Смерть Колокольчика (из записок районного опера). Версия Чеботаря…

Тысяча долларов нынче (а он понимал, что больше Аврахов реально дать не может) — деньги, в общем-то, небольшие… Ни один серьёзный кент за такие бабки и муху на подоконнике не прихлопнет, не то что — младую деву освежевать… Раньше уж совсем дешёвенького киллера подыскать, «бэ-ушного» старичка какого-нибудь, из ветеранов-отставников НКВД, решившего на старости подзаработать к пенсии мочиловым… 

 Глава 41. Версия Чеботаря. (Начало)

…Картинка, нарисованная нам Авраховым, была изящна и убедительна.

И никто не запачкал бы этот светлый пейзажик грязными потёками сомнений, согласись Чеботарь подтвердить то. что Аврахов на него наговорил.

Однако хоть и туповат Денис, но не слабоумен же!.. Ну с какой стати подтверждать ему, что он — наистрашнейший душегуб и кровопийца если и не на всёй планете, то как минимум — в нашем микрорайоне?!. И тем более не желал он смотреться таким на фоне беспорочно — лучезарного Аврахова… И не хотел идти «паровозом» в мокрушном деле, — а ведь именно таковым легкомысленно рассчитывал заделать его оказавшийся столь трухлявым и слабоватым в коленках приятель!..

Тем более, что бросившиеся тотчас усиленно обрабатывать Чеботаря опера тоже не тратили время зря, и на пальцах легко объяснили Дениске, кто он теперь есть в окружающем мире, и что они с ним могут сотворить-содеять, если он в кратчайший срок не представит доказательств того, что — нормальный пацан он, а не какой-нибудь там доморощенный Джек Потрошитель!..

Сперва дёрнулся он было остаться на прежних позициях: «Не убивал, не присутствовал, ничего не докажите!» (наверняка именно Аврахов его заблаговременно и предупредил, чтоб на допросах у хитрованов-оперов не вздумал «купиться» на их дешёвые приёмчики, и никакой «сознанки» не давал), но потом, увидев подписанный Авраховым протокол допроса, и поняв по отдельным приведённым в них подробностям, что действительно раскололи Аврахова как гнилой грецкий орех, и будучи немного битым оперскими дубиночкаими по суставам!), внезапно «прозрел» Денис, и начал «вспоминать», в меру своей скудной фантазии и ограниченного понимания сложившейся вокруг него реальной обстановки…

Как и следовало ожидать, рассказанная им версия отличалась от авраховской как небо и земля…

…Жил на свете некий возвышенно-романтический юноша (это Денис на себя намекает)… И имел он вроде бы верного друга, Павла Аврахова, — дядю Пашу, как он его называл, учитывая разницу в возрасте…

И хоть не были они ровесниками, но возникло между ними нечто вроде духовного влечения и симпатии… Во всяком случае, Денис так думал до самого последнего момента, а именно — до того, как узнал про выдвинутые против него Авраховым клеветнические обвинения…

Понятно, что и со всеми друзьями-приятелями Аврахова вежливый Чеботарь тоже поддерживал товарищеские отношения, в том числе — и с его «дамой сердца», всё той же Аллой Скворцовой…

Хотя, если честно, лично Дениске она не нравилась: мордашка ничего, и фигурка — не как у коровы, но норову — пять мешков с прицепом… Всех норовила под себя подмять, а это ж смешно, чтоб какая-то соплячка претендовала верховодить над взрослыми мужиками!..

Но стоило сказать ей слово поперёк — фырчала как злобная кошка… И ещё — ножик, который в рукаве постоянно таскала… Ну зачем молодой девушке — нож в рукаве?!. Странно это…

Давно уж демобилизовавшемуся и разоружившемуся Денису всё это казалось странным и неприятным… Но — молчал, не суя нос в чужие дела. Раз Аврахов считает возможным встречаться с такой стервой (вдобавок ко всему — ещё и «кадровой» проституткой!), то это касается только его…

…И вот, перешёл к конкретике Чеботарь, однажды во время совместной пьянки, где-то в конце апреля, сообщил Аврахов своему молодому дружбану: «Достала меня Аллка… Строит из себя!.. Убить угрожает… Требует невозможного!.. Чуть ли не на групповую мокруху подписывает, ещё и говорит: «Попробуешь отказаться — кончу на месте!» А ты ж её знаешь — слов на ветер не бросает… Сумасшедшая!.. Исполосует пером, и — скажет потом, что я таким, разрезанным на кусочки, был от самого рождения… Что-то надо делать!..»

Чеботарь принялся успокаивать, предлагая различные способы избавиться от противной «соски»… Самое лучшее — накатать анонимный донос в ментуру, слив на неё какой-нибудь компромат — чтоб хоть ненадолго упрятали её за решётку, или хотя бы вынудили удрать из Энска куда-нибудь подальше… Но и эта, и все другие предложенные меры никоим образом не устроили Аврахова, — «Сумеет как-нибудь выкрутиться, а потом, расшифровав, кто ей кайф обломил, — найдёт нас обоих и пришьёт!..». И он предложил сделать что-либо более действенное… Такое, чтобы проблема решилась раз и навсегда!..

Слегка медлительный на подъём Дениска не врубился: «Это — как?..»

«А так!.. — хмуро кольнул взглядом дружбан. — Ты вот что… Найди кого-нибудь, кто согласился бы Алку — того… Кокнуть!.. За тысячу баксов…».

Денис (по его собственным словам) аж рот разинул от неожиданности. До этого был он сугубо мирным человеком, в обсуждении планов заказных убийств никогда не участвовал, а тут -= пожалуйте бриться: «Найди киллера!..»

Но дружок был прав: надо что-то делать!..

И Чеботарь задумался…

Тысяча долларов нынче (а он понимал, что больше Аврахов реально дать не может) — деньги, в общем-то, небольшие… Ни один серьёзный кент за такие бабки и муху на подоконнике не прихлопнет, не то что — младую деву освежевать… Раньше уж совсем дешёвенького киллера подыскать, «бэ-ушного» старичка какого-нибудь, из ветеранов-отставников НКВД, решившего на старости подзаработать к пенсии мочиловым… Но справится ли слезящийся и трясущийся от ветхости наёмник с шустрой Аллой-каратисткой — ещё вопрос…

По правде если — точно предвидел Чеботарь, что не совладать старику с девкой. Скрутит ветерана милая, отдубасит, допросит с пристрастием. И — узнает, кто конкретно киллера на неё нанял, и чьи бабки ему уплачены… Что с заказчиком потом сделает – можно только гадать, но ясно же, что выбитым глазом и оторванной по локоть ручонкой для него дело не закончится…

С другой стороны, тысяча долларов – не так уж и мало для порядочного человека, если вдуматься, верно?..

Взять вот его, Дениса — столько хорошего на эти деньги он мог бы приобрести для своей семьи!..

Всё равно Аллу, с паскудным её характером, кто-нибудь скоро да грохнет… (Найдёт для этого Аврахов исполнителя, сомнений нет, раз уж окончательно решился…)… Но так — к плохому человеку бабки уйдут, на наркоту он их переведёт, на прочие глупости… А так — послужат доброму делу, оказавшись в руках такого насквозь положительного товарища, как Чеботарь…

И вот, подогреваемый этими размышлениями, а также и усердно подливаемой Авраховым Денису в стакан водкой, Чеботарь и выпалил: «Да зачем же кого-то искать?.. За такие бабки я и сам завтра-послезавтра её кончу!..»

Аврахов горячо поддержал эту идею (не хотелось ему привлекать к скользкому делу незнакомого человека!)… Затем выпивон продолжился, множа число опустошенных бутылок…

…Известно, что по пьяни каждому — море по колено… Но назавтра, протрезвев, Денис ужаснулся: «Что ж я вчера дяде Паше наобещал ТАКОГО?!.»

И в самом деле: ну не бандит же он, в самом деле, чтоб убийствами увлекаться!.. Это ж тебе не машину чужую угнать, это — серьёзно!..

Так и сказал Аврахову при личной встрече. Тот не пережимал палку, не хватал за горло, не требовал немедленного исполнения обещанного, — нет, они ещё раз бухнули под разговор о судьбе Скворцовой, потом — ещё… И наконец-то мысль о подготовке убийства Аллы перестала казаться Чеботарю столь уж невозможной и неприемлемой!..

Аврахов хотел всё сделать так, чтобы на момент совершения убийства у него оказалось стопроцентное алиби, на которое можно сослаться во время следствия. Ну а Чеботарю, дескать, алиби не нужно вовсе, — он знаком с Аллой слишком шапочно, чтобы следствие могло на него выбраться…

Но от одной мысли, что кончать Скворцову придётся в одиночку, Дениса бросало в холодный пот!.. И напрасно внушал Аврахов, что, по сути, дел там – никаких, тюкнул разок кирпичом по темечку — и уноси готовенькую… «Если так просто — почему сам не управишься?» — возразил побледневший Чеботарь. «Я ж тебе говорил: мне нужно алиби!» — начал сердиться Аврахов.

Но Чеботаря его слова как-то не убеждали… («Я давно просёк, что он Аллку сильно побаивался!» — слабо шевельнул в усмешке опухшими от оплеух оперов губами Дениска). И — твёрдо настаивал перед дядей Пашей на своём: в одиночку — не пойдёт на мочилово, нужна подмога… Нужен подельник!..

В общем — замандражировал…

…И тут Аврахов сделал роковую для него ошибку…

Весь смысл привлечения Чеботаря состоял в том, чтоб Аврахов позднее мог легко доказать: в момент убийства я находился совсем в другом месте…

Не найдись надёжного исполнителя под рукою, и тогда самым разумным было — либо отказаться от идеи убийства Скворцовой вовсе, либо — валить её в одиночку!.. Причём, с точки зрения криминальной логики, как раз последний вариант и был предпочтительнее… Убивая самостоятельно, ты всегда можешь быть уверен, что потом тебя никто не сдаст, и в твоей виновности — не уличит… Да и делиться бабками ни с кем не придётся, что тоже – немаловажно…

Но Павел не придумал ничего лучшего, как заявить: «Хорошо, я пойду на акцию вместе с тобою!»

Ну дуристика же!..

Будущие убийцы Скворцовой одним этим уж сделали первый шаг к своему последующему разоблачению…

Глава 42. Версия Чеботаря. (Окончание)

Впрочем, и вдвоём схватываться со Скворцовой Чеботарю не очень хотелось, если по правде… Но тут уж засмеял его дядя Паша, да и самого злость взяла: перед кем поджилками трясётся — перед сопливой моркощёлкой?!. Ха!.. Да он её — одной левой!.. Ну и потом — тысяча долларов… Совсем не лишние деньги для семейного бюджета!..

И судьба Аллы была предрешена!..

Началась конкретная подготовка к операции… Чеботарь уж не колебался, и не смущался предстоящим злодеянием, убедив себя, что это — такая же работёнка, как и все прочие…

Да, убить человека — неприятно, противно даже, но и нужники чистить — тоже неприятно и противно, однако же чистят!..

Или — в морге среди трупов копошиться — б-р-р-р-р!.. Однако же люди десятилетиями в морге работают…

«Не убий!», напоминаете?

А как же солдаты на войне — они же убивают!.. Типа: «Раз государство разрешает, и даже велит — то можно жизни человека лишить…» Значит, дело — не в том, что «убивать — нельзя!», а в другом: «причина убийства должна быть уважительной!..»

Чеботарь, вслед за Авраховым, считал, что причина убить Скворцову вполне уважительна: она — страшный человек, угроза для многих, и остановить её нельзя иначе, кроме как — физически уничтожив…

Ну и ещё одна важная причина: очень нужны деньги!..

…Далее, по словам Дениса, всё обстояло так…

7-го мая у Аллы — день рождения.

Чтоб не вызвать лишних подозрений, Аврахов к этому времени, после очередной ссоры, восстановил с нею добрые отношения. И вот она попросила его, в знак полнейшего примирения, подарить ей на день рождения… «Опель»!.. Не слабо?, а?!.

Ясно, что бабок на такую крутую тачку у Аврахова не было и в помине, но имелось в виду совсем другое: он угонит машину и сменит на ней номера… По подложной доверенности они вдвоём пару недель покатаются на классном авто по городу (заодно и кое-какие свои делишки обделают), а потом — выгодно продадут «Опель» иногороднему покупателю, как до этого уж делали многократно.

(Тут Чеботарь попутно дал «явку с повинной» на то, что на пару с Авраховым они за последний год угнали полу-дюжину автомобилей)…

3-го мая Аврахов позвонил Алле. Сообщив, что заказанная ею модель уже «оприходована», и спрятана в гараже Чеботаря, он предложил ей вечером придти на косу — полюбоваться подарком!.. Алла обрадовалась, но, подумав, предложила перенести встречу на 5-е, мотивируя это своей занятостью.

Делать нечего — Павел согласился.

Угонять «Опель», между прочим, он и не собирался!.. Но тут Денис, при обсуждении сложившейся ситуации, разумно предположил, что, явившись на косу и не обнаружив там иномарку, Скворцова сразу же почует ловушку, и либо убежит (лови её в темноте!), либо и вовсе — порежет их обоих на тонкие ломтики своим ножиком!..

Тогда они решили на время убийства позаимствовать «Опель» у одного авраховского знакомца, державшего машину аккурат на той стоянке, где Аврахов дежурил. Выдать этот «Опель» Алле за недавно украденный, а затем, покончив с девахой, вернуть его обратно на стоянку.

Так и сделали…

Вечером 5-го мая, пока Аврахов был на тренировке, Чеботарь по его наколке незаметно увёл со стоянки «Опель» (сделать это нетрудно, если знаешь некоторые особенности охраны стоянки, прекрасно Аврахову известные), и отогнал в условленное месте на косе.

Уже стемнело, когда к нему присоединился дядя Паша.

Ждали Скворцову, гадая, придёт она или, почуяв неладное, не явится вовсе… Сидели в салоне, вглядываясь сквозь стекло в окружающую темноту, слегка мандражировали, ободряли друг друга успокаивающим шёпотом,: «Нас же двое — против неё одной!.. Это ж — плёвое дело!..»

Но плёвое или не плёвое, а всё равно — страшно…

С каждой секундой ожидания Алла в их воображении становилась всё могучей, вооружённей и опасней…

В 23.00, на час позже обусловленного, из густой тьмы вынырнула Скворцова.

Весёлая, ничего не подозревающая (или кажущаяся таковой), на плече – сумочка. Первым делом — обняла Аврахова, плотно прижалась к нему в долгом поцелуе. (По мнению Чеботаря: «Проверяла — нет ли при нём оружия…»).. Дениска тоже удостоился несколько весьма напоминающих молниеносный обыск дружеских пинков в живот и бока.

Но парни, проявив смекалку, оружия при себе — не имели.

»Опель» стоял в глухом месте косы, среди кустов. Алла обошла вокруг авто, и при свете оказавшегося у Аврахова фонарика всё осмотрела… Глянула а багажник и в моторный отсек, села в кабину, восхищённо цокнула языком. Аврахов сел рядом с нею, что-то оживлённо рассказывая. А Чеботарь — остался снаружи, поджидая заворковавшую парочку под деревом.

С самого начала они с Авраховым решили: убивать Аллу — не в машине (заляпает всё кровью!), и не рядом с машиной (по той же причине, а также и чтоб у неё в решающую минуту не нашлось укрытия), а где-нибудь поближе к берегу…

Тем временем парочка явно отвлеклась от деловой беседы: из машину донеслись сладострастные стоны и охи… Это Скворцова и Аврахов, разгорячившись созерцанием авто-красавца, предались прелестями скоростного секса!..

«Я офонарел… — вспоминал Денис. — Он же… дядя Паша… Он знал прекрасно, что сейчас мы её угрохаем!.. Как же мог — в ТАКУЮ минуту… Я б — ни за что!.. Неудобно было бы… Стыдно!..»

Но так или иначе, а он стоял и ждал, пока всё закончится.

Наконец минут через десять стоны прекратились, и вскоре любовники вылезли из кабины, оба — встрёпанные, вспотевшее, удовлетворённо ухмыляющиеся…

Чеботарю даже на короткое время показалось, что передумал дружок валить тёлку. На душе одновременно стало и досадно (гикнулась штука!), и радостно (не взял на себя страшный грех!)

Но тут Аврахов предложил сходить к берегу, прогуляться и подышать свежим воздухом… Алла, дурочка, охотно согласилась!

Чеботарь понял: все планы остались в силе…

…К недалекому водоёму шли гуськом.

Первым шёл дядя Паша, освещая дорогу фонариком, то и дело оглядываясь через плечо и оживленно беседуя со Скворцовой. Шутил, травил анекдоты, вспоминал армейские приколы… Шедшая за ним Алла то и дело хихикала, но при этом — не забывала поминутно оглядываться на замыкавшего процессию Чеботаря.

Денис понимал смысл её маневров: что-то подозревая, не хотела подпускать его на дистанцию, достаточную для нанесения удара…

Зачем же тогда идёт с ними туда, где так легко — внезапно напасть и убить?..

Чеботарь вдруг осознал, что его собственная жизнь — под угрозой… Малейший промах — и он покойник!..

Психологически важным было то, что руки Дениса — пусты, и, следовательно, нанести удар ему — нечем… Чего Скворцова знать не могла — у поворота тропинки к песчаному откосу, в густой траве, лежит заботливо подготовленная приятелями железяка — увесистый обрезок трубы.

Пройдя это место, Аврахов коротко хохотнул, в очередной раз обернулся к Алле, и сказал ей нечто совсем уж забойное, при этом как бы случайно ухватив её за руку — ту самую, в рукаве которой таился нож.

Алла звонко засмеялась, — последний звук, изданный ею в своей жизни!..

Убедившись, что внимание Аллы на короткий миг полностью переключено на Аврахова, Чеботарь наклонился, щупая в траве тяжёлую желку, и не спуская глаз с воркующей перед ним парочки, затем — рывком выпрямился, шагнул вперёд, и — с размаху саданул Скворцову ломиком по затылку!..

Её смех мгновенно оборвался.

Она рухнула навзничь, даже не вскрикнув…

Падая, дёрнула державшего её за руку Аврахова, и от этого толчка он даже уронил фонарик, который отлетел в сторону и погас.

Во тьме невозможно было точно определить, мертва Скворцова или только потеряла сознание, поэтому друзья, быстренько обмотав ей шею верёвкой, оказавшейся у хозяйственного .Чеботаря в кармане, долго-долго душили, тревожно прислушиваясь к исходящим из её груди булькающим звукам…

И всё равно казалось: оживёт!.. Как кошка, у которой — десять жизней… Воскреснет, и — явится к ним за расплатой…

Тогда — дотащили тело до берега, там вынули из её рукава ножик, привязали к её шее верёвкой камень, спихнули в воду — и минут десять постояли, ожидая, не всплывёт ли, не вылезет ли на берег, не придётся ли убивать её снова и снова…

И только тогда окончательно поверили: амбец суке!..

Кое-как замели на берегу все следы, нашли в траве фонарик Аврахова и сумочку Скворцоовой, сели в «Опель» и уехали. Оставили «Опель» на стоянке, и разошлись по домам. Всё!..

(Тут упомяну ещё две роковых ошибки Аврахова…

Первое – оставил в трупе свою сперму… Зачем?!. На фиг понадобилось с нею совокупляться перед убийством?!.

И второе: разумней было не бросать тело в воду, а в багажнике «Опеля» отвезти за город, и там — зарыть в безлюдном месте.

Нет трупа — нет и убийства, а госбезы исчезновение Скворцовой расценили бы как бегство от них…

Но приятелям хотелось отделаться от этого кошмара как можно раньше!.. Они действовали инстинктивно, не задумываясь… Даже и не подумали заранее позаботиться о полиэтилене, чтоб устлать багажник изнутри, и не запачкать машину кровью… Пугали и гаишники: не остановят ли в дороге?.. Не заглянут ли в багажник?.. Не обнаружит ли труп?!.

В общем, убийство творилось неумело, бездарно и тупо!..

Но им дважды повезло: не нашлось ни одного свидетеля убийства, и прошедший ночью дождь так своевременно смыл почти все следы…)

…Так выглядело всё произошедшее в изложении Чеботаря.

О наличие у Скворцовой и якобы выхваченном ею из сумочки (по слова Аврахова) пистолете он не знал ровным счётом ничего.

Для удобства упускаю некоторые второстепенные моменты…

Скажем, не сразу же Денис признал, что именно он нанёс первый удар, нет — попытался свалить эту сомнительную честь на Аврахова… Но опера быстро убедили его, что врать им — больно, а врал он куда менее убедительно, чем говорил правду, за километр его брехню можно отличить!..

Осознав это, Денис в итоге рассказал «всё как на духу!»

…Завершающий в его рассказе штришок: хоть уж более трёх недель прошло с момента убийства Скворцовой, но обещанную тысячу долларов Чеботарь так и не получил. Тянул до последнего с уплатой дядя Паша. И
походило на то, что он и вовсе решил кинуть с бабками своего доверчивого дружка…

Так что убил человека Чеботарь совсем забесплатно, то есть — без малейшей для себя личной выгоды…

Я ж говорю: дурачок!..

Продолжение следует

Владимир КУЗЕМКО, для УК

Читайте также: