Два киллера, два заказчика, два дня рождения

Этот случай еще не успел припасть пылью десятилетий, однако по праву может претендовать на достойное место в истории кировоградской милиции. Предотвращенное заказное убийство — уже само по себе большая милицейская удача. А если еще в результате оперативной разработки были задержаны не только исполнители, но и заказчики, и эти заказчики получили тюремный срок за покушение на убийство — это не только удача, но и огромная редкость. 

Все персонажи статьи — реальны, имена и фамилии — настоящие, за исключением фамилии одного фигуранта, оказавшего неоценимую услугу правоохранительным органам…

Предыстория

За пару лет до основных событий. На стыке второго и третьего тысячелетий в шахтерском райцентре Кировоградской области действовала такая себе организованная преступная группа, возглавляемая человеком по фамилии Матвеев, 1972 года рождения. Управление по борьбе с организованной преступностью Александрии несколько лет подряд занималось сбором информации и доказательств причастности членов банды к разным преступлениям, но ряд как объективных, так и субъективных обстоятельств все как-то не позволяли сотрудникам УБОПа окончательно «оприходовать» дерзкую, общественно опасную группу Матвеева.

К примеру, участники этой группировки обоснованно подозревались в нападении на одного местного жителя с применением огнестрельного оружия. Однако на опознании в присутствии следователя потерпевший, которому преступники прострелили ногу, «вдруг» не узнал никого из нападавших. Почему? К гадалке не ходи: бандиты пообещали раненому энную сумму денег за смену показаний. В этом просто уверены оперативники УБОПа, занимавшиеся раскрытием того эпизода. Но через некоторое время потерпевший снова пришел в милицию с мольбами арестовать стрелявших в него бандитов. Судя по всему, преступники обманули слишком доверчивого гражданина и не выплатили ему обещанный за ложные показания гонорар. Но поезд уже ушел. Так как потерпевший официально, «на протокол», не опознал преступников, момент истины для следствия был уже утерян.

Примерно по похожему сценарию раз за разом следствие по ряду уголовных дел в отношении членов группировки Матвеева заходило в тупик: то потерпевшие отказывались давать показания, то свидетели «теряли память». Несмотря на такие неудачи, Александрийский УБОП продолжал разработку банды, кропотливо фиксируя преступные эпизоды, совершавшиеся членами преступной группы. Финальная операция убоповцев против группы Матвеева прошла без сбоев, в конечном итоге лидера ОПГ и его основных подельников все-таки «приземлили». Практически все члены банды получили различные тюремные сроки.

Через пару лет один из бывших участников группы Матвеева Иван Федоренко (в паспорте этого человека значатся другие ФИО. — Авт.) явился в управление Александрийского городского УБОПа и попросил личной встречи с Александром Колтыриным, возглавлявшим на тот момент подразделение по борьбе с организованной преступностью райцентра. Встреча состоялась. Федоренко сообщил, что экс-депутат городского совета Александрии, скользкий тип с более чем спорной репутацией, Владимир Кукуруза готовит убийство главы профсоюзного комитета предприятия «Вира-сервис» Олега Панибратенко. И, скорее всего, Кукурузе кто-то «заказал» профсоюзного лидера…

— Федоренко в группе Матвеева считался рядовым бойцом, — говорит Александр Колтырин, ныне — руководитель УБОПа в Кировоградской области. — Таким, кто, не задумываясь, готов был пустить в ход оружие: холодное или огнестрельное. Но, однажды побывав в нашем управлении, потом в тюрьме, Федоренко стал думать по-другому, иными категориями. Он не хотел снова возвращаться за решетку. Поэтому, когда один знакомый по прежней жизни обратился к нему с деловым предложением исполнить «заказ», молодой человек резонно рассудил, что, даже если он откажется, но преступление произойдет, рано или поздно сотрудники УБОПа выйдут на него (проверка «подучетного» элемента из числа ранее привлекавшихся — обычное дело в практике оперативно-разыскных мероприятий. — Авт.). И он имеет все шансы снова угодить в тюрьму, причем на очень длительный срок, гораздо продолжительней, чем прежнее тюремное заключение. А такого развития событий 24-летний Федоренко совершенно не хотел.

Кукуруза — это не только злак

Кто же такой Владимир Кукуруза и почему именно к нему обратились с предложением «исполнить» заказное убийство?

Бывший офицер советской армии самовольно покинул ряды вооруженных сил во время передислокации военной части из Восточной Германии за Урал после развала СССР. Сменив армейский китель на гражданскую форму одежды, Владимир Кукуруза обосновался в Александрии. Договорился и состряпал документы, что проходил службу в александрийской воинской части. Затем Кукуруза получил липовый военный билет и на его основании оформил паспорт гражданина Украины. Потом уже, на допросах в милиции, Кукуруза «сдал» подполковника военкомата, сделавшего ему поддельный военный билет. Этого офицера привлекли к ответственности по обвинению в коррупции и уволили.

По словам Александра Колтырина, пустив корни в Александрии, Владимир Кукуруза промышлял разными противозаконными делами. Делал «бизнес» на недвижимости «кидками» при обменах и продаже квартир. Организовал свою бригаду, немногочисленную, но боеспособную. В его группировке состояли трое местных молодых людей и два военнослужащих отставника, экс-сослуживцы Кукурузы, родом из Крыма. Группировка промышляла разбойными нападениями в Александрии.

С армейских времен Кукуруза сохранил в себе любовь к оружию. Покупал в воинских частях боеприпасы, взрывчатку, гранаты. Через него александрийские бандиты при необходимости всегда могли достать «стволы» и взрывчатку. Вследствие своей специфической деятельности Кукуруза неоднократно попадал в поле зрения УБОПа.

Свою первую судимость он получил в 1999 году за мошенничество с квартирами. Кукуруза был причастен к незаконной продаже по поддельным документам квартиры умершего престарелого жителя Александрии. Обман вскрылся, когда наследник имущества приехал в город из Кривого Рога и обнаружил, что в квартиру, принадлежавшую его отцу, вселились посторонние люди. Впрочем, суд порадовал Кукурузу достаточно легким приговором, так что вскоре мошенник вновь оказался на свободе. И снова занялся привычными делами.

В 2001 году обидно для оперативников УБОПа сорвалась операция правоохранителей по изъятию у Владимира Кукурузы арсенала оружия (в его наличии сомнений не возникало, об этом сообщили хорошо информированные источники). Убоповцы обратились в прокуратуру за санкцией на обыск в доме подозреваемого, рассказывает Александр Колтырин, но там не только отказались выдать санкцию, но и, похоже, предупредили фигуранта: к тебе едет УБОП с обыском. За двадцать минут, которые потребовались оперативникам на дорогу от прокуратуры до жилища Кукурузы, последний успел вывезти куда-то весь склад боеприпасов…

Следуя привычной в Украине схеме сращивания криминала, бизнеса и власти, Владимир Кукуруза ударился в политику. Избирался депутатом Александрийского городского совета, а в 2002 году одержал победу на выборах головы поселка городского типа Пантаевка Александрийского района.

По тем сведениям, которые находились в распоряжении работников УБОПа Александрии, Кукуруза и Матвеев поддерживали отношения в рамках здоровой конкуренции: в кое-каких направлениях пересекались, кое-где действовали совместно. Но не враждовали. Таким образом, Кукуруза был знаком со многими членами преступной группы Матвеева. Когда истинный заказчик убийства Олега Панибратенко привлек к этому делу Кукурузу, тот сам не стал марать руки, а подрядил знакомого из преступных кругов рангом существенно ниже — Игоря Калинина. То ли Калинину не хватило смелости самому пойти на «мокрое» дело, то ли по каким-то другим соображениям, злоумышленник стал договариваться со своим приятелем Федоренко провернуть убийство на пару. А уже Иван Федоренко сообщил о готовящемся покушении на жизнь профсоюзного босса завода «Вира-сервис» шефу Александрийского УБОПа…

Камень преткновения

Александр Колтырин лично сообщил Олегу Панибратенко (бывшему оперуполномоченному уголовного розыска горотдела милиции Александрии) о том, что кто-то «приговорил» его к смерти. В процессе разговора, когда разобрали по полочкам конфликтные ситуации из жизни Олега, сошлись на том, что единственным возможным заказчиком может быть генеральный директор ОАО «Александрийская фирма «Вира-сервис»» Виталий Витальевич Турбаевский.

— Моя первая реакция на слова Колтырина: это розыгрыш, такой своеобразный милицейский юмор, — вспоминает Олег Панибратенко. — Я внутренне принял в штыки предупреждение и на вопрос: «Кто может желать моей смерти?» ответил: «Такого быть не может, чтобы меня хотели убить!» Тогда ребята пригласили человека, которому я верю, и он на полном серьезе сказал: «Олег, ситуация действительно опасная». Сотрудники УБОПа стали задавать наводящие вопросы, узнавали обстоятельства работы, чтобы вычислить: от кого я могу получить пулю? Я обдумал массу вариантов, грешил на любые моменты, на разных людей, но мне в голову даже не приходила мысль заподозрить Турбаевского!..

— С Виталием Витальевичем мы совместно проработали на предприятии примерно два года, — продолжает освежать в памяти события тех лет Олег Панибратенко. — Я работал начальником юридического отдела завода, затем, по предложению Турбаевского, стал заниматься общественной работой в профсоюзной организации. Предприятие в то время было достаточно проблемным, так что работы юридическому отделу хватало: судебные разбирательства, задолженности по выплатам и отчислениям. Уже когда я представлял интересы трудового коллектива, возникали разногласия с руководством завода по профсоюзной линии: это вопросы невыплаты зарплаты, увольнений, нарушения законодательства по безопасности труда, был момент, когда рабочему оторвало руку из-за того, что на заводе не выдавали спецодежду и не закупали рукавицы; я был вынужден проводить закупки спецодежды через профсоюз. Но, даже несмотря на появлявшиеся время от времени противоречия, мы с Турбаевским сотрудничали скорее конструктивно, чем деструктивно.

Наши личные отношения даже можно было назвать приятельскими. Мы часто проводили в одной компании праздники, ходили друг к другу домой в гости.

Но потом в Турбаевском произошли перемены. Я начал понимать, что этот человек встал на дорогу личного обогащения. Вокруг директора постоянно вращались подозрительные личности, тот же Владимир Кукуруза. В аппарате управления предприятием Виталий Турбаевский продвигал по служебной лестнице слабых специалистов, но лояльных к нему лично людей: подхалимов и ручных в управлении.

И наоборот: специалистов, имевших свою точку зрения и зачастую пользовавшихся в трудовом коллективе большим авторитетом, Турбаевский увольнял. Как глава профсоюзной организации я выступал категорически против увольнения с ключевых постов профессионалов и замены их подхалимами. В итоге финансовые рычаги управления предприятием оказались в руках проходимцев, приносивших заводу одни убытки. На этом фоне мы с Турбаевским утратили прежние приятельские отношения, а вскоре я решил уйти с предприятия. Предложил директору разойтись по-хорошему. Тогда речь зашла о погашении заводом задолженности по юридическим услугам фирме, в которой я работал до того момента, как пришел на предприятие и в которой являлся соучредителем…

Знаете, почему я даже не подумал на Турбаевского, когда мы с Колтыриным пробовали вычислить заказчика? У нас была договоренность разойтись мирно. И мы друг другу пожали руки. Я всецело полагался на его порядочность. Виталий Турбаевский — отец трех детей, он знал, что у меня полгода назад ребенок родился. И тут такой поворот!..

Операция и конспирация

Группа сотрудников УБОПа Александрии разработала специальную операцию инсценировки покушения на Олега Панибратенко. Идея заключалась в следующем: поскольку Федоренко и Калинин сами не желают «подписываться» на убийство, предложить услуги другого киллера, в роли которого выступит сотрудник милиции из другого региона (чтобы его никто не знал в лицо из местных преступников). Дальше главной задачей подставного убийцы станет проведение переговоров с заказчиками, получение орудия преступления до нападения и денег за выполненную работу — после. Контакты агента под прикрытием с заказчиками следовало тщательно фиксировать документально — иначе потом было бы довольно проблематично привлечь к ответственности верхушку цепочки.

И вот накануне дня нападения киллер, он же — сотрудник УБОПа из Николаева, получил через связного от преступников револьвер «Смит-Вессон» 38-го калибра (в метрической системе измерений — калибра 9 мм. — Авт.) с двумя патронами в барабане и задаток 300 долларов США. Двух патронов, организаторы посчитали, будет достаточно: один выстрел следовало произвести в корпус, другой — контрольный в голову.

Всего за работу заказчики пообещали гонорар примерно 1000 долларов. Хотя, по информации убоповцев, Турбаевский пообещал Кукурузе заплатить за «устранение» проблемы упоминавшийся выше долг завода перед юридической конторой — сумму примерно в 86 тыс. гривен. По тогдашнему курсу национальной валюты — где-то 16 тысяч долларов. Несложно догадаться, что Владимир Кукуруза рассчитывал не только преступление провернуть чужими руками, но и наварить на этом немалую сумму. Обеспечивая себе алиби, Виталий Турбаевский заранее уехал из Александрии в Трускавец…

Инсценировка проходила в условиях строгой конспирации, дабы исключить любые возможные утечки информации…

В районе девяти часов вечера 27 сентября 2003 года киллер, поджидавший Олега Панибратенко у подъезда дома, дважды выстрелил в председателя профсоюзного комитета завода «Вира-сервис». Преступник скрылся с места происшествия, прихватив с собой барсетку с документами жертвы (таким было условие заказчиков: предоставить доказательства убийства).

Случайные свидетели нападения — обычные бабушки — видели, как от выстрелов потерпевший упал на асфальт, истекая кровью. (К слову, кровь пролилась настоящая, но свиная, а стрелял киллер резиновыми пулями из подмененного револьвера.) Первой на место преступления прибыла карета «скорой помощи» (об этом убоповцы договорились через родственника своего сотрудника). Медики «констатировали»: выстрелом потерпевшему разворотило лицо, поэтому его необходимо срочно отвезти в Кировоград, в отделение челюстно-лицевой хирургии областной больницы. «Раненого» погрузили в первую попавшуюся машину и оперативно повезли по направлению к областному центру.

Вскоре к подъезду жилого дома, где произошло такое громкое событие, прибыла обычная оперативно-разыскная группа местной милиции. Никто в милиции не был в курсе оперативной разработки, поэтому оперативникам даже не пришлось актерствовать. Оперативно-разыскные мероприятия провели достойно, как и положено при убийстве. У сторонних наблюдателей точно не возникло бы и тени сомнения по поводу реальности произошедших событий…

(Окончание следует)

Александр Виноградов, УЦ

Читайте также: