Осведомитель. Почему стал сексотом?..

Оно конечно, вынюхивать и доносить – не подобает званию интеллигентного человека (каковым Вадик себя считал), но и киношный Штирлиц, если вдуматься, тоже — лишь внедрённый к фашистам осведомитель, и Зорге уведомлял Москву о планах японской военщины, находясь в стане врага — что же, прикажете презирать и их?!. Да и вообще… 

  2. ПОЧЕМУ СТАЛ СЕКСОТОМ?..

…Вадик рос обыкновенным советским юношей. Вот вся его биография вкратце: детсад с песенками и стишками про дедушку Ильича, школа (октябрёнок, пионер, комсомолец), университет… Вера в светлое коммунистическое будущее, преданность советскому народу, любовь к Партии и желание вступить в её ряды (как по идейным мотивам, так и из вполне уважаемого обществом желания занять в жизни место повыше). Но студентов в Партию не принимали (разве только перед этим служил в армии, и там — заслужил), — приходилось терпеливо ждать свой шанс…

По убеждениям Вадик — твердокаменный беспартийный большевик, но дураком никогда не был, и потому замечал в прекрасной советской действительности куда больше недостатков, чем принято было сообщать об этом в газетах. Окружавшие Вадика современники казались ему какими-то неправильными — много курили, пили и ругались матом, мало читали труды Ленина и материалы партийных съездов, работали спустя рукава, страдали мещанством и вещизмом, по мелкому воровали, аморальничали…

В общем, совершенно не напоминали тот великий советский народ, о сформировании которого в СССР прожужжала все уши пропаганда. Вадик понимал, что ему просто не повезло с окружением, и настоящих советских людей полным-полно где-то там, за ближайшим углом, но всё равно — обидно!..

На фоне зримого невооружённым взглядом людского несовершенства даже и из материалов партсъездов было понятно, что дела в стране идут не на пять с плюсом. Никак не становилась эффективней экономика, производительность труда отставала от западной, прилавки магазинов показывали дефицит качественных товаров, а что получше – продавалось «из-под прилавка», и лишь своим…

Органы государственного управления казались громоздкими и неповоротливыми, распространённость получили бездушие и бюрократизм, и при всём бескрайнем уважении к Политбюро ЦК КПСС как мудрому и всезнающему штабу Партии — давно уж надоели дряхлые лица многих членов Политбюро, особенно — «нашего дорогого и любимого Леонида Ильича», героя множества анекдотов…

Правда, уж полгода Генеральным Секретарём ЦК был Андропов, которому Вадик особенно доверял, и при котором в партии и обществе наконец-то начались долгожданное наведение порядка и давно назревшие реформы, но дела по-прежнему шли со скрипом, и вадиковы современники всё так же неутомимо пили водку, халтурно работали, клямзили с работы по мелочи, распутничали и отказывались самоотверженно отдавать все силы интересам общества…

Да что за примерами далеко ходить — взять хоть исторический факультет. Вроде бы – полнокровное университетское образование, множество досконально знающих свой предмет преподавателей, две библиотеки с богатыми фондами — научная и художественная… Но Вадик нутром чуял: не так их учат!.. Не тому и не так!..

Вместо огромного количества фактов из различных сфер исторической науки — множество схоластических схем, примитивных и приблизительных, выйти за рамки которых – значит тотчас получить по лбу от идеологических надсмотрщиков… В основе этих схем-«болванок» — мысли, оценки и выводы основоположников марксизма-ленинизма, решения партийных съездов и пленумов, спускаемые в идеологические «низы» указания директивных органов, а также работы тех из академиков и профессоров, кто в данном направлении исторической науки считался «главными», то есть облечёнными особым доверием Партии, и потому — основополагающими…

В этих условиях знание конкретного фактажа не только мало помогало, но зачастую и мешало, вызывая у обучающих тебя преподавателей подозрения: уж не слишком ли много ты хочешь знать о данной эпохе?.. Не суешь ли свой любопытствующий нос намного дальше, чем рекомендовано и разрешено к знанию на твоём уровне?..

Доходило до маразма, до очевидных нелепостей… Скажем, весь мир знал, что Троцкого в 1940-м году убил агент советской разведки, который после своего освобождения в 1961-м году получил за это в Москве звание Героя Советского Союза (это Вадик узнал от изредка всё же слушаемого им «Голоса Америки»). Наши же говорили совсем другое: «убит своим помощником- троцкистом!» А чего скрывать?!. Этим подвигом советского разведчика, уничтожившим злейшего врага Советской власти, гордиться надо, а не стыдиться!..

Кстати, тот же Троцкий упоминался в исторической и политической литературе исключительно в негативном смысле (хотя и ежу понятно: коль уж Ленин в годы гражданской войны держал его на руководящих должностях – значит, была же от него и какая-то польза!) И тут доходило до абсурда. Скажем, как-то заметил Вадим: в списке упоминаемых в одном из сборников документов по истории гражданской войны фамилия Троцкого упомянута 5 раз, а при изучении страниц, на которые были ссылки, Вадик находил Троцкого лишь на 4-х…

Внимательно изучив пятую страницу, содержащую перечень кораблей одной из красноармейских флотилий, он понял: скорее всего, имя Троцкого содержалось в одном из названий (скажем, бронекатер «Имени Председателя Реввоенсовета Республики тов. Троцкого»), бдительный цензор это политически ошибочное название заметил и из текста документа выкинул, но убрать ссылку на страницу — не догадался… А студенту теперь — читай, гадай и про себя возмущайся!..

Другой пример…На 1-м курсе Вадик читал написанную несколько десятилетий назад монографию давно умершего профессора Грекова «Киевская Русь», так же именовалось это государство и в прочей научной литературе… Вдруг через год кого-то в Идеологическом отделе ЦК КПСС ошарашило: уж не украинский буржуазный национализм таким образом пропагандируется?!. Мигом задним числом переименовали давно исчезнувшее государство — теперь оно везде в литературе называлось «Древняя Русь», и так же называлось новое переиздание монографии Грекова, с аналогичными изменениями в тексте… Но если автор давно скончался – как можно самовольно коверкать его творчество?!.

Ещё примерчик… Советско-финскую войну 1939-1940 годов без всякой видимой причины директивными органами было приказано именовать в научной и общественно-политической литературе «советско-финским конфликтом»… Ничего себе конфликт — столько убитых! (Кстати, сколько именно советских солдат погибло в том «конфликте»-войне — не сообщалось, как и в абсолютном большинстве аналогичных случаев, а самостоятельно копать в этом направлении — запрещалось!..

А, да много всякого, обидного, позорного даже коробило сознание Вадика… Хотелось высказаться об этом во весь голос!.. Но он видел на ряде примеров, как ломают и гнут на истфаке тех, кто слишком много задавал вопросов, и вообще — болтал… Чтобы не бояться последствий для любого из своих откровений, нужна была надёжная защита от просвечивающего всех студентов истфака насквозь незримого луча… Став сексотом, Вадик автоматически получал эту защиту… Люди Железного Феликса своих в обиду не дают!.. «Почему такого-то числа в обществе таких-то ляпнул то-то и то-то?.. Да потому, что – сексот!.. Это их обязанность, в конце концов: ляпать языком, а потом следить за реакцией собеседников…»

Разумеется, для Самсонова все видимые им недостатки и упущения советской действительности не отменяли, и не затемняли главного: власть в Советском Союзе — народная и для народа, в космосе почти беспрерывно — советские космонавты, всё прогрессивное человечество с жадным восторгом чутко прислушивается к каждому произнесённому в Кремле слову, и переход всей планеты к развёрнутому коммунистическому строительству — не за горами!.. Это вселяло уверенность в том, что избранный Партией курс верен, и из этого же вырастала твёрдая убеждённость в том, что выполнить поручение ,Комитета Государственной Безопасности Вадик не только может, но и обязан!..

Причём, кроме священного долга каждого нашего человека помогать советскому социалистическому государству в защите его интересов , тут некоторым образом наблюдалась и личная выгода, измеряемая далеко не только возможностью безнаказанно трепать языком… Давно уж и самому хотелось поучаствовать в серьёзном, настоящем деле!..

Ведь что такое — студент?.. Малозаметное ничто, жалкая щепка в бушующих волнах бытия!.. Любой способен его обидеть. Преподаватель «неуд» влепит… Комендантша из общаги выкинет… Однокурсник по пьяни в лоб двинет… Рыхловатая буфетчица Нюрка — и та обсчитает, обложит матом, всучит несвежий пирожок, от которого потом живот скрутит… И попробуй студент хоть слово вякнуть — живьём съедят!..

Думаете, не обидно?!. Но — терпи, студент!.. Учись, и – терпи…

Если же Вадик станет сексотом … Хотя нет, у этого слово-сокращения какой-то неприятный смысловой оттенок… Если он станет СЕКРЕТНЫМ СОТРУДНИКОМ органов государственной безопасности, то обретёт новый и общественно важный смысл своего существования!..

Оно конечно, вынюхивать и доносить – не подобает званию интеллигентного человека (каковым Вадик себя считал), но и киношный Штирлиц, если вдуматься, тоже — лишь внедрённый к фашистам осведомитель, и Зорге уведомлял Москву о планах японской военщины, находясь в стане врага — что же, прикажете презирать и их?!. Да и вообще… Каждый советский гражданин должен всячески способствовать Отечеству во всём, что помогает уверенней идти по путям коммунистического строительства!.. Если ясна, понятна и благородна конечная цель, то разве могут быть плохими те способы и методы, что ведут к достижению этой цели?!.

«Донести на нормального, не нарушающего закон человека – подло, но выступивший против родной Советской власти – автоматически ставит себя вне и закона, и морали… По отношению к врагам советского народа, и ради счастливого коммунистического будущего человечества — можно и совестью немножечко покривить!..

Так думал студент Самсонов, и его решимость всячески помогать КГБ крепла с каждым днём…

Продолжение следует

Владимир КУЗЕМКО, для УК

Читайте также: