Богини разведки XX века. Часть 2

Среди российских богинь разведки Лиза Вологодская почти неизвестна, хотя в свое время писатель Николай Вирта посвятил ей пространный очерк. Многое из жизни Елизаветы Яковлевны использовалось в популярном фильме «Майор Вихрь». 

Лиза проработала в разведке всего 9 месяцев. Но их может хватить на несколько боевиков, в которых она была бы главной героиней.

В конце 1943 года Лиза окончила разведшколу, и ее направили в штаб Первого Украинского фронта. 25 апреля она в составе небольшой группы разведчиков вылетела в тыл врага. Летчик допустил ошибку, и парашютисты приземлились не в запланированном месте, а в 150 км от Кракова.

Лиза – «Комар», – не знавшая польского языка, сказалась немой. К ней привыкли, даже немцы не трогали ее. А она ходила повсюду, собирала информацию. Кстати был у нее и псевдоним «Омар», на случай ее ареста гитлеровцами. 7 мая в Центр ушла первая радиограмма. Информацию, которую доставили польские подпольщики и партизаны.

После ликвидации предателя Юзефа Лиза получила приказ – перебраться в другой район. 25 августа ей на помощь была выброшена группа разведчиков. К сожалению ее руководителя Е.Березняка схватили гитлеровцы. Через несколько дней ему удалось бежать к партизанам. Поток информации нарастал.

Однако произошел провал. Лизу арестовала контрразведка. Ей предложили сотрудничать с немцами, вести радиоигру с Центром. Лиза согласилась, и первая же ее радиограмма была подписана «Омар». В Центре поняли, что она арестована и начали дезинформационную радиоигру с немцами.

«Через пару дней общения с офицером Вартманом Лиза поняла, что этот человек понимает неизбежность поражения Германии и боится за свое будущее. И она приняла дерзкое решение – завербовать его. Начался удивительный поединок маленькой русской женщины, оказавшейся почти в безвыходной ситуации с видавшим виды хозяином положения, кавалером Железного Креста, правоверным нацистом».

Не сразу, но поединок выиграла Лиза. Вартман 24 сентября согласился сотрудничать.

Вартман дал партизанам письменную информацию о работе контрразведки, о пойманных советских разведчиках и местах их содержания.

Лиза готовилась к побегу, и Вартман фактически содействовал этому. Когда он и его начальник отправились куда-то в гости, Лиза, обманув сторожа, сбежала. Поляки помогли ей добраться до партизан, и она продолжала выполнять задания Центра.

После побега Лизы начальника контрразведки разжаловали в рядовые, и Вартман занял его место. Поток самой различной информации возрастал. В частности разведчики получили информацию о секретном приказе Гитлера заминировать Краков, уничтожить его. Удалось добыть чертежи оборонительных сооружений. Их описание Лиза радировала штабу фронта. Маршал Конев лично поблагодарил разведчицу за эту информацию. Вартман передал планы минирования Кракова. Немцы не успели выполнить приказ Гитлера, – город остался не взорванным. После освобождения Кракова план, полученный Вартманом использовали для разминирования города.

18 января 1945 года Лиза передала в штаб фронта последнюю радиограмму. Всего их было более трехсот. 25 января разведчики встретились с передовыми частями Первого Украинского фронта.

Легендарная разведчица возвратилась к своей обычной работе. До ухода на пенсию работала техником-смотрителем на Львовской железной дороге.

Игорь Дамаскин отнес Марию Захарченко к числу «богинь» наверное потому, что в годы Первой мировой войны она добровольно пошла на фронт в разведку гусарского полка. Ее страстью были лошади. Ее наградили Георгиевским крестом, когда после рейда в тыл немцев разведчики нарвались на засаду, – раненая Мария вынесла с поля боя всех своих товарищей. Второй Георгиевский крест получила в ноябре 1916 года. Она ночью провела разведчиков дивизии в тыл врага, пришлось вброд переходить реку и преодолевать болота. Немецкая рота была разгромлена. Мария участвовала в штыковом бою, поражая солдат своей отвагой.

Мария Владиславовна Лисова родилась 3 декабря 1893 года в Пензенской губернии. Ее родители – дворяне – владели небольшим имением.

Мария Захарченко

Мария окончила Смольный институт с золотой медалью. Еще год училась в Лозанне, но возвратилась на родину. Привела в порядок имение, создала небольшой образцовый конезавод. В 1913 году вышла замуж за капитана Михно.

Когда началась Первая мировая война тяжело контуженный муж умер, так и не увидев дочь, которая родилась спустя три дня. Мария, оставив малютку на попечение кормилицы, уехала в Петроград и добилась направления на фронт. Так она и стала разведчицей.

Осенью 1917 года Мария приехала в свое имение. Возвратившиеся с фронта солдаты разгромили соседнее помещичье имение. Мария организовала отряд из молодых офицеров, бывших фронтовиков и возглавила карательную экспедицию. Она не только участвовала в жестокой расправе с крестьянами, но и расстреливала руководителей, захвативших имение. С того дня вся жизнь Марии была посвящена борьбе с советской властью.

Вместе со вторым мужем – полковником Захарченко решили податься на юг – к Добровольческой армии. Для этого пришлось бы пересечь всю Россию, что было невозможно и супруги совершили поистине кругосветное путешествие: достигли Новороссийска, через Персию и Индию, Босфор. В армии Захарченко принял Кавказский полк, жена осталась при нем ординарцем.

Вся печальная эпопея Добровольческой армии вписалась в жизнь Марии: поход на Москву, успехи и поражения, Новороссийская катастрофа, Крым, непрерывные бои. Она с еще более жестокой, с дикой, бешенной злобой казнила пленных красноармейцев. Заслужила прозвище «Бешенная Мария».

В ноябре 1920 года раненная, больная Мария последним пароходом уплыла из Керчи в Константинополь. Далее пошла унылая жизнь в эмиграции, голод, холод, безденежье, а главное – полное отсутствие надежды на что-то.

Однажды видный руководитель монархистов Николай Марков пригласил Марию:

— У Монархического совета есть верный филиал в Москве. Это – Монархистская организация центральной России – МОЦР. Наша задача еще раз убедиться в надежности и возможности МОЦР и наладить постоянную связь.

Мария и штабс-капитан Георгий Радкевич, ставший ее гражданским мужем, после смерти Захарченко, отправились в Москву. В Финляндии их провели через границу в Россию, и они повсюду чувствовали себя свободно. Поехали под фамилией Шульц с полномочием самого генерала Кутепова возглавлявшего РОВС – Российский общевойсковой союз. У Марии начисто отказало чутье разведчицы – отныне, она невольно стала пособником чекистов, действовала по их воле.

Дзержинский с Менжинским провели хитроумную операцию «Трест». Создали в Москве якобы подпольную Монархическую организацию центральной России (МОЦР). Ее возглавили монархист Якушев, царский генерал Потапов и другие пользовавшиеся доверием в эмигрантских кругах. Якушев не раз выезжал за рубеж, встречался с руководителями белых эмигрантских организаций.

МОЦР позволял чекистам быть в курсе дела эмиграции, обезвреживать засланных диверсантов, предотвращать многие теракты.

В Москве Мария стремилась к активной жизни, к террору. Однако чекисты сумели ее, как говорится, заставить играть по своим нотам. Якобы безоблачное пребывание в России супругов Шульц (в деле «Треста» они именовались «Племянниками»), укрепило в эмиграции доверие к МОЦР, чего и добивались чекисты.

ЧК заманило в Россию известного английского шпиона Сиднея Рейли. Его провели по тому же маршруту, через «окно» в Финляндии. Чекисты устроили инсценировку, якобы Рейли погиб во время перестрелки, а в действительности его расстреляли. Потом беспрепятственное путешествие по России совершил депутат Думы Василий Шульгин, даже написал об этом книгу.

МОЦР продолжала свою активную деятельность, завоевывала все большее доверие. Но однажды Стауниц (он же Оппергут), назначенный заместителем МОЦРа по финансам прибежал к Марии:

— И я, и ты – орудие Якушева, а Якушев – чекист! Нам надо срочно бежать!

Добрались по испытанному маршруту до Финляндии, а затем и в Париж. В 1927 году «Трест» прекратил свое существование.

В отместку Кутепов отдал приказ развернуть террористическую деятельность и убивать как можно больше советских работников. В июле 1927 года Радкевич бросил бомбу в бюро пропусков ОГПУ и при бегстве был уничтожен.

Мария была преисполнена чувством мести. Вместе со Стауниц и группой диверсантов она тайком приехала в Москву, чтобы взорвать Лубянку. Им удалось захватить соседний дом, заминировать его. Но что-то им помешало, и взрыв не состоялся. Чекисты проследили террористов и всю группу уничтожили. Могила Марии неизвестна.

… Большая группа «богинь» работала на разведку генштаба Красной армии, хотя и были иностранками, все они – убежденные коммунистки, антифашистки. Так выдающейся разведчицей стала Китти Харрис. В начале она, если так можно сказать работала на Коминтерн, но очень скоро поняла, что служит разведке Советского Союза. Это не испугало ее, а наоборот, вдохновило. Ведь она теперь напрямую помогала первой в мире стране социализма.

Разведчику мало было добыть информацию, надо как возможно скорее доставить ее Центру. Некоторые информации были столь ценными, что их нельзя было доверять средствам связи, особенно когда речь шла о заполученных секретных документах. Такую информацию, как правило, доставляли связными. Китти Харрис и была выдающимся связником. Она побывала во Франции, Чехословакии, Дании, Швеции, Китае, США, Германии и ряде других стран. Каждый рейс был опаснейшим, ведь при задержании у нее могли обнаружить ценнейшие секретные документы. Китти обладала редкой выдержкой, а иногда ей просто везло. За время работы связником Китти 17 раз меняла фамилию и псевдонимы. Выручало и то, что она свободно владела четырьмя языками.

Китти ХаррисКитти родилась в Лондоне в семье выходца из России. Вскоре семья переехала в Канаду. Отец – сапожник не мог дать детям даже нормальное образование, и Китти, не окончив школу, в 13 лет пошла работать на табачную фабрику. Девушка взрослела и с годами начинала понимать несправедливость устройства существующего вокруг нее мира. Сказалось и влияние революции в России. Она увлеклась революционными идеями, стала работать в профсоюзах, вступила в компартию США.

В 1928-1929 годах по заданию Коминтерна Китти вместе с мужем Эрлом Браудером секретарем ЦК компартии США, поехала в Китай. Были опасные поездки в Шанхай и Гонконг, когда она перевозила деньги и документы для зарождающихся профсоюзов в юго-восточной Азии. При всех опасностях выручало ее редкое самообладание. В 1929 году Харрис возвратилась в Нью-Йорк, стала активисткой движения против расизма.

В 1931 году Китти стала работать на советскую разведку. Завербовала ее Маргарет Браудер, сестра Эрла Браудера. Отныне она стала связником.

Китти доверяли связь с выдающимися разведчиками, у которых она получала ценнейшую информацию. Так, ей много пришлось поработать с Антоном Васьвебером, который после прихода Гитлера к власти бежал в Скандинавию, и создал в странах бассейна Балтийского моря обширную агентурную сеть, она успешно действовала в Отечественную войну.

В Германии связник, образно говоря, переквалифицировалась, – она стала работать по линии научно-технической разведки, как сотрудник фирмы «Бамег». Ей удалось передать в Центр чертежи и описания многих секретных достижений в технике и обороне. В генштабе они получили самую высокую оценку. («Информация является ценной и поступает впервые»). Источник получил от Китти 35 тысяч марок, стоили эти сведения многие миллионы.

Произошло событие из разряда, которые нарочно не придумаешь. Китти стала свидетелем чудовищного зрелища, когда в огонь бросали тысячи книг, при этом присутствовал сам Геббельс. Он увидел в толпе Китти и воскликнул:

— Вот мать немецкого ребенка, которая расскажет ему об этом огне, и пусть он гордится тем, что она в эту ночь была среди нас, мои дорогие товарищи.

Китти несколько раз приезжала в Москву, где изучала особенности работы в нелегальных условиях. Под руководством знаменитого Рудольфа Абеля прошла курс подготовки по радио и фото делу.

После учебы Харрис направили в Париж. Затем в Лондон, где ее непосредственным руководителем стал замечательный разведчик Аркадий Дейч. Вначале Китти выступала в роли содержательницы конспиративной квартиры, на которой происходили встречи Дейча с его агентами из знаменитой «Кембриджской пятерки» – Кимом Филби, Дональдом Маклейном, Гаем Берджесом, Энтони Блантон, Джоном Кэрикроссом и другими. Китти была не только содержательницей квартиры, она выполняла и многие весьма рискованные задания.

Дональд Маклейн работал в Министерстве иностранных дел Англии и имел доступ ко многим секретным материалам. Пришлось специально прикрепить к нему Китти. Он ежедневно приносил многие документы, она фотографировала их, и после отправляла в Центр. В архиве разведки сохранились 45 ящиков информации Маклейна, которая была передана Китти, в каждом триста страниц информации!

Дональд и Китти полюбили друг друга. Их чувства были красивыми и взращенными общей высокой целью. Когда Маклейна перевели в Париж, – она последовала за ним, и все же они расстались. Дональда увела другая женщина. К слову, разведчицам личная жизнь, как правило, не удавалась, – их любили, они любили, и все же оставались они одни. Может, редким исключением были супруги Зарубины. Василий и Лиза, кстати, единственная подруга Китти, не расставались.

После оккупации Франции гитлеровцами Китти нельзя было оставаться в Париже, и она скрылась в не оккупированный Бордо. С помощью разведчика Льва Василевского через германскую территорию поехала в Москву. Кстати, об этом опаснейшем «путешествии» поведал Илья Эренбург в эпопее «Люди, годы, жизнь».

Когда началась война, Китти попросилась на фронт. Ведь она радистка! Но в ноябре 1941 года ее направили в Мексику. Ехать можно было только через США, что для нее было более чем опасно, ведь ее предал один из бывших руководителей компартии США и бывший разведчик Кривицкий, они в печати рассказали, что Харрис – советская разведчица. Все же у Китти не было другого маршрута, и она добралась до США. Здесь Зарубины задержали ее на год, загрузили до нельзя работой.

Только зимой 1942-1943 гг. Китти прибыла в Мексику. Как всегда и везде приступила к разведке, в частности, говоря языком разведчиков, вела одного видного общественного и политического деятеля, получила от него интересную информацию.

Состояние здоровья, травмируемого нервными стрессами и климатическими условиями – пребывание в высокогорной местности (2400 м над уровнем моря) вынудили принять решение об отзыве Китти в Москву, куда она и возвратилась 12 июля 1946 г. В СССР Китти продолжала работать и учить. В 1966 году Китти умерла. Ее похоронили с почестями, на прекрасном венке было начертано:

— Славному патриоту Родины от товарищей по работе.

ЛЕЙБЕЛЬМАН МИХАИЛ, Каскад 

Читайте также: