Из донесений командарма: «над кроватями солдат висят вырезки полуголых женщин»

Вместо портретов руководителей партии и правительства «над кроватями солдат висят вырезки полуголых женщин». Незадолго до ввода танков в Прагу советский генерал предупреждал руководство о неблагонадежности чехословацких товарищей. Десять лет назад, аккурат к августу, вышла книга А. Майорова «Вторжение. Чехословакия, 1968. Свидетельства командарма». Нельзя сказать, чтобы она вызвала какой-то особенный резонанс в обществе. Как говорится, известна узкому кругу специалистов. При этом до сих пор оставаясь единственным в своем роде свидетельством вторжения 68-го года со стороны вторгшихся.

Дело, может быть, в том, что автор литературной записи В. Ведрашко так литературно записал воспоминания отставного советского генерала, что они по большей части стали напоминать говор какого-нибудь бывшего партчиновника. Генерал же, будучи самых честных правил, взял да и включил в книгу солидный блок документов — собственные донесения «наверх». В них-то как раз и вся прелесть.

В 1968 г. генерал-лейтенант Александр Майоров командовал 38-й армией Прикарпатского военного округа (ПрикВО), которая в августе войдет в Чехословакию. По его свидетельству, 12 апреля 1968 г. в штабе округа во Львове его ознакомили с «картой-приказом на вторжение советских войск в ЧССР». И поставили задачу «подготовить армию к вторжению в Чехословакию с целью подавления, а при необходимости — и уничтожения контрреволюции». Явно с этой целью в июне 68-го на территории ЧССР было проведено учение армий стран Варшавского договора «Шумава».

Из донесений командарма-38

А. Майорова командующему ПрикВО В. Бисярину (июнь-июль 1968 г.):

«24 июня 1968 года в 16.00 группа воинов-танкистов в количестве 30 человек во главе с начальником политотдела полковником Черкасовым А.А. и начальником отделения пропаганды и агитации политотдела армии подполковником Кыдымаевым посетила танковый полк ЧНА Оломоуцкого гарнизона.

…В расположении городка, штаба и жилых помещений нет портретов руководителей партии и правительства, лозунгов и плакатов об укреплении советско-чехословацкой дружбы и боевом содружестве армий социалистических стран. Вместо них на стенах помещений, в классах и кабинетах вывешены цветные репродукции с картин художников XIV—XIX веков.

<…> В полку связи во всех ленкомнатах и коридорах нет никакой наглядной агитации, имеется только два лозунга «Да здравствует советско-чехословацкая дружба!», сделанные перед нашим приездом. В то же время в казармах, над кроватями солдат висят вырезки полуголых женщин из иллюстрированных журналов. По заявлению командира полка связи, несмотря на то, что полк находится в непосредственном подчинении Министерства обороны ЧССР, с января месяца не получал никаких приказов и указаний не получал, и руководство полка действует по своей инициативе.

<…> Во время встреч многие офицеры ЧНА высказывают недовольство тем, что очень мало контактов и взаимных посещений между военнослужащими ЧНА и СССР. Один старый офицер сетовал на то, что его дочь, переписываясь с советской подругой в течение двух лет, не может получить визу на въезд в СССР и поэтому он вынужден отправлять ее на каникулы в Югославию. Во время посещения военно-ремонтного завода инженерной техники руководители завода – офицеры задавали вопросы такого характера: «В чем заключаются ошибки Хрущева?», «О культе Сталина», «О целях и сущности советской экономической реформы».

<…> Во время многочисленных встреч отмечается некоторая настороженность, пассивность и безразличие к советским людям. Не наблюдается прежней теплоты и пафоса дружбы. Некоторые чехословацкие рабочие даже отказывались фотографироваться с советскими воинами, что в прошлые годы никогда не наблюдалось.

<…> Вместе с тем поступают данные о проявлениях фактов недружелюбности по отношению к советским воинам со стороны отдельных военнослужащих ЧНА. Личный состав 6 мср (мотострелковой роты. – Прим. ред.) 24.6.68 г., находясь на полигоне, слышал выкрики с проходящей машины воинов ЧНА: «Земляки, убирайтесь отсюда».

<…> Отдельные руководители высказывают недовольство изделиями советских предприятий, одновременно восхваляют оборудование заводов западноевропейских стран. При осмотре завода «Новая Гута» всячески превозносилась техника металлургических заводов ФРГ, США и выражалась неудовлетворенность подобным оборудованием на череповецком и других комбинатах СССР.

<…> В армии принижена партийно-политическая и идеологическая работа. Так, прикрываясь лозунгом «демократизации», солдаты 33 танкового полка вынесли решение проводить вместо двух одно политзанятие в неделю. На будущий год программа политзанятий сокращается на 34 часа, а марксистско-ленинская подготовка – на 10 часов».

Из донесений командарма-38 (август 1968 г.):

«Политическая обстановка в Словакии и Северо-Восточной Моравии по-прежнему остается сложной, неустойчивой и противоречивой. В подавляющем большинстве крупных городов правые силы, прежде всего в лице руководства областных и районных комитетов партии, а также представителей творческой интеллигенции и работников информации, стараются удержать свои позиции. Правые, подогревая национальные чувства недоброжелательности, которые вызваны вводом союзных войск на территорию ЧССР, стремятся сохранить за собой руководство массами на местах.

В целом, проводя гибкую политику к политическому и военному руководству ЧССР, считаю целесообразным предложить в ближайшее время в каждой области провести изоляцию (арест) наиболее активных контрреволюционеров из числа руководящего состава. Не сделав этого, будет очень сложно и длительно вести процесс оздоровления широких слоев населения, ибо рядовой рабочий, колхозник, интеллигент на местах видят, что, как и до 21 августа, у руководства в центре стоят те же руководители, а поэтому трудно от них ожидать изменения политики и проведения конкретных мероприятий».

Александр Меленберг, Новая газета

Читайте также: