Бриллиант и червонец

85 лет назад рубль стал самой дорогой европейской валютой. Хотя еще за пару лет до того он не стоил ничего. Но советская финансовая реформа 1922–24 гг. не зря в мире признана одной из самых эффективных. Ее «мотором» был тогдашний народный комиссар финансов СССР Григорий Сокольников.

Радость бониста

Самая точная иллюстрация финансовых отношений эпохи Гражданской войны — в фильме «Свадьба в Малиновке». Папандопуло достает жменю мятых бумажек — его, папандопуловы, деньги: «Бери, я себе еще нарисую!»

…Золотой запас Российской империи в 1914 г. уступал лишь США и Франции. Соответственно, и царский рубль стоял крепко — позже народ по инерции еще долго хранил «романовки». Но Россия влезла в самоубийственную Первую мировую войну, и финансы затрещали. После февраля 1917-го появились «керенки» — выбираясь из финансовой пропасти, Временное правительство шлепало их столько, что в обращение купюры поступали листами, неразрезанные. После Октября — вообще распад державы, Гражданская война.

Тогда и расцвели на одной шестой части суши диковинные расчетные средства, сегодня составляющие усладу бониста — собирателя исторических дензнаков. Рубли деникинские, колчаковские, донские «колокольчики», архангельские «моржи» — в стране обращалось более 2200 денежных суррогатов. Их печатали не из тщеславия. Реальных общегосударственных денег не было, и каждая власть оказывалась перед необходимостью хоть на «своей» территории как-то обеспечить возможность покупать-продавать. Историки смакуют курьезы.

В Ейске свои мелкие купюры запустили в оборот два брата, владельцы парикмахерской (видимо, на сдачу; обеспечение — гарантия дальнейших услуг; но мелочи никакой не было, прижилась и эта). В местечке Дунаевцы использовались бумажки за подписью местного раввина. В красном Якутске наркомфин Семенов случайно обнаружил запас винных этикеток. Он ставил на них печать, расписывался, от руки писал достоинство: «мадера» — 1 рубль, «кагор» — трешка, «херес» — 10 руб.

При этом будем помнить: разрушенные финансы — не просто неудобство. Отчего разгорались «зеленые» крестьянские восстания? Да, боевой народный ответ на красные продразверстки и белые реквизиции. Но красные и белые — что, такие дураки, не понимали, как среагирует село, когда придут забирать хлеб силой? Только ведь купить этот хлеб никакая власть не могла — деньги ничего не стоили. А армии кормить надо…

Большевики для расчетов использовали «керенки». Несколько раз пробовали выпускать свои деньги. При этом кое-кто из красных вождей вообще допускал: в близком коммунистическом завтра деньги в принципе отомрут.
К счастью для советской власти, считали так не все.

Твердый камень

Реформу 1922-24 гг. именуют «сокольниковской», но учтем — не он один… Каценеленбаум, Тарновский, Кутлер, Юровский, Струмилин — работал мозговой центр из лучших тогдашних финансистов, экономистов. Но Сокольников, во-первых, собрал их (и прикрывал своим авторитетом). Во-вторых, понимал, о чем говорят профессионалы. В-третьих, приняв решение, проводил его в жизнь железной рукой…

Его настоящая фамилия — Бриллиант. Так и тянет обыграть. Бриллиант — камень твердый, и Сокольников, если что (в ту же Гражданскую войну) мог быть жестким, даже жестоким. Но жестоких тогда было много, а вот умных… Образованный, знавший шесть языков, Сокольников был именно умным.

Борис Бажанов, бежавший на Запад секретарь Сталина, отмечает в записках: Сокольникову что ни поручали — справлялся. Есть люди с врожденным талантом организатора, менеджера. В любом деле они способны сходу схватить суть проблемы, быстро подобрать команду профи, выбрать нужное решение… Бледный, с тихим голосом, холодновато-надменный Сокольников был именно таким.

В 1921-м его направили в Наркомфин РСФСР (сначала замнаркома). Как раз провозгласили НЭП, и стояла задача оздоровить финансы.

Время квадриллионов

Чтобы оценить результат реформы, надо сравнить, что было до нее и что после. «До»… Денежная единица — «совзнак», скорее по привычке именуемый рублем. Зарплаты в миллионах, цены тоже — причем месячного заработка рабочего реально хватает дня на три. Жить так невозможно.

Выходом стал «военный коммунизм» с его системой пайков и распределений. Но ясно уже, что это — безумие, плодящее вдобавок коррупцию, спекуляцию. Реально народ выживает за счет натурального обмена и вообще непонятно чего. Голод. Крестьянская война вроде бы задушена карательными операциями, но сытнее не стало, и волнения на заводах — обычное дело. Государственный бюджет исчисляется в квадриллионах, это даже у Ленина вызывает смех. И так далее…

«Мозговой центр» Сокольникова проводил совещания. Всем ясно — нужна реформа. Но какая? Дискуссия шла по трем принципиальным моментам. Первый — сроки (действовать быстро, не оглядываясь на ошибки, подстегнув финансовыми преобразованиями общий подъем народного хозяйства — или растянуть лет на шесть, сообразуясь с этим подъемом). Второй — нужна ли новая валюта или следует лишь сократить эмиссию нынешней. Третий — если валюта новая, какой ей быть: бумажные деньги? золотые монеты? и то и другое?

Шаги реформы

Время, однако, торопило, и Сокольников был вынужден начать действовать. 3 ноября 1921 г. — Указ Совнаркома объявлял, что в стране скоро появится новый рубль. Все имеющиеся в стране дензнаки изымаются из обращения и обмениваются на него по курсу 1:10 000. Цель этого шага — унификация денег и деноминация: был миллион — стало 100 рублей. Дальше (октябрь 1922-го) — новая деноминация: курс 1:100. Миллион — уже рубль.

Но жизнь есть жизнь: надо было платить зарплаты, кроме того, Поволжье умирало от голода… Замедлить печатный станок не получалось. При этом и о будущем следовало думать. И вот с лета 1922 г. в СССР появляется новая, параллельная валюта — червонец. В отличие от совзнаков он был реально обеспечен золотом (оно имелось — ведь большую часть царского золотого запаса у Колчака отбили, и вообще кое-что в заначке имелось).

Из введения червонца ничего хорошего поначалу не вышло. Он сперва был как доллар в России сегодня — не расчетное средство (в магазине на червонец ничего не купишь, нужны совзнаки). Возникали проблемы — как червонцы менять, черный курс… Историк М. Глезер приводит пример: в Новороссийске грузчики получили зарплату — на 10 человек 25 червонцев одной купюрой. Ходили, ходили — и в конце концов просто купили на все деньги поддачи. Но время шло: голод заканчивался, НЭП уже начинал раскручивать экономику. Кроме крупных купюр появились червонцы помельче, червонцы — золотые монеты… Новая валюта становилась авторитетным — и действующим! — денежным средством.

И вот в марте 1924 г. выпуск совзнаков был прекращен и начался их обмен на рубли нового образца (червонцы) из расчета 1: 50 тыс. совзнаков.

За границей первой среагировала Нью-Йоркская биржа. 7 марта 1924 г. за советский червонец тут давать 5 долларов 20 центов — больше, чем за любую европейскую валюту.

…Конечно, деньги — лишь один из показателей экономики. И вообще надо смотреть: что и в каких обстоятельствах лучше — «твердые» деньги или мягкие. Недавние соратники злились на Сокольникова, звали «наркомфиновским диктатором»: каждый сейчас отвечал за свой участок, каждому позарез нужны были дополнительные средства, а Сокольников, истинный министр финансов, отрезал: «Не дам!» Требовал зарабатывать самим, эмиссию именовал «опиумом для народного хозяйства». Но худо-бедно советский рубль оставался одной из сильнейших валют в мире до конца 1920-х, пока не начались экономические сталинские «большие рывки».

Удар парашей

Обстоятельства смерти Сокольникова уже в наши дни выяснил историк-«мемориалец» Никита Петров. «АН» он рассказал вот что.
На процессе «Параллельного антисоветского троцкистского центра» Сокольникову дали десять лет (Сталин как бы демонстрировал: не всех расстреливаем!). Но сокамерникам в Тобольской тюрьме Сокольников говорил, что дело дутое, рассказывал, как выбивались показания. Дошло до Сталина. В Тобольск выехали два сотрудника НКВД СССР — Кубаткин и Шарок. Они привезли с собой отобранного для «спецзадания» заключенного «Котова» (бывший чекист Лобов).

Из отчета «Котова»: в камере «вызывающий тон Сокольникова побудил во мне злобу. Я назвал его фашистским наймитом. Сокольников встал и с угрожающим видом начал приближаться. Я схватил парашу и ударом по голове отстранил его». Впрочем, Никита Петров допускает: это лишь оправдание на всякий случай. скорее, просто придушили.

Дочерям Сокольникова место его захоронения не раскрывают до сих пор. Вероятнее всего — тюремный двор.

Сталина сейчас именуют «эффективным менеджером». Хорошо быть таковым, когда прочих — подлинных! — эффективных менеджеров по твоему приказу забивают парашей по голове.

Справка

Сокольников Григорий Яковлевич, 1888-1939 (наст. Бриллиант Гирш Янкелевич). Участник революции 1905-1907 годов. Большевик. Бежал с сибирского «вечного поселения» за границу. Закончил Сорбонну. После Февральской революции — в России. Активный деятель Октября. В 1918 г. именно Сокольников подписал Брестский мир. В Гражданскую войну — член Реввоенсовета ряда армий, командующий Туркестанским фронтом. В 1922- 1926 гг. — нарком финансов (сначала РСФСР, потом СССР).

Сокольников был абсолютно предан большевистской идее, при этом постоянно демонстрировал прагматизм хозяйственника и человеческую независимость — что привело его сначала в ряды оппозиции (1927), потом «правого уклона» (1928). Однако он покаялся и в дальнейшем занимал видные (хотя уже и не столь влиятельные) посты. В 1937-м — один из подсудимых на «большом» московском процессе «Параллельного антисоветского троцкистского центра». Приговорен к 10 годам заключения. Убит в тюрьме.

Сергей Нехамкин, Аргументы недели 

Читайте также: