Как крымские бандиты вынудили вора в законе отречься от «короны»

В середине 90-х одному украинскому вору в законе непосчастливилось очутиться в Крыму. И здесь бандитский прессинг на него был столь велик, что «законника» вынудили пойти на крайность — публично отречься от «короны». А это в воровской среде не прощается. 

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская

Незваные визитеры

Как известно, 90-е годы в Крыму были эпохой жесткого бандитизма. Вымогательства, разбойные нападения, заказные убийства… Дело дошло до такого беспредела, что на полуостров боялись сунуть нос даже маститые воры в законе — с их авторитетом здесь тогда никто не считался. Братва действительно хозяйствовала в автономии, и поэтому когда в 1996 году в одном из ресторанов Симферополя группа «башмаков» встретила украинского вора в законе по кличке Малах, это закончилось для последнего печально.

Этот «законник» был «коронован» в 1988 году в Уфе. Ничем выдающимся не отличался, однако имел статус авторитетного и понятийного мужика, был хорошим психологом, а поэтому и неплохим третейским судьей в различных спорах. В то Крыму он был проездом, остановился у знакомых, а вечером отмечал встречу в ресторане.

Сейчас бы, конечно, подобное мероприятие правоохранители назвали не иначе как воровской сходкой. Мол, приехал «законник», собрал своих и давай сферы влияния делить. Кстати, день рождения известного вора Леры Сумского испортили именно из-за подобных подозрений. Как уже писала «1К», в конце августа в Ялте, в ресторане «Тифлис», Лера собрал друзей-«законников», чтобы отпраздновать свой 54-й день рождения. Однако на именины без приглашения нагрянули правоохранители и, задержав собравшихся до выяснений обстоятельств, разогнали «сходняк». Правда, уже через несколько часов отпустили, так что смысл подобного задержания остался непонятен.

А год назад была сорвана еще одна сходка воров, но уже в Евпатории. Правоохранители получили информацию о том, что в Крым приехал 70-летний «законник» Рафик Хоецян, по прозвищу Хон (уроженец Еревана, в настоящее время проживает в Москве). Через неделю к нему присоединился его сын Рафаэль, по кличке Афо. Говорят, последний благодаря авторитету отца также был «коронован» и теперь руководит московской группой мелких воров. Оперативники выяснили, что цель визита «законников» — организация «сходняка» воров СНГ.

Дескать, они планируют решить вопросы распределения сфер влияния в Украине. Рафика и Рафаэля задержали, этапировали в Киев, а оттуда депортировали в Россию. Другими словами, как всегда, отпустили. Но шума из посещения ворами Крыма наделали немало. Кстати, по сему поводу один из главных воров в законе Антимос сказал в интервью (!) одному украинскому изданию, что единственная знаменитая сходка воров в Украине состоялась в 90-х годах и больше их не было. А что касается евпаторийского «сходняка», так его никто не планировал, мол, отец и сын Хоецяны приезжали в Крым просто навестить родню, что делают каждый год.

Братва гуляет, веселится…

Вот подобную так называемую сходку организовал в 1996 году и «законник» по кличке Малах — решил просто принять на грудь и расслабиться в столичном ресторане вместе со старым товарищем. Как говорится, ничто человеческое и вору не чуждо… В тот вечер в этом же заведении гуляли «башмаковские» ребята. Надо сказать, что братва эта была из низших эшелонов — так называемая пехота (это как рядовой в классификации воинских званий). До звания криминальных авторитетов еще не доросли, но «пальцы гнуть» уже научились.

В общем, как в песне поется, «братва гуляет, веселится, ломятся столы…» И действительно, гуляли тогда «башмаки» по-взрослому: выпито было уже много, и амбалы в разгар вечера косились по сторонам — кто не так на них смотрит. Надо сказать, что Малах с товарищем не обращали ни малейшего внимания на троих парней в спортивных костюмах за соседним столиком — они оживленно беседовали о чем-то своем. А вот братва, наоборот, очень даже обратила внимание на Малаха. «Законника» выдавали характерная для сидевших жестикуляция и неспешная мурчащая манера разговора.

Первыми начали бандиты. «Ты че тут пальцы гнешь?» — крикнул один из них Малаху. «Блатной что ли?» — подхватил другой. Малах обернулся, посмотрел на «троих из ларца, одинаковых с лица» и проигнорировал вызов. Но те решили его достать. Спьяну «пехота», взяв на себя обязанности и полномочия «старших», вознамерилась навести порядок на своей территории. Пацаны рассудили так: понаехали тут, понимаешь, «законники» и воровские «сходняки» устраивают — непорядок!

«Пехота» встала и пошла в наступление. Не отягощенные интеллектом бритоголовые парни подошли к вору Малаху и, направив на него «ТТ», приказали выйти из-за стола. Малах поначалу сохранял невозмутимость и спокойствие. Он посоветовал «молодняку» не кипятиться и не делать ошибок. Но когда те не убрали оружие, объяснил, что с такими, как они, в зоне бывает.

После этих слов пацанов понесло. Угроза Малаха подействовала на них как красная тряпка на быка — один из них начал орать, материться и… стрелять по люстрам. На посетителей заведения полетели осколки, женщины закричали и побежали к выходу, кто-то попытался вызвать милицию. В общем, шума «башмаки» наделали много. Малах, увидев все это, замолк и попытался… сбежать. Однако парни оказались, несмотря на хмель, проворными: они, схватив вора за шиворот, запихнули его в свою машину и повезли к «старшим».

Молодчики были весьма довольны собой, а «законник» между тем перепугался насмерть. Тогда Малах подумал, что его везут убивать. Он проклинал и тот день, когда приехал в Крым, и весь этот бандитский беспредел.

Полный «игнор»

«Старшие» удивленно подняли брови, когда увидели бледного Малаха в сопровождении трех вышибал. Пацаны рассказали, в чем дело: мол, изловили вора в законе, который на их территории «сходняки» организует. «Старшие», тоже не отличаясь большим умом, прежде чем разобраться, в чем дело, начали рассказывать Малаху, как сначала изрежут ему «оное место», потом вывезут на Абдал и там закопают.

И только после того как «клиент» был обработан в лучших бандитских традициях, они спросили «законника», в действительности ли он является вором. От страха (повторимся, что ничто человеческое вору не чуждо) Малах сказал, что… вышла ошибка и никакой он не «законник», просто сидел с другом, выпивал… Увидев, что незнакомец наделал в штаны, бандиты посмеялись над ним, побили и наутро выкинули где-то за городом.

Малах благодарил Бога, что чудом остался жив. Скажи он правду — точно был бы сейчас на Абдале. Об этом инциденте вор решил забыть, как о страшном сне, однако не тут-то было. В криминальном мире слухи и информация распространяются со скоростью звука. Очень скоро об этом происшествии каким-то образом узнали другие воры в законе. А согласно воровским понятиям, достаточно раз отречься от своей «короны», даже устно, чтобы навсегда потерять звание вора. Раньше нельзя было отречься от звания даже для милиции: если правоохранители напрямую спрашивали вора, признает ли он себя таковым, он отвечал, что признает.

С годами, правда, воровские понятия претерпели изменения, ворам теперь можно жениться, иметь дом, бизнес и ездить на машине. В наше время без потери авторитета можно уже и отречься от своего воровского звания, если речь идет о заявлении в адрес правоохранителей. «Ментам не западло» — примерно так формулируется это решение, которое расшифровывается так: обмануть милицию святое дело, даже в таком щекотливом вопросе, как «отречение от короны». Цель при этом преследуется вполне понятная: чтобы правоохранители отстали от «законника».

При этом в своей среде вор остается «в короне». Но в 90-х понятия еще действовали, и Малах попал по полной — ладно бы отрекся «для ментов», а то для бандитов. «Позор, да и только», — рассудили «законники» и изгнали отступника из своих рядов.

Казалось бы, ну и что, можно жить нормальной жизнью и плевать на всеобщее презрение, но у воров все по-другому. Малах был «законником» по духу своему и образу жизни. Звание вора он потерял, но жить продолжал, как вор, — иначе попросту не умел. Именно поэтому очень скоро загремел за решетку.

И вот там, в зоне, он понял, что такое презрение воровского мира. «Голубиная почта», которая работает быстрее электронной, молниеносно донесла, что Малах — отрекшийся, и началась у него несладкая жизнь. Он на собственной шкуре ощутил, что такое и зековский беспредел, и ментовской. Никто его больше не «грел», искать защиты тоже было не у кого. Он не раз обращался к бывшим «коллегам», но те игронировали его мольбы о помощи.

Закончил Малах плохо. В зоне есть такая традиция (если ее можно так назвать): когда беспредел достигает апогея, зеки вскрывают себе вены. Таким образом они привлекают внимание к себе, «подставляют» правоохранителей перед высшим начальством, получают возможность полежать в больнице и отдохнуть. Малах поступил таким же образом. Только он не учел, что отрекшегося игнорируют, даже когда он находится на волосок от смерти.

Наутро, когда охранник открыл одиночную камеру, где сидел экс-законник Малах, ему под ноги потекла красная жижа. Вскрыв вены и так и не дождавшись помощи, отрекшийся вор истек кровью.

Читайте также: