печенье, шоколад, иногда даже замороженные продукты, не исключая пельменей.

В габаритные упаковки дешевых товаров иногда прячут более дорогостоящие продукты — эти манипуляции проводятся прямо в торговом зале.

Украсть и не попасться

Воришки общаются по Интернет: создают сообщества, заводят блоги, на которых обсуждают особенности своего ремесла. В сети есть четыре англоязычных сайта шоп-лифтеров. Российские «партизаны», в отличие от западных коллег, осторожничают — их инициативы не оформлены институционально. Но идеологически продвинутые бойцы встроены в различные политические структуры анархистского, марксистского и леволиберального толка, вроде Транснациональной радикальной партии или Движения за отмену авторских прав.

В Рунете можно найти практические рекомендации, например, как избавиться от магнитных алярмов — для этого магазинные воры используют отвертки. Иногда разрезают вещь лезвием по шву. Так же «магнитную пищалку», советуют интернет-сообщества шоперов, можно ликвидировать обычным магнитом из динамика или же обмотав ее в несколько слоев столовой фольгой.

Исключительно осведомлены лифтеры о магнитных полосках, спрятанных в карманах, под воротником, за кожанными лейблами. Говорят, штрих-коды размагничиваются с помощью радиоволн. Достаточно позвонить с мобильного телефона куда угодно и поводить по штрих-коду работающим телефоном.

В некоторых магазинах матерые шоп-лифтеры используют совсем наглую схему — вошел-одел-вышел.

По словам администратора одного из крупнейших сетевых магазинов Саратова, в месяц сотрудники службы безопасности выявляют до 90 краж. Среди воришек они выделяют несколько категорий — дети-молодежь, люди в нетрезвом состоянии и немногочисленную группу из весьма обеспеченных покупателей. На кражах попадаются женщины в дорогих натуральных шубах, их охранники называют больными клептоманией. Однако, другие руководители торговых организаций утверждают — «Людей, действительно страдающих клептоманией, среди воров мало. Обычно кражи совершают вполне вменяемые люди, а клептоманией они только прикрываются. Игра в воров для них — развлечение».

Как рассказал нам представитель саратовского супер-маркета, существует довольно большой выбор технических средств от краж. Пока далеко не все образцы современного оборудования, которое «пищит» и «мигает» в случаях неоплаченной покупки, установлены в саратовских магазинах. Самой популярной и эффективной мерой остается видеонаблюдение. Иногда, кстати, в торговых залах устанавливаются муляжи видеокамер — так воришек берут на испуг. В службах безопасности отмечают — благодаря системам наблюдения выявляются больше половины краж, при помощи противокражного оборудования — только 10%.

Еще один способ усилить контроль за покупателями — установить зеркала, которые помогают обозревать весь зал. Однако, одновременно они помогают и ворам наблюдать за персоналом и всеми перемещениями среди витрин.

Вор среди своих

Впрочем, масштабы хищений шоп-лифтеров в несколько раз проигрывают размерам краж, которые совершают сотрудники магазинов. По данным экспертов, в совокупных незапланированных потерях магазина на долю персонала приходится более 70%. Самая распространенная причина воровства — снизить свои гастрономические расходы. Некоторые сотрудники супермаркетов и универсамов ухитряются проворачивать весьма серьезные аферы, основанные на подмене товаров. Например, на оптовых рынках буквально за копейки покупаются поддельные товары, которые затем занимают место на полках супермаркетов, а подлинные товары по заранее налаженным каналам и магазинным ценам уходят на сторону. Больше половины всех краж в стоимостном выражении приходятся на кассиров. Например, кассир в сговоре с покупателем может фальсифицировать код или использовать дисконтные карты, выданные персоналу для продажи товара своим друзьям и знакомым.

Один из самых распространенных способов краж — манипуляции с незакрытыми чеками — если покупатель использует кредитную карту для оплаты покупок в магазине, кассир может запомнить номер карты и подпись покупателя, а потом сделать двойной слип. После ухода покупателя кассир пробьет на его карту другую покупку, а затем заберет товар, якобы оплаченный этой картой, себе. Если покупатель приобретает большое количество единиц товара, то кассир может пробить один и тот же товар дважды. После ухода покупателя кассир сделает чек на отмену пробитых дважды позиций и заберет деньги себе. Также используется несанкционированный перевод денег на депозиты с последующим снятием средств.

Примерно в половине случаев объектом хищений становится магазин, в остальных — страдает покупатель.

СБК

Читайте также: