Взлет и падение «крымского монстра»

В Вашингтоне в галерее выдающихся личностей XX века рядом с портретом Игоря Сикорского можно увидеть портрет Ростислава Алексеева. Этот конструктор прославился не только замечательными судами на подводных крыльях, но и опередившими свое время экранопланами. Однако судьба конструктора, как и его фантастических творений, оказалась трагической. 

Автор: Михаил Володин, Первая Крымская

25 лет назад, осенью 1984 года, на полигоне «Песчаная балка» под Феодосией появилась странная конструкция, напоминавшая огромный самолет с крыльями, фюзеляжем, хвостовым оперением и двигателями. Но по некоторым признакам можно было предположить, что это вовсе не летательный аппарат, а корабль. В действительности это был принципиально новый вид оружия — ракетный экраноплан «Лунь» (длина — 73,8 метра, размах крыльев — 44 метра). Основные элементы конструкции — носовая часть, крылья, хвостовая часть с килем — были изготовлены в Горьком (ныне Нижний Новгород) и водным путем на барже доставлены в Керчь, откуда их на специальных платформах привезли в Черноморск.

Зачем же потребовалось везти эту чудовищную конструкцию в такую даль? И почему американцы, обнаружив экраноплан со спутников, назвали его «крымским монстром»?

Великий конструктор

История этого необычного корабля-самолета начиналась в те времена, когда корабелам пришла в голову мысль поднять корпус судна из воды в воздух.

Поначалу казалось, что проблема может быть решена с помощью подводных крыльев. Первое в мире судно на подводных крыльях построил в 1894 году французский инженер Шарль д’Аламбер. Катер оказался неудачным, устойчивого движения добиться не удалось, однако идея нашла последователей. С течением времени появились удачные модели, но до серийного производства дело не доходило. В 1944 году сотрудник гидролаборатории завода «Красное Сормово» Ростислав Алексеев предложил замечательную идею использования малопогруженных подводных крыльев. Три года спустя он поставил на крылья серийный глиссирующий торпедный катер ТКА-123-бис. В решении государственной комиссии по приемке этого катера отмечалось, что «впервые в Советском Союзе создан совершенно новый боевой тип торпедного катера — катер на подводных крыльях, превосходящий его бескрылый вариант на 10 узлов по скорости (с 90 до 110 км/ч) и на 2 балла по мореходности (с 3 до 5 баллов)».

В 1949 году Алексеев разработал проект первого речного пассажирского судна на подводных крыльях, которое могло брать на борт 60 человек, развивая скорость до 70 км/ч. Однако по режимным соображениям построить это судно в металле Алексееву разрешили лишь в 1956 году. Так появилась знаменитая «Ракета».

Но построить судно было недостаточно. Капитаны речных судов отнеслись к новинке с явным пренебрежением. Народ, напротив, восхищался стремительной «Ракетой», но немногие отваживались взойти на борт этого судна. Ростиславу Алексееву пришлось приложить немало сил для того, чтобы переломить эти настроения. Действовал он настойчиво и методично. Например, на пристани в Горьком он повесил плакат, на котором привел сравнительные данные по перевозке пассажиров на «Ракете». Билет от Горького до Казани на скоростном теплоходе стоил 7 рублей, время в пути составляло 8 часов. Билет на обычное судно стоил 6 — 12 рублей, а путь на нем занимал более суток. Место в купейном вагоне поезда стоило 11 рублей, а пассажир тратил на дорогу 18 часов. Прикинув затраты, пассажиры все чаще стали выбирать «Ракету». Летом 1957 года Алексеев своим ходом доставил «Ракету» в Москву, и она возглавила парад судов по Москве-реке в честь всемирного фестиваля молодежи и студентов. После того как на «Ракете» прокатилось все руководство страны во главе с Хрущевым, скоростным теплоходам был дан зеленый свет.

С конца 50-х годов начался серийный выпуск пассажирских судов на подводных крыльях — «Метеора», «Кометы», «Беларуси», «Буревестника» и других. Конструктор, получивший за создание этих судов Ленинскую премию, мог почивать на лаврах, однако его не удовлетворяло то, что вследствие кавитации (кипение воды из-за разрежения на верхней плоскости подводного крыла) скорость судна на подводных крыльях была ограничена. Алексеев предпринял попытки создания быстроходных кораблей на воздушной подушке, но убедился в том, что при скорости 180 км/ч они теряют устойчивость. Перебрав все возможные варианты подъема судна над водой, конструктор остановился на экранопланах.

То, что при сближении с землей или водой под крылом самолета образуется динамическая воздушная подушка, было известно давно. Еще Игорь Сикорский заметил, что его самолет «Илья Муромец» при посадке будто кто-то поддерживает, не давая сесть на землю. Конструкторы всего мира предпринимали неоднократные попытки воспользоваться эффектом экранирования, но сталкивались с неразрешимыми техническими проблемами. В первую очередь требовалось обеспечить устойчивость движения аппарата на очень малых высотах полета, прочность и в то же время легкость конструкции. Нужно было обладать немалым мужеством, чтобы взяться за строительство экраноплана, однако Ростислав Алексеев на это решился. Дело осложнялось тем, что на создание пассажирского экраноплана денег в стране не нашлось. Пришлось обращаться к военным. Те с воодушевлением поддержали идею, так как экраноплан благодаря высокой скорости и небольшой высоте полета незаметен на радарах. Кроме того, ему не нужна взлетно-посадочная полоса — он может взлетать даже с песчаной отмели.

Убийца авианосцев

В 1964 году вышло закрытое постановление правительства СССР о развертывании работ по созданию экранопланов для военно-морского флота. Предполагалось сконструировать ударный корабль, противолодочный экраноплан и транспортно-десантное средство. На первом этапе Алексеев спроектировал и построил экраноплан, на котором предполагалось опробовать новые технические решения. Ему присвоили индекс КМ («корабль-макет»).

Испытания экраноплана проводились на базе ВМФ в Каспийске. Вскоре американские спутники-шпионы засекли этот объект. Летом 1967 года эксперты Пентагона и НАСА уже изучали снимки, на которых был изображен самолет-гигант длиной около 100 метров, стремительно перемещающийся над поверхностью воды, в зоне, недоступной для средств ПВО. Масса судна с полезным грузом ориентировочно достигала 500 тонн. Большинство экспертов сошлись во мнении, что поднять такой корабль над водой да еще разогнать его до скорости 500 км/час практически невозможно, стало быть, русские блефуют. Лишь трое инженеров НАСА пришли к выводу, что у СССР появилось новое грозное оружие. Они назвали его «каспийским монстром», по-своему расшифровав аббревиатуру КМ.

Между тем работы по созданию советских экранопланов шли полным ходом. В 1979 году в состав ВМФ был принят транспортно-десантный экраноплан (проект 904), получивший название «Орленок». Конструкция машины оказалась очень удачной. «Орленок» имел полетный вес 120 тонн и расчетную грузоподъемность до 20 тонн, длину корпуса 58 метров и скорость до 350 км/час. Он был способен забросить 200 морских пехотинцев с полным вооружением на дальность до 1500 км.

Американцы внимательно следили за испытаниями «Орленка», но особую тревогу у них вызвал экраноплан, который появился в Крыму. «Крымский монстр» оказался куда опаснее «каспийского», поскольку выяснилось, что на его борту находятся шесть пусковых установок противокорабельных крылатых ракет «Москит» (по классификации НАТО, SS-N-22 Sunburn, что переводится как «солнечный ожог»). Удачный залп этими четырьмя сверхзвуковыми ракетами способен отправить на дно любой корабль НАТО, вклю-

чая авианосец. Полезная нагрузка «крымского монстра» составляла 137 тонн, а это означало, что на его борту могли разместиться до шести рот морской пехоты вместе с бронетехникой.

На испытаниях в Крыму с борта экраноплана «Лунь» были произведены первые пуски ракет «Москит». Дальнейшие испытания проводились на Каспийском море. Отчего же «Лунь» сразу не был отправлен в Каспийск? Дело, видимо, объясняется тем, что использовать ракетный экраноплан предпола

галось на Черном море, в связи с чем на феодосийском судостроительном заводе «Море» параллельно возводился уникальный производственный комплекс, в сборочном цехе которого одновременно могли разместиться шесть строящихся экранопланов. Всего было намечено возвести два десятка летающих кораблей, но этим планам не суждено было сбыться. В ходе разработки договоров между СССР и США о стратегических наступательных вооружениях работа над экранопланами была полностью свернута.

Роковая авария

Самого конструктора к тому времени уже не было в живых. Виной всему послужила авария, которая произошла на Каспии. Ростислав Алексеев, не доверяя пилотам, всегда сам управлял экранопланами. «У летчиков, — говорил он, — есть общая черта: чем выше, тем безопаснее. У нас наоборот». В свою очередь, авиаторы крайне скептически относились к его экранопланам, не считая их настоящими самолетами. В 1974 году на государственных испытаниях за штурвал «Орленка» сел летчик-испытатель. При взлете он по привычке взял штурвал на себя, экраноплан ударился о поверхность воды, в результате чего корма вместе с оперением и маршевым двигателем, зачерпнув воду, оторвалась. Алексеев, который тоже сидел в пилотской кабине, не растерявшись, взял управление на себя. Он вывел носовые двигатели на крейсерский режим и с помощью глиссирования виртуозно довел «Орленка» до берега. Сидевшие в салоне корабля члены государственной комиссии не получили ни единой одной царапины, но обвинили Алексеева в сознательном срыве государственной программы. Вскоре он лишился должности главного конструктора и был вынужден работать рядовым инженером.

Когда «Орленка» приняли на вооружение, большая группа сотрудников КБ была награждена орденами и медалями. Самого творца экраноплана — выдающегося конструктора Ростислава Алексеева даже не поздравили. Через несколько месяцев после этого знаменательного события он умер. Его дочь, приехав спустя несколько дней в Чкаловск и в Каспийск, обнаружила, что в его служебных квартирах был произведен тщательный обыск. Все его записи и чертежи исчезли. Между тем известно, что в последние годы жизни Ростислав Алексеев напряженно работал над проектами пассажирских экранопланов «Волга-2», «Ракета-2», «Вихрь-2».

Вскоре после смерти конструктора из-за ошибки пилота потерпел аварию и затонул «каспийский монстр». Экипажу удалось спастись. Четыре «Орленка» вытащили на берег и надолго о них забыли. Лишь в 2007 году один из них был отбуксирован в Москву и установлен в музее ВМФ. В каком состоянии находятся другие, остается только догадываться. Там же, в Каспийске, догнивает легендарный убийца авианосцев — экраноплан «Лунь». Никому до него нет никакого дела. Впрочем, в начале 90-х годов, когда гриф секретности с экранопланов был снят, «Лунь» оказался в центре внимания.

Приехавшие в Россию европейские и американские ученые и кораблестроители старались взглянуть на это чудо техники. Они, между прочим, были очень удивлены тем, что великого конструктора Ростислава Алексеева на родине почти забыли. Власти спохватились, срочно присвоили его имя конструкторскому бюро, которое Алексеев долгие годы возглавлял, а также институту, где он учился. Хотели даже восстановить ракетный экраноплан «Лунь», тем более что американцы, по слухам, дали на это деньги, но не получилось. Деньги ушли неизвестно куда, а экраноплан как стоял, так и остался стоять на берегу. Отчаявшись добиться восстановления экраноплана, американцы попросили продать им то, что осталось от «крымского монстра», но эта просьба была категорически отвергнута.

Американцам ничего не оставалось делать, кроме как тщательно обмерить экраноплан и заснять все, что только можно. Сейчас компания «Боинг» разрабатывает экраноплан для переброски воинских контингентов и военной техники к местам конфликтов (проект Pelican). Предполагается, что он будет иметь длину 152 м и размах крыльев 106 м. Двигаясь на высоте 6 м над поверхностью океана, экраноплан сможет перевозить до 1400 тонн груза на расстояние 16000 км. Однако создание очередного «монстра» явно затягивается. Похоже, чтобы поднять эту махину в воздух, нужен гений Ростислава Алексеева.

Фото: В полете «крымский монстр» — ракетный экраноплан «Лунь»

Читайте также: