«Крёстный отец» Одессы возвращается?

Телеэпопея «Ликвидация» показала нам, где была криминальная столица СССР. Какие нравы были у одесского ворья, и как с ним боролась советская власть. Оказывается, не все одесские воротилы теневого рынка вымерли, остались еще и реликтовые экземпляры.
Один из таких реликтов снова подбирается к нашим границам.

В конце прошлого века имя Марата Балагулы было известно всем правоохранителям США. Он был в одном списке с международными преступниками — Вячеславом Иваньковым (Япончиком) и Ефимом Ласкиным. Прокурорам удалось осудить его на 24 года тюрьмы за крупные финансовые махинации, но затем американская Фемида смилостивилась, и скостила срок до 15 лет. Четыре года о нем не было ни слуху, ни духу, а затем он неожиданно объявился в Москве.

В Москве его ждал старый закадычный товарищ Ефим Нежинский. В Москве он ведет себя «тиши травы». Передвигается по российской столице без охраны, стараясь ничем не привлекать внимания. Узнать его сложно, он осунулся и заметно постарел. Но при этом сохранил бодрость и подвижность, и для своих 65 лет весьма активен. Время проводит стандартно, так же как и в свое время на Брайтоне.

Приятели принимают нужных людей в офисе Нежинского, а потом компания отбывает ужинать в грузинский ресторан. Как и прежде, никакой показной роскоши, лишь печатка с бриллиантом и золотой браслет. Не расстается он и со своим вечным атрибутом — старым затертым кейсом, которму уже более 30 лет. Марат Яковлевич считает, что он приносит ему удачу в финансовых делах. Балагула с Нежинским партнерствуют более 35 лет.

Им принадлежал в Нью-Йорке на Брайтон-Бич ресторан «Одесса», в котором пел Вилли Токарев и выступали все звезды советской эстрады. Привечая гостей из России, Ефим предусмотрительно заводил полезные знакомства, одаривая их дефицитными в СССР дубленками и видеомагнитофонами. Именно так он сдружился с Иосифом Кобзоном. Знаменитого певца представили Марату, очень авторитетному человеку в эмигрантской среде.

Подручный Агронома

Балагула, приехав в Нью-Йорк, поначалу был подмастерьем у первого «хозяина» Брайтон-Бич — «вора в законе» Евсея Агронома, жестокость которого не знала предела. В 1985-м его расстреляли на улице, а дела перешли Балагуле. Молва связала эти два события. Но Марат категорически отрицал причастность к убийству Агронома.

Американские газеты писали, что новый авторитет крышевал на Брайтоне магазины, аптеки, забегаловки, лишал заработка непослушных, но не злодействовал, как Евсей. К тому же он вел себя как спаситель еврейской общины, помогая бывшим соотечественникам обустраиваться на чужбине. Многие молились на него, сравнивая с Робин Гудом.

Предприимчивый Марат постепенно подчинил себе торговлю бензином в Нью-Йорке. Он владел несколькими десятками заправочных станций и контролировал топливные терминалы. Бензин был некачественный и от него быстро летели карбюраторы. Но обитатели Брайтона исправно заправлялись на бензоколонках Марата, чтобы не попасть в немилость. Торгуя контрабандным горючим, приобретая его через фирмы-однодневки и экономя на акцизах, он скопил приличный капитал. Крышевала бизнес Марата итальянская мафиозная семья Лючезе.

Новые времена — новые горизонты

Балагула мечтал поучаствовать в приватизации советской экономики и наверняка бы стал алюминиевым или никелевым королем, но спалился на мелочевке. На бензозаправке в районе Кони-Айленда он познакомился с итальянцем по фамилии Фазано. Тот предложил Марату навариться на поддельных кредитках. Марат переадресовал его к брату телохранителя — Бориса Найфельда, того самого, который позже сотрудничал с Отари Квантришвили. Фазано попался в руки полиции совсем по другому делу, но, отмазываясь, заложил бензинового короля. Не хватало мелочи — доказательств причастности Марата к афере с кредитками. Фазано удалось записать на диктофон разговоры с ним, пленки фигурировали в суде.

Дело приняло серьезный оборот. Не дожидаясь приговора, Балагула бежал из США в Африку. Там его ждал верный друг Фима Нежинский. Пресса писала, что Балагула с друзьями наладил контрабанду алмазов из Сьерра-Леоне в Таиланд, обменивал их на высокоочищенный героин. А наркотик вывозил в Европу.

В руки полиции Марат попался в 1989 году в аэропорту Франкфурта. После депортации в США его сначала осудили на восемь лет за аферы с кредитками, а в ноябре 1993 года добавили до 24 лет за неуплату налогов при бензиновых сделках.
Отсидев лучшие годы в федеральной тюрьме «Бастроп», Балагула не утратил оптимизма. Нынче он затевает с Фимой Нежинским очень крупное дело и надеется не один раз набить купюрами под завязку свой счастливый старенький кейс.

Из первых уст

Томясь в тюрьме «Бастроп», Марат Балагула писал мемуары, в которых он жаловался на несправедливость властей США.
«Обо мне говорили много неправды, и моя репутация была безнадежно испорчена. Я не монстр, которым меня сделали злобной ложью. Писали, что я на бензине наварил $8 млрд. Это значит, что мы воровали в день по $42 млн. в день. Для этого нужно продавать 1,2 млрд. галлонов бензина в месяц.

Это 50 больших пароходов по 50 тысяч тонн, получается, что в год мы воровали 15 млрд. галлонов. По всей Америке за год продают около 30 млрд. галлонов. Последние полтора года я получал $250 тыс. в год, уплатил на $2,5 млн. Да, я покупал бензин у людей, которые воровали налоги. Вся Америка это делает. Это преступление тянет на 1-2 года тюрьмы. Те, кто не платил налоги, — на свободе, а меня сделали «паровозом».

Одесса манит

Марат Балагула по прежнему интересуется Одессой. Большинство его встреч связаны с строительными проектами на Черноморском побережье. После начала строительного кризиса он несколько поубавил аппетиты. Теперь его больше интересует строительство супермаркетов, торговых центров и туристических объектов. Подбирается Балагула и к знаменитым одесским рынкам. Естественно в Одессе его особо не ждут. Нынешним хозяевам черноморской Пальмиры не до Балагулы, но опираясь на свои давние связи и контакты вполне возможно, что Марату Яковлевичу удастся потеснить нынешних хозяев Одессы.

Первые встречи на эту тему он уже провел и заручился поддержкой весьма влиятельных в политике и бизнесе персон. Некоторым из них очень даже выгодна подобная встряска. Так мэру Одессу Эдуарду Гурвицу очень хотелось бы пощипать нервы нынешним рыночным королям. Он давно борется со знаменитым рынком «7-ой километр». Площадь рынка составляет 68 га, а общее число торгующих — 60 тыс. человек. Так Одесский городской совет подал в суд на ООО «Промтоварный рынок» (рынок «7-ой километр») с требованием выплатить в городской бюджет 498 млн грн.

Гурвиц предоставил хозяйственному суду области договор, согласно которому с 1988 года рынок на седьмом километре Овидиопольской трассы должен был выплачивать в бюджет 25% своих доходов, хотя ни разу этого не сделал. Истец утверждает, что с момента создания рынка по настоящее время «не состоялось ни одного перечисления денежных средств». В своем иске городской совет Одессы просит суд обязать ООО «Промтоварный рынок» выплатить 0,5 млрд грн в городской бюджет, называя эту сумму четвертью дохода от деятельности рынка.

Впрочем, в том же заявлении истец просит назначить судебную бухгалтерскую экспертизу финансовой и хозяйственной деятельности ответчика «для определения дохода от деятельности «Промтоварного рынка». Генеральный директор ООО «Промтоварный рынок» Виктор Добрянский заявил, что «Иск ничем не обоснован — это все рейдерская атака в чистом виде — у меня хотят забрать рынок». Сейчас к этому может подключиться и Марат Яковлевич Балагула. Он то будет поэффективней, чем Эдуард Гурвиц и слепоглухонемая одесская богиня правосудия.

Справка

Марат Балагула родился 8 сентября 1943 года в семье военного. После окончания Великой Отечественной войны переехал с родителями в Одессу. Его первая запись в трудовой книжке — мясник продуктового магазина. На преступный путь вступил, работая буфетчиком на круизном теплоходе «Иван Франко»: стал курьером для перевозки контрабанды. Ходили слухи о его причастности к вывозу «золота партии». Имел крупнейший кооперативный магазин в Крыму. Эмигрировал в США в конце 70-х годов.

Виктор Штурм, Обозреватель

Читайте также: