Авианосцы Черного моря

Американцы называют свои авианосцы становым хребтом военно-морских сил и продолжают их строить, хотя это обходится чрезвычайно дорого. В СССР тоже предпринимались попытки создать могучий авианосный флот, но они оказались безуспешными. Сейчас советские авианосцы используются преимущественно в качестве увеселительных заведений. 

Автор: Михаил Володин, Первая Крымская

12 февраля 1988 года американские корабли — ракетный крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон» — вторглись в советские территориальные воды в районе Севастополя и направились вдоль побережья Крыма в сторону Ялты. На предупреждающие сигналы американцы не реагировали. Советский сторожевой корабль «Беззаветный» вынужден был пойти на таран, ударив американский крейсер в левый борт. После второго удара «Йорктаун» поспешно переложил руль вправо и покинул советские территориальные воды. За ним последовал «Кэрон», которого норовил протаранить сторожевой корабль «СКР-6».

СКР-6 наваливается на корму эсминца Кэрон (фото с борта Беззаветный)
СКР-6 наваливается на корму эсминца Кэрон (фото с борта Беззаветный)

Об этом инциденте в Севастополе и сейчас вспоминают с гордостью — прогнали супостата да вдобавок продемонстрировали ему древний способ морского боя. Между прочим, «Йорктаун» после знакомства с «Беззаветным» полгода был в ремонте. Повреждения, полученные американским крейсером, могли быть куда серьезнее, если бы не столь существенная разница в весовой категории. Водоизмещение «Беззаветного» составляло всего лишь 3200 тонн, в то время как у «Йорктауна» оно было в три раза больше. Пойдя на таран, советские моряки проявили немалое мужество — при столкновении с американским крейсером их корабль вполне мог опрокинуться и пойти на дно.

СКР-6 наваливается на корму эсминца Кэрон (фото с борта Кэрон)
СКР-6 наваливается на корму эсминца Кэрон (фото с борта Кэрон)

Но остался без ответа вопрос, почему американцы вели себя настолько смело и бесцеремонно, ведь вместо «Беззаветного» им могло преградить путь куда более тяжелое судно? И вообще, что делали корабли ВМС США у берегов Крыма?

«Крейсер должен летать как ласточка!»

А были ли корабли, способные догнать американский крейсер и непринужденно вытеснить его в нейтральные воды? Известно, что после революции доставшийся в наследство от царской России броненосный флот был почти полностью разрезан на металл. К началу войны у СССР оставались лишь три линейных корабля царской постройки — «Парижская коммуна» (бывший «Севастополь»), «Марат» («Петропавловск») и «Октябрьская революция» («Гангут»).

Четвертый линкор того же типа «Михаил Фрунзе» («Полтава») растащили на запчасти и в конце концов отправили на переплавку. Лишь в середине 30-х годов была принята программа создания океанского флота в составе 15 линкоров. Адмирал Николай Кузнецов в своих мемуарах писал: «Сталин встал из-за стола, прошелся по комнате, сломал две папиросы, высыпал из них табак, набил трубку, закурил.

— По копеечке соберем деньги, а построим, — чеканя каждое слово, проговорил он, строго глядя на меня».

В июле 1938 года на Балтийском судостроительном заводе в Ленинграде заложили первый линкор — «Советский Союз». Затем в Николаеве начали строительство «Советской Украины», а в Северодвинске (он тогда назывался Молотовск) — «Советской Белоруссии» и «Советской России». Технические характеристики этих кораблей поражали воображение. Их стандартное водоизмещение составляло почти 60000 тонн. Длина корпуса — 260 м, ширина — 39 м. Они должны были развивать скорость хода 28 узлов (свыше 50 км/час). Артиллерия главного калибра — девять 406 мм орудий в трех башнях. Авиационное вооружение: четыре самолета-разведчика КОР-2 (два в ангарах, один на палубе и один на катапульте).

Суммарная стоимость четырех линкоров составляла почти треть всего государственного бюджета СССР образца 1940 года. Затраты на их строительство были распределены на несколько лет, но все равно финансовое и ресурсное напряжение для страны было непомерным. При верстке планов на 1941 год обнаружили, что для продолжения постройки линкоров нужно на треть больше брони, чем может произвести вся советская промышленность. Вдобавок постоянно возникали непредвиденные ситуации.

Через полгода после начала строительства «Советской Белоруссии» выяснилось, что в доке используются заклепки из некачественной стали. Подсчитав, во что обойдется перестановка 70 тысяч заклепок, решили прекратить постройку корабля. Линко-

ры планировали спустить на воду в 1943 году. К началу войны «Советский Союз» был готов на 21%, «Советская Украина» на 18%, а «Советская Россия» на 5%.

В 1948 году все три недостроенных корабля разрезали на металл. Видимо, сыграло роль то, что в ходе Второй мировой войны аналогичные линкоры — германский «Бисмарк» и японский «Ямато» — были потоплены, не оправдав тех надежд, которые на них возлагались. Начиналась эра авианосцев.

В начале 50-х годов была предпринята еще одна попытка завоевать Мировой океан, но она также завершилась неудачей. При обсуждении проекта тяжелого крейсера водоизмещением 40000 тонн Сталин потребовал от конструкторов увеличить скорость корабля до 35 узлов (около 64 км/час), «чтобы он наводил панику на легкие крейсера противника, разгонял их и громил. Этот крейсер должен летать как ласточка, быть пиратом, настоящим бандитом». В 1951 — 1952 годах были заложены крейсеры «Сталинград», «Москва» и третий, оставшийся без названия. Вступить в строй им не пришлось: 18 апреля 1953 года, через месяц после смерти Сталина, проект был свернут.

Оружие империализма

Неудача с созданием сверхтяжелых кораблей привела к тому, что в СССР к подобным проектам начали относиться с недоверием. Советская пресса без устали рассказывала читателям, что авианосцы — это оружие империализма, которое такой миролюбивой державе, как СССР, совсем ни к чему. Лишь в 1975 году в Николаеве был спущен на воду тяжелый авианесущий крейсер (ТАКР) «Киев» водоизмещением 42000 тонн.

Длина корабля составляла 274 метра, ширина около 50 метров. На борту «Киева» находилась авиагруппа в составе палубных самолетов вертикального взлета и посадки «Як-36» и вертолетов «Ка-25». Предполагалось построить четыре корабля такого типа. «Киев» нарекли «единицей», последовавшие за ним «Минск» и «Новороссийск» стали соответственно «двойкой» и «тройкой», а в 1986 году к ним присоединился номер «четыре» — ТАКР «Баку», который позже получил имя «Адмирал Горшков».

Внешне эти корабли выглядели грозно. Однако до авианосцев они не дотягивали. Когда на воду был спущен «Киев», в Америке вступил в строй авианосец «Нимиц», названный в честь главнокомандующего тихоокеанским флотом США во время Второй мировой войны адмирала Честера Нимица. Его длина составляет 333 метра, ширина палубы около 77 метров, водоизмещение — 95000 тонн. Ядерная силовая установка позволяет этому колоссу развивать скорость до 30 узлов (около 56 км/час). На борту авианосца находится 85 самолетов различного назначения.

К 1986 году США уже имели шесть ударных авианосцев типа «Нимиц». Могли ли им противостоять четыре авианесущих крейсера типа «Киев»? Нет. Основная проблема была даже не в количестве самолетов (в ангаре «Киева» помещались всего 22 летательных аппарата), а в их качестве. Радиус действия «Як-36» достигал всего 150 км, так как вертикальный подъем с палубы и посадка на нее приводили к огромному расходу топлива. Кроме того, самолет был очень капризным. Из всех построенных «Як-36» в авариях и катастрофах был потерян каждый третий. В авиационных частях в связи с этим шутили: «В небе реет грозный «Як», як об палубу… як!»

Однако в сентябре 1983 года на николаевской верфи был заложен ТАКР №5, который в проекте шел под названием «Советский Союз». Он уже имел водоизмещение 55200 тонн и сквозную палубу для разбега самолетов. Правда, ее длина составляла всего 305 метров, но она заканчивалась трамплином под углом 14 градусов. Кроме того, предполагалось установить на судно паровые катапульты.

Для отработки взлета и посадки палубных самолетов в Крыму, на аэродроме в Новофедоровке, был построен наземный испытательно-тренировочный комплекс авиации (НИТКА). По сути, это был подземный авианосец, встроенный в аэродром. На его палубе длиной 290 метров были установлены два трамплина, аэрофинишеры, а также паровая катапульта длиной 90 метров. Масса только основных конструкций комплекса превышала вес современного нефтетанкера водоизмещением 50000 тонн. Палуба подземного авианосца могла даже раскачиваться, имитируя волнение моря.

В декабре 1985 года новый ТАКР, который неоднократно переименовывался, успев побывать «Советским Союзом», «Ригой», «Брежневым» и «Тбилиси», пока не получил имя «Адмирал Кузнецов», был спущен на воду. А осенью следующего года в Черном море впервые появились американские корабли — ракетный крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон». Зайдя со стороны Феодосии, американцы беспрепятственно проследовали вдоль Южного берега Крыма и удалились в сторону Босфора. Возможно, они всего лишь хотели взглянуть на новый советский авианосец, но на этот счет есть и другая версия.

Именно в это время в советских правительственных кругах пошли разговоры о том, что программу строительства авианесущих крейсеров, стоимость которой превысила стоимость космической программы, пора сворачивать. Уже было очевидно, что проект ТАКР №5 оказался неудачным — паровые катапульты на крейсер установить не удалось, а без них палубные самолеты с полной боевой нагрузкой взлететь не могли. После визита американских кораблей эти разговоры стихли, а в Николаеве был заложен ТАКР №6 «Варяг», представлявший собой копию «Адмирала Кузнецова». Не этого ли добивались американцы?

«Если в каюте +5°С, то это хорошо!»

На очереди было создание четырех авианосцев проекта 1143-7 со следующими характеристиками: наибольшее водоизмещение около 80000 тонн, длина — 322 метра, ширина с полетной палубой — 84 метра, мощность ядерной энергоустановки из 4 реакторов — 200000 л/с. Экипаж — 2300 человек, авиагруппа — 1100 человек. Вооружение: 70 летательных аппаратов, включая 45 истребителей «Су-27К» и «МиГ-29К», 8 «Як-44» — самолетов дальнего радиолокационного обнаружения, 17 вертолетов. Ориентировочная стоимость каждого авианосца свыше $4 млрд.

Страна таких денег, конечно, не имела, а потому шансов на осуществление проекта не было никаких. Его бы точно положили на полку, если бы в феврале 1988 года в Черное море вновь не заплыли два приятеля — крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон». На сей раз они получили отпор, но поползли слухи о том, что американцы промеряли глубины, поскольку Турция намеревается приобрести у США авианосец типа «Нимиц», причем разместить его думает не где-нибудь, а в Черном море. А кто поплывет оттеснять «Нимица», если он зайдет в советские территориальные воды? Если опять сторожевой корабль «Беззаветный», то это будет напоминать басню Крылова «Слон и моська».

Визит американских кораблей не прошел даром — в ноябре 1988 года в Николаеве приступили к реализации проекта 1143-7. ТАКР №7 получил название «Ульяновск». К середине 1991 года готовность авианосца составила 18%. На этом все и завершилось. Достраивать его ни у России, ни у Украины не было ни желания, ни возможностей. Другие страны к авианосцу также не проявили никакого интереса. В конце концов, чтобы освободить стапель, его разрезали на металл. Незавидной оказалась судьба и других авианосных крейсеров. В 1994 году, после торжественного спуска военно-морского флага, команда ТАКР №1 «Киев» была расформирована. В 2000 году он на буксире отправился в Шанхай, где был переоборудо-

ван в увеселительный центр. «Минск» развлекает народ в китайском городе Шэньчжэнь. «Новороссийск» продали Южной Корее. За «Адмирала Горшкова» Индия готова заплатить $2,5 млрд., но при условии, что Россия его реконструирует. Похоже, этим планам не суждено сбыться и ТАКР №4 в конце концов порежут на части. Недостроенный «Варяг» в 1993 году по договору о разделе Черноморского флота отошел Украине. Через пять лет он был продан китайской компании для переоборудования в плавучий центр развлечений, но есть сведения, что китайцы подумывают о том, чтобы модернизировать его и включить в состав своих ВМС.

«Адмирал Кузнецов» 1 декабря 1991 года втихую с выключенными огнями покинул Севастополь и ушел в Северодвинск, где очень быстро выяснилось, что на крейсере отсутствует вспомогательный котел для отопления. «В результате тепла нет, — сообщил один из офицеров, — на переборках местами иней, а на палубе — лед. Экипаж даже в ангаре строится в шинелях. Если в кубрике или каюте +5°С, то это уже хорошо, а если +12 — 15° — это уже, простите, барство!»

Кроме того, на «Кузнецове» постоянно что-то ломается. «То турбогенератор сядет, а резервный дизель-генератор не сможет запуститься, то еще что-нибудь случится. И весь корабль погружается во мрак. Особенно пикантно это выглядит на ходу: локаторы не излучают, связи нет, котлы тухнут — не авианосец, а «летучий голландец», — продолжил делиться впечатлениями офицер крейсера. Но как бы то ни было, а ТАКР №5 «Адмирал Кузнецов» продолжает оставаться в строю. Последний из тех, с кем в СССР связывались надежды на завоевание Мирового океана.

Читайте также: