Европейская коррупция: два подхода

На днях в Великобритании произошло знаковое событие — подал в отставку спикер палаты общин Майкл Мартин. Эта отставка спикера первая с 1707 года, когда сэр Джон Тревор был пойман на получении взятки. Спикер Мартин взяток не брал, но не выдержал обвинений в том, что закрывал глаза на растрату казённых денег другими членами парламента.

Все прежние спикеры палаты общин Соединённого Королевства, даже если за спиной о них что-то и говорилось, заканчивали свои сроки исключительно мирно. Например, как в Италии.

Ещё в 1994 году тогдашний премьер-министр Италии Сильвио Берлускони получил шесть повесток из прокуратуры в связи с обвинениями в коррупции, а в 1999—2000 годах несколько раз представал перед судом по обвинению в неуплате налогов и даче взятки, но был, разумеется, оправдан. В 2006 году прокуратура опять передала в суд материалы, обвиняющие Берлускони и его адвоката Дэвида Миллза (по случайному совпадению — британца!) в создании механизма по уклонению от налогов. Специалист по офшорным компаниям Миллз получил от премьера Италии взятку в 600 тыс. долларов за сокрытие информации об уклонении от уплаты налогов компании Берлускони Fininvest, а признательные показания адвоката на суде помогли премьеру избежать коррупционного скандала.
 
Правда, вместе с не совсем неподкупным британским адвокатом премьеру помог и действующий в Италии закон о неприкосновенности первых лиц государства — президента, премьера и двух спикеров палат парламента. И хотя занимающийся делом Берлускони прокурор Фабио де Паскаль оспаривает закон о неприкосновенности в Конституционном суде Италии, а в постановлении миланского суда, приговорившего в феврале 2009 года Дэвида Миллза к 4,5 годам лишения свободы по обвинению в коррупции, сказано, что он уличён в лжесвидетельстве с целью «позволить Сильвио Берлускони и группе Fininvest остаться безнаказанными или как минимум сохранить доходы, полученные путём незаконных финансовых операций», общественное положение самого богатого политического лидера Италии пока что никак не изменилось. При этом из-за особенностей итальянской судебной системы — закона о давности уголовного преследования и длительных сроков рассмотрения апелляционных жалоб — Миллз, скорее всего, тоже не будет отбывать наказание в тюрьме. Кстати, британского адвоката и итальянского премьера связывает с последними событиями в Соединённом Королевстве ещё и то обстоятельство, что Дэвид Миллз — муж министра культуры Великобритании Тессы Джоуэлл.

В английском же обществе ущерб от громкого коррупционного скандала огромен. Правда, этот скандал не первый — в 2006 году впервые в истории Англии премьер-министр Тони Блэр был допрошен как свидетель по делу о коррупционной раздаче мест в палате лордов. Блэр рассказал представителю Скотланд-Ярда о механизме назначения наследственных пэров, которым руководил лично он. Расследование скандала было начато, когда выяснилось, что четыре кандидата в депутаты верхней палаты британского парламента внесли крупные суммы в фонд Лейбористской партии, так как планировали стать лордами за деньги. А поскольку эти суммы не были задекларированы, это для Англии признак тяжкого финансово-коррупционного преступления.

Но тогдашний скандал — мелочь по сравнению с нынешней историей, в которой оказались замешаны все парламентарии, независимо от партийной принадлежности. Но даже не это повергло избирателей в шок, а то, что сама система компенсации финансовых расходов позволяла британским парламентариям и политикам воровать деньги налогоплательщиков.

По данным газеты Daily Telegraph, опубликовавшей данные о массовых финансовых махинациях депутатов парламента и членов правительства, многие члены парламента просто присваивали государственные деньги, которые ежегодно выделялись на расходы, связанные с их профессиональной деятельностью, например на проживание в Лондоне, на содержание секретарей, на почтовые, транспортные расходы и прочее. Парадокс в том, что, кроме откровенных подлогов, большинство этих выплат были формально вполне законны и одобрены специальным комитетом, но содержание платёжных документов никто не проверял, так что это оказалось скорее вопросом морали, а не только финансовой дисциплины.

Премьер Гордон Браун, возмущённый масштабами того, как некоторые парламентарии возмещали расходы за счёт государства, пообещал снять всех злоупотреблявших. Было откровенное жлобство, когда бывший заместитель премьера Джон Прескот представил на оплату счета на два сиденья для унитаза, а консерватор сэр Майкл Спицер был пойман за руку со счётом за люстру. Другие парламентарии требовали покрыть из бюджета расходы на домработниц, покупку корма для собак, работы по уходу за бассейном, благоустройство приусадебных участков и другие личные траты.

Имели место и случаи откровенного подлога — заместитель министра сельского хозяйства лейборист Эллиот Морли продолжал получать из кассы парламента деньги на оплату ипотечного кредита, закончившегося полтора года назад.

Теперь попавшиеся слуги народа начали возвращать налогоплательщикам их деньги. Министр правительства Хейзел Блейр возвратила 13 тыс. фунтов, которые ей следовало уплатить в качестве налога после продажи своей квартиры. Лейборист Эндрю Джордж, предъявлявший к оплате счета за квартиру своей дочери, выплатит 20 тыс. фунтов. Начались первые отставки: с поста советника лидера тори Дэвида Камерона ушёл депутат Эндрю Маккей. Пользуясь тем, что не проживающие в Лондоне депутаты имеют право на компенсацию расходов по ипотеке, Маккей с женой, тоже членом парламента, получали компенсацию на покупку в столице двух домов.

Поскольку в скандале, который уже назван «самым мрачным днём британского парламента», замешаны как лейбористы, так и консерваторы, оба лидера партий пошли на крайние меры. Премьер-министр Гордон Браун принёс извинения в связи с поведением депутатов-лейбористов и распорядился создать специальную комиссию для проверки обоснованности бюджетных расходов на содержание членов парламента за последние четыре года. Дэвид Камерон извинился, потребовал возвратить налогоплательщикам тысячи «безнравственно присвоенных» фунтов и тоже образовал комиссию консерваторов, которая рассмотрит депутатские декларации о возмещении служебных трат и заставит вернуть деньги за расходы, которые сочтёт излишними. И Браун, и Камерон уловили настроение английского общества, а оно «очень тяжёлое», признал один из старейших британских парламентариев — лейборист лорд Стилл. «Народ очень раздражён. Боюсь, что это надолго. Вернуть доверие избирателей будет очень непросто».

Поведение народных избранников вызвало у англичан не столько разочарование, сколько откровенную злобу. Особое возмущение вызывает то, что «пировали» депутаты и во время чумы, то есть кризиса. Авторитет политиков упал до самого низкого уровня за всю историю опросов общественного мнения — лейбористов поддерживает 23%, а консерваторов — 45% опрошенных. Если тори удастся сохранить такой уровень поддержки до лета 2010 года, когда состоятся выборы в парламент, они победят.

«Для лейбористов всё кончено. 7 из 10 опрошенных считают, что Гордон Браун не справляется с работой премьер-министра, а 6 из 10 полагают, что он совершенно потерял авторитет. Пока он остаётся на посту лидера партии, кандидатам Лейбористской партии нечем воодушевить потенциальных избирателей», — отмечает Times.

Но в смятении сторонники всех партий. «Случившееся — это кризис не личностей и не партий, под угрозой вся политическая система Великобритании, под угрозой моральное право партий на руководство страной. Парламент потерпел крах, правительство парализовано, взаимные обвинения и отставки из-за злоупотребления средствами налогоплательщиков теми, кто избран, чтобы им служить, делают настроение в Вестминстере близким к истерике», — считает заднескамеечник Джон Манн. Конституционный эксперт профессор Вернон Богданов называет ситуацию «беспрецедентным конституционным кризисом». В политике всегда случались скандалы, со времён «дела Профьюмо», но раньше избиратели знали, какую партию обвинить, чтобы выпустить пар. Теперь этот предохранительный клапан не действует, говорит Рут Фокс из Society Hansard.

Неудивительно, что накануне выборов в Европарламент рейтинги двух ведущих партий Великобритании неумолимо падают. Кстати, Великобритания второй из стран «Большой восьмёрки» после Франции ратифицировала Конвенцию ООН по борьбе с коррупцией. Однако ещё в 2005 году Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе критиковала Великобританию за серьёзные недостатки в борьбе с коррупцией. В докладе рабочей группы ОБСЕ отмечалось, что в стране не вынесено ни одного приговора по коррупционным делам.

Но отставка спикера палаты общин позволяет надеяться, что британцы всё-таки не будут терпеть коррупцию по-итальянски.

Елена Коваленко, Частный корреспондент

 

Читайте также: