«Служил из одной чести». Первый создатель боевых ракет был родом из малороссийских дворян

Выдающийся изобретатель генерал-лейтенант Александр Дмитриевич Засядко родился 27 мая 1779 года (230 лет назад) в деревне Лютенке Гадячского уезда Полтавской губернии. В послужном списке о его происхождении записано: «Из малороссийских дворян». Пятнадцать лет Засядко не покидал полей сражений. «Исходил Северную и Южную Италию, Ионические острова, Турцию до Балкан, Пруссию, Германию и Францию». Награда за подвиги – высочайшие благоволения, шесть орденов и слава храброго офицера.

…В 10 лет он был отдан в артиллерийский и инженерный шляхетский кадетский корпус. Где проявил себя всесторонне одаренным учеником. В 1797 г. успешно окончил корпус, был выпущен подпоручиком артиллерии и сделал впоследствии блестящую военную карьеру.

По окончании учебы Засядко был назначен в 10-й батальон, дислоцировавшийся в Херсонской губернии. В составе войск А. В. Суворова его часть принимала участие в Итальянском походе, взяла крепость Мантуя, где молодой офицер-артиллерист получил боевое крещение. Позднее за храбрость и примерную распорядительность при защите крепости Костельново он был удостоен первого ордена – Св. Георгия IV степени. Участник Русско-турецкой войны 1806–1812 гг., Засядко начал ее капитаном, а закончил подполковником. За отличие при овладении Разградом получил за храбрость золотую шпагу.

К началу Отечественной войны 1812 г. он уже командовал 15-й артиллерийской бригадой. Во время войны отличился в боях при Городечне, под Бобруйском. За мужество, проявленное в Заграничном походе при взятии крепости Торн (1813 г.), был произведен в полковники и награжден прусским орденом. Пятнадцать лет Засядко не покидал полей сражений. «Исходил Северную и Южную Италию, Ионические острова, Турцию до Балкан, Пруссию, Германию и Францию». Награда за подвиги – высочайшие благоволения, шесть орденов и слава храброго офицера.

В 1815 г. Засядко по собственной инициативе начинает работы по созданию боевых, фугасных и зажигательных пороховых ракет. Новое дело требовало значительных средств, и Засядко продает имение под Одессой. Когда до Александра I дошел слух о подвижническом поступке изобретателя-артиллериста, он воскликнул: «Слава Богу, есть офицеры, которые служат из одной чести».

Работы продвигались успешно. К 1818 г. Засядко удалось решить задачу превращения осветительной ракеты в боевую фугасного и зажигательного действия, был сконструирован пусковой станок (деревянная тренога с железной трубой, вращавшейся в горизонтальной и вертикальной плоскостях), позволяющий вести залповый огонь (6 ракет), приспособления для наведения трубы в нужном направлении. Засядко успешно решил задачу по разработке ракет трех калибров: 2, 2,5 и 3 дюйма (51-, 64- и 102-мм).

Дальность полета 4-дюймовых ракет при угле возвышения в 55? достигала 2700 м, а дальность полета ракет малого калибра при угле возвышения в 40? не превышала 1600 м. Фугасная зажигательная ракета по конструкции изобретателя состояла из цилиндрической железной гильзы (набивалась ракетным составом), колпака с зажигательной смесью и деревянного хвоста.

После хороших результатов на испытаниях Засядко разработал тактику боевого применения. По окончании работ он составил подробные записки «О деле ракет зажигательных и рикошетных». Боевое ракетное оружие, созданное Засядко, было принято на вооружение русской армии в конце первой четверти XIX века. Его заслуги были отмечены присвоением чина генерал-майора (1818 г.) и назначением в 1820 г. начальником Петербургского арсенала, затем Охтинского порохового завода и пиротехнической лаборатории.

В июле 1820 г. Засядко возглавил Артиллерийское училище (будущая артиллерийская академия). Предстояло найти подходящие помещения, обустроить быт юнкеров, разработать программу обучения, организовать учебный процесс и службу войск. Уже в ноябре училище начало активно функционировать. Оно состояло из двух отделений: высшего – офицерского и низшего – юнкерского. В офицерском отделении полагалось иметь 48 офицеров: 24 подпоручика и 24 прапорщика, в юнкерском – 24 портупей-юнкера и 96 юнкеров и фейерверкеров. В училище принимались лица не моложе 14 и не старше 18 лет.

Для поступления нужно было выдержать экзамены, особенно серьезный был по математике. Нужна была специальная подготовка, поэтому возникли подготовительные пансионы, которые обычно содержали офицеры училища.

На следующий год после открытия училища под руководством Засядко началось строительство нового комплекса учебных, казарменных и других вспомогательных помещений (первоначальный был неудобным). Александр Дмитриевич лично общался с подрядчиками, просчитывал стоимость стройматериалов, благодаря чему удалось сэкономить значительные казенные средства, которые он попросил оставить в училище для покупки «лучших и полезнейших книг по всем отраслям знаний», устройства физического кабинета и других нужд по совершенствованию учебно-воспитательного процесса.

Боевая 100-мм ракета конструкции Засядко

Рабочий день Засядко начинал в 5 утра – обходил основные подразделения училища. Мог появиться неожиданно, в любую погоду и там, где его менее всего ждали. Это воспитывало у подчиненных чувство ответственности, дисциплинировало их. Требовательность управляющего сочеталась с уважительным отношением к людям. Уважения в обращении с юнкерами он требовал и от офицеров училища. Телесные наказания в училище были запрещены, одним из самых строгих взысканий являлось «занесение имени провинившегося на черную доску в столовой».

Не менее важной задачей стала разработка учебной программы и поиск «учителей с лучшими познаниями, способных и достойных». Курс дисциплин училища был объемен и сложен. В частности, история Древней Греции и Рима, русская история по Карамзину, история христианской церкви, география и статистика, иностранные языки (французский и немецкий). Особенно сложной была программа по математике и физике. В старшем юнкерском классе, кроме того, изучали аналитическую геометрию, полевую фортификацию, материальную часть русской артиллерии, артиллерийское черчение и топографию. К военному блоку дисциплин Засядко лично разработал «Записки истории артиллерии с древних до новейших времен».

Летом воспитанники офицерских и двух старших юнкерских классов вместе с личным составом Учебной артиллерийской бригады выходили в лагеря на Волково поле. Там изучалась лагерная служба, проводились занятия по топографической съемке, приобретались практические навыки по стрельбе из артиллерийских орудий и обращению с ними в различных видах боя. Для боевой стрельбы из орудий ежегодно отпускалось на каждого воспитанника обоих учебных заведений по шесть боевых выстрелов (две гранаты и четыре ядра) и, кроме того, на каждого воспитанника Учебной бригады отпускалось еще 12 холостых выстрелов.

Будущий высокий уровень и престижность Михайловской артиллерийской академии и училища были заложены именно Засядко. Требования к обучаемым были высоки. Так, например, из 90 юнкеров, переведенных в училище из юнкерских классов при гвардейских ротах, только 5 окончили полный курс. Остальные были либо произведены в офицеры и отправлены в пехоту, либо выпущены из училища нижними чинами. Для чтения лекций Засядко пригласил лучших преподавателей того времени.

В конце 1822 г. артиллерийское училище посетил император Александр I. «Найденный порядок», постановка учебного процесса, строевая выправка юнкеров произвели на него хорошее впечатление. За усердие по службе генерал Засядко был награжден орденом Св. Анны I степени и пожалован землей в Саратовской губернии.

Засядко не прекращал опытов с ракетами, работал над созданием «пороховой мельницы», которая предотвращала бы происходящие при производстве пороха взрывы, изобретал калибромер, по заказу великого князя Николая Павловича работал над моделью крепостного орудия, создавал машину для перемещения орудий большого калибра и так далее. В это время он успешно совмещал должность управляющего училищем с руководством Петербургским арсеналом, Охтинским пороховым заводом, наблюдением за созданием (1821 г.) и становлением Технической артиллерийской школы.

В период руководства училищем Засядко было сделано два первых выпуска офицеров, окончивших полный курс обучения: в январе 1825 г. (38 выпускников) и в январе 1826 г. (41 выпускник). Так было положено начало подготовке высококвалифицированных специалистов для отечественной артиллерии (в том же 1826 г. Засядко принимает активное участие в создании специального ракетного заведения на Волковом поле вблизи Петербурга, в 1827 г. – в формировании ракетной роты № 1, действиями которой руководил в 1828 г., будучи командующим осадной артиллерией).

В 1826 г. Засядко тяжело заболел и вынужден был на год отойти от дел (болезнь спровоцировала простуда, которую он получил, самоотверженно спасая имущество училища во время наводнения в ноябре 1824 г.). В 1827 г. была учреждена должность начальника штаба артиллерийского ведомства. Великий князь Михаил Павлович обратился к Засядко: «Александр Дмитриевич, мне нужен начальник штаба, и это ты». Ответ последовал незамедлительно: «Если изволите находить меня способным и достойным занять эту должность, то я буду служить и трудиться, пока не упаду».

В этой должности он принял участие в Русско-турецкой войне 1828–1829 гг., в ходе которой вместе с артиллерийскими орудиями в разрушении крепостей использовались боевые и зажигательные ракеты. Инициатором применения ракет под турецкой крепостью Браилов был генерал Засядко. Он лично инструктировал командиров рот и ставил им задачи по стрельбе зажигательными ракетами. 7 июня крепость Браилов капитулировала. Было взято 278 орудий, большой пороховой погреб и значительные запасы продовольствия. За умелое руководство артиллерией при взятии крепости Браилов Засядко был награжден алмазными знаками к ордену Св. Анны I степени и в 1829 г. произведен в чин генерал-лейтенанта.

После войны здоровье Александра Дмитриевича окончательно расстроилось. В прошении об отставке он писал, «что не хотел бы быть обузой для армии». После увольнения Засядко поселился под Харьковом. И здесь этот энергичный человек не мог сидеть без дела. Он начал заниматься разработкой предложений о необходимости духовенству «кроме наук, относящихся к этому званию, обучаться медицине», работал над проблемами нового торгового пути в Индию. А незадолго до кончины он отправился на Днепровские пороги, чтобы, собрав необходимые сведения, разработать проект приспособлений, облегчающих судоходство через них.

Умер Александр Дмитриевич 8 июня 1837 года и по завещанию был похоронен в Куряжском монастыре, что в 9 верстах от Харькова.

Святослав Кубалов, ВПК

Читайте также: